В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
В разделе
Календарь
18
января, пт
05 января по старому стилю

Посмотреть события этого дня

История покаяния русского народа

Когда говорят о том, что Чин Покаяния является не каноническим и противоречит Святому Писанию и Преданию, забывают о том, каким было покаяние русского народа в 1607 году по благословению св. Патриарха гермогена и какие плоды оно принесло...

Читать полную версию этой статьи
Автор статьи: Редакция  |  Опубликовал: Адвокат 21 ноября 2009

 
Статейный список, о посылке от Царя Василия Иоанновича и Патриарха Ермогена Крутицкого Митрополита Пафнутия и Симоновского Архимандрита Пимена в Старицу по бывшаго Патриарха Иова, о пришествии его в Москву и о соборном разрешении Российскаго народа в клятвопреступлении Царю Борису Феодоровичу и его семейству, с прописанием:
1) Послания Патриарха Ермогена к Иову,
2) Соборной прощальной грамоты и
3) Челобитной гостей, торговых и черных людей.

Лета 7115 Февраля в 2 день, благородный и благоверный и благочестивый и христолюбивый великий Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович, всеа Русии Самодержец, велел отцу своему и богомольцу святейшему Ермогену, Патриарху Московскому и всеа Русии, и Митрополитом, и Архиепископом, и Епископом, и архимаритом, и игуменом, быти к себе Государю, для своего Государева и земского дела.
И Февраля в 3 день, у Государя Царя и Великого Князя Василья Ивановича все Руси святейший Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, да с ним Пафнотей Митрополит Сарский и Подонский, да Арсеней Архиепископ Архангельский, и архимариты и игумены были.И Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович всеа Русии, советовав со отцем своим и богомольцом святейшим Ермогеном, Патриархом Московским и всеа Русии, и с Митрополиты, и со Архиепископы и Епископы, и со архимариты, и со игумены, приговорил послати в Старицу, по прежебывшаго Иева, Патриарха Московского и всеа Русии, Крутицкаго Митрополита Пафнутия, да Симановского архимарита Пимина, да Патриархова архидьякона Алимпия, да дьяка своего Григорья Елизарова; да с ним же велел Государь послати своей царьской конюшни каптану, подбиту соболми, а в ней восмь санников, да простых на перемену восмь же санников, да с каптаною и с санниками послал Государь своего Государева конюха Посника Крюкова да с ним стряпчих конюхов, для того, чтоб Иеву Патриарху, приехав к Москве, простити и разрешити всех православных крестьян в их преступлении крестнаго целованья и во многих клятвах.И по Государеву Цареву и Великого Князя Василья Ивановича всеа Русии указу, в Старицкий монастырь, к Иеву Патриарху, Крутицкой Митрополит Пафнутей, да Симановской архимарит Пимин, да архидьякон Алимпей, да Государев дьяк Григорей Елизаров, и с каптаною и санниками Государев стремянной конюх Посник Крюков и стряпчие конюхи, отпущены в Старицу Февраля в 5 ден; а с ними послана от Ермогена, Патриарха Московского и всеа Русии, к Иеву Патриарху грамота такова:«Государю отцу нашему, святейшему Иеву Патриарху, сын твой и богомолец Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, Бога молю и челом бью. Благородный и благоверный, и благочестивый, и христолюбивый, великий Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович, всеа Русии Самодержец, советовав со мною, богомольцем своим, и со всем освященным собором, и с бояры, и с околничими, и с дворяны, и с приказными людми, и со всем своим цаьским сигклитом, и с гостми, и с торговыми людми, и со всеми православными християны паствы твоея, послал молити святительство твое, чтобы ты учинил подвиг, ехал в царьствующий град Москву, для его Государева и земского великаго дела; да и мы молим со усердием святительство твое и колени преклоняем, сподоби на видети благолепное лице твое и слышать пресладкий глас твой: презелне бо желаем тя чувственными очима зрети и Богом благословенныя десницы твоея сподобитися, паче же о сих, еже благосердне препошлеши о нас молитву твою к трисобственнаго естества владычьству, да сподобит премилостивый Бог, за молитв святых твоих, Росийское государьство жити в мире и в покое и в тишине, и подаст великому Государю нашему Царю и Великому Князю Василью Ивановичу всеа Русии здравие и на враги победу, и святым своим церквам и християнской нашей непорочной вере благое и крепкое состояние; а мы должни, елика наша сила, сего же безсмертнаго зиждителя нашего Бога молити о твоем святительском благом пребывании. А милость Божия и Пречистыя Богородицы, и великих Чудотворцев Петра и Олексея и Ионы молитва, да и нашего смирения благословение, да есть и будет со святительством твоим всегда и во веки аминь.

Писан на Москве, лета 7115 Февраля в 5 день».И Февраля в 14 день, по Государеву Цареву и Великого Князю Василья Ивановича всеа Русии указу и по совету святейшаго Ермогена, Патриарха Московского и всеа Русии, и всего освященного собора, прежебывший Иев Патриарх в царьствующий град Москву приехал: и Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович всеа Русии велел Иеву Патриарху быти на Троецком подворье, до своего Государева указу.И Февраля в 16 день прежебывший Иев Патриарх да святейший Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, советовав с Митрополиты, и со Архиепископы и Епископы, о том, чтоб им молити Господа Бога и призывати в помощь Пресвятую Владычицу Богородицу, истинную Християнскую надежу и заступницу, и великих святителей Московских Петра и Олексея и Иону, и новоявленного страстотерпца Христова Царевича Димитрия, и всех Святых иже от века Богу угодивших, чтобы премилостивый Господь Бог, молением Матере своея пречистыя и преблагословенныя Владычицы нашея Богродицы и Приснодевы Марии и всех Святых, умилосердился на них, и на всем освященном соборе, и на всех православных крестьянех, в том, что они, после отшествия к Богу приснопамятнаго Государя и Царя и Великого Князя Федора Ивановича всеа Русии, избрав на Московское государьство царьствовати Царя Бориса, и крест ему Росийкого государьства бояре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дияки, весь его царьский сигклит, и дети боярские, и всякие служивые люди, и гости, и торговые всякие люди, и все православные християне, целовали; а мы, весь освященный собор, знаменовалися честными и животворящими кресты, в соборной и апостольской церкви, что было всем нам и всем православным крестьяном Царю Борису, и Царице его Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, служити и прямити и добра хотети во всем и мимо их на царьство не искати никого, и утверженую грамоту с клятвою о том написали; и после Царя Бориса целовали все православнии христьяне крест Царице его Марье и Царевичу Федору и Царевне Ксении, а они, Иев, тогда бывый Патриарх и Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, и весь освященный собор знаменовалися честными и животворящими кресты; и на чем им все мы и все православные крестьяне обещалися и клятвы на себя полагали, и то все преступили, и Царицу Марью и Царевича Федора Московстии народи с царьского престола свергнуша, и на смерть предаша, и много безчиние святей церкви учиниша, и воображение Ангелово, иже устроено было на гроб Спасов, раздробиша и позорующе носили по царьствующему граду Москве; и потом, по вражию действу, приняли на Московское государьство царьствовати злодея и прелестника и разорителя христианския веры, ростригу Гришку Отрепьева, и крест ему целовали ж, начаялися Царевичу Димитрию: — и в тех бы во всех клятвах и в преступлении крестнаго целования просити нам милости Божией и полагая упованье на премилостивыи щедроты Его, и православных всех крестьян Росийского государьства от толиких клятв разрешити и прощение им и всем нам вкупе подавати, да о том бы всем и грамота нам прощалная и разрешителная изложити. Весь же святый собор, презелне сему словеси согласующе, изложиша прощалную грамоту; а в грамоте пишет:«Великаго Господа Бога Отца, страшного и всесилнаго и вся содержащаго, пребывающаго во свете непреступнем, в превелицей и в высочайшей и велелепней святей славе трисиятелнаго величествия Своего, седящаго на престоле херувимстем с превечным и единородным Своим Сыном, Господем нашим Исусом Христом, и с божественным и животворящим Своим Духом, им же вся освящаются, единосущныя и неразделныя Троица, равнобожественныя, и равночестныя, и равнодейственныя, и равносущныя, и соприсносущныя, и собезначалныя, и единоначалныя, и трисоставныя, и неразделныя, в трех составех единаго Божества, Царя царьствующим и Господа господьствующим, непреодоленнаго и всякия силы крепчайшаго, им же Цари царьствуют и велицыи величаются, сего в Троицы приснославимаго Бога нашего недоумеваемыми и неведомыми судьбами и неизреченным премудрым промыслом всяко создание от небытия в бытие создавается, и от несущих в существо приводится, и от рода в род присвояются и лета считаются: от Него же приемше земля наша Руская своими Государи величатися и властвовати, им же начало и корень бысть Рюрик глаголемый, от колена Августа Кесаря Римскаго, первый Великий Князь в Руси, в Великом Новегороде, от его же рода благоверный Великий Князь Владимер Киевский, крестивый землю нашу Рускую святым крещением, в четвертом степени произыде; от него же Владимера, глаголю, великие християньстии поборницы, благоверные Цари и Великие Князи Рустии, по царьским степенем произыдоша, даже до сего времени, в нем же Государь наш, благоверный и христолюбивый Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Русии, седьмыйнадесять царский степень от Великого Князя Владимера обретеся, самодержавствова скифетроцарствия великаго Росийскаго государьства. Сего убо общедателный долг, преправедным и непременным судом Божиим, достиже: великий, превысокий, православный столп, корень благоверия, предивный цвет благочестия, степень царьский, Констянин новый, Владимiр славный, Ярослав дивный, Александр пречудный, Государь наш Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Русии, грех ради наших оставя земное царство, отиде в вечное блаженьство небеснаго царьствия; а по отшествии от жития сего, великий Государь наш Царь и Великий Князь Иван Васильевич, всеа Русии Самодержец, на всех своих великих государьствах скифетродержания Росийскаго царствия повелел царствовати на Росийском государьстве благородному сыну своему, великому Государю нашему Царю и Великому Князю Федору Ивановичу, всеа Русии Самодеръжцу; а второму сыну своему, Царевичу Дмитрею Ивановичу, дал в удел своей царьской отчины град Углеч и иные грады, и великого Государя нашего Царевича Димитрия на Углече не стало в [70]99 году, прият заклание неповинно от рук изменников своих. А великий Государь наш Царь и Великий Князь Феодор Иванович всеа Русии на своей царьской степени на Росийском государьстве, на преславном престоле прародителей своих, великих Государей наших, крестоносных Царей, царьствовал четыренадесять лет и, праведным и непреминутельным судом Божиим, от жизни сея преселися в вечное блаженство небесного царьствия: и царьский корень, иже толикими леты влечашеся, сократися, наследия и вожа преславному государьству Росийскаго царьствия их царьского изращения не остася. И по отшествии к Богу великаго Государя нашего Царя и Великаго Князя Федора Ивановича, всеа Русии Самодержца, мы смирении богомолцы его, аз Иев, бывый Патриарх царьствующаго града Москвы и всея Великия Росии, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и Архимариты, и игумены, и весь освященный собор, и бояре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дьяки, и весь царьский сигклит, и гости, и дети боярские, и всякие служивые и торговые люди, и все православные крестьяне царьствующаго града Москвы, с женами и с детми и с сущими млеко младенцы, били челом и молили Государыню нашу Царицу и Великую Княгиню Ирину Федоровну всеа Русии с великим воплем и неутешным плачем, чтобы она Государыня нас пожаловала, в содержании скифетра своих великих государьств Росийскаго царьствия была по прежнему и нас сирых до конца не оставила; и по многое время о том все мы вкупе со всеми православными крестияны ее великую Государыню молили и били челом со всяцым усердием. И великая Государыня наша Царица и Великая Княгиня Ирина Федоровна всеа Русии нам о том отказала и восхотела, по своей к Богу вере и по душевному желанию, обещание свое исполнити и восприяти равноангельный иноческий образ, а правити великаго государьства Росийскаго не изволила; и после преставления приснопамятного Государя нашего Царя и Великого Князя Федора Ивановича, всеа Русии Самодержца, в 9 день изыде от своих царьских полат и вниде в пречестную обитель Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Одигитрия, в Новой девичь монастырь, и пременив земное царьство благолепным пременением, изволила прияти тихое и безмолвное иноческое житие, облече себе во ангелолепный иноческий образ.

Мы же богомолцы ея, аз Патриарх Иев царьствующаго града Москвы, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и со всем освященным собором, и бояре, и околничие, и дворяне, и приказные всякие люди, и дьяки, и гости, и служивые и торговые люди, и все православные крестьяне, с женами и с детми и с сущими млеко младенцы, били челом Государыне Царице и Великой Княгине Олександре Федоровне всеа Русии, чтобы она нас сирых не оставила и Росийского государьства безгосударна и безнадежна не учинила, дала бы нам на царьство брата своего Бориса Федоровича; также и Борису Федоровичу били челом и молили со слезами по многие дни, чтоб он нас пожаловал, на Росийском государьстве был Царем и Самодержьцом всей Росийской земле, Государыня же Царица и Великая Княгиня инока Олександра Федоровна всеа Русии и брат ея Борис Федорович к молению нашему никакоже быша преклонны, и ни единожда, но по многие дни прошение наше презирающе. И по сих аз Патриарх Иев и весь освященный собор, и бояре и околничие и весь царьский сигклит, и все православные християне, советовав о том, как нам в Московском государьстве жити безгосударным и такому великому Росийскому царьству быти сиру и престолу царьскому вдовствовати, и положиша совет таков, что мне Патриарху со всем освященным собором, и бояром, и околничим, и дворяном, и всему царьскому сигклиту, и всем православным християном, сотворив празднество пресвятей Владычицы нашей Богородицы честнаго и славнаго Ея Одигитрия, в соборной и апостольстей церкви Ея в царьствующем граде Москве, и по всем святым церквам и по честным монастырем, и вземше честные и животворящие кресты и чудотворные образы, Пречистыя Богородицы Владимiрския, и образ Пречистыя же Богородицы чудотворцова Петрова писма, и иные чудотворные образы, и идти в Новой девичь монастырь, и паки молити и бити челом со слезами великой Государыне Царице т Великой Княгини иноке Олександре Федоровне всеа Русии и брату ее Борису Федоровичу, чтобы они нас сирых не оставили и Росийскаго государьства вдовствовати не сотворили: пожаловала бы Государыня моления нас всех православных християн не презрела и слез и рыдания всенароднаго множества не оставила, благословилаб на Росийском государьстве царствовати брату своему Борису Федоровичу; а Борис бы Федорович такоже моления всех нас, паче же и великаго подвига честных и животворящих крестов и чудотворных образов, не презрел, был на Московском государьстве Царем и Самодръжцем всей Руской земле. И Государыня Царица и Великая Княгиня инока Олександра Федоровна и брат ее Борис Федорович, великаго ради подвига честных и животворящих крестов и великих чудотворных икон, моления нашего не презрели: брата своего Бориса Федоровича на Росийском государьстве царствовати благословила и Борис Федорович нас пожаловал, на Росийском государьстве Царем учинился. И мы, аз бывый Патриарх Иев, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор, в соборной и апостольстей церкви знаменовалися честными и животворящими кресты, а бояре и околничие, и дворяне, и приказные всякие люди, и дияки, и гости, и служивые и торговые всякие люди всего Московского государьства, животворящий крест целовали, на том, что нам всем Царю Борису Федоровичу, и Царице его Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, служити верою и правым сердцем, а зла никоторого на них не думати и не изменити ни в чем и во всем правити по тому, как мы единородныя и безсмертныя души свои ему давали и жевотворящый крест целовали; и две грамоты утвержельныя с великою клятвою о всем о том написавше, и руки свои приложили, и печати свои привесили, и едину положивше в царьских хранилищах, а вторую положивше во святей велицей соборней и апостольстей церкви Пречистыя Богородицы. И царьствовавшу Царю Борису на Московском государьстве седмь лет, и во времена царьства его, огнедыхательный диявол, лукавый змей, поядатель душ человеческих, не хотя добра роду человечу и святыя нашея православныя християнския веры в крепости быти, и святых божественных церквей в неподвижном состоянии, и нас всех православных крестьян в мирном союзе, и хотя облещи нас в клятву яко в ризу и в преступление целования животворящаго креста, воздвиже на нас подобна себе врага, нашего же Росийскаго государьства чернеца Гришку Отрепьева, избежав от Росийского государьства в Литовскую землю и тамо испустив из себе бесоданный ему диявольский яд, назва себе приснопамятнаго Государя нашего Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Русии сыном, Царевичем Дмитреем; королю же Литовскому Жигимонту еще в то время с нашим Государем в мирном постановлении бывшу, но, для разорения християнския нашия непорочныя веры и святых Божиих церквей, крестное целование преступил и мирное постановение порушил, послал с тем вором Литовских людей и Запорожских Черкасов в вотчину Росийския области, в Северскую украйну: и в седьмое лето царьства Царя Бориса Федоровича пришел тот вор рострига Гришка Отрепьев, с Литовскими людьми и с Запорожскими Черкасы, в вотчину Росийския области, в Северскую украйну, в город Чернигов и в иные Северские городы, и прелстил их своим злодейством и волхвованием и бесовским мечтанием, и Северские люди украйны и християнския веры мало памятуют, забыв Бога и православную веру и крестное свое целованье преступив, с тем вором соеденилися, и многия святыя Божия церкви осквернили, и многую кровь християнскую пролили, и безчисленное убийство людем содеяли. Егда же сему прежереченному врагу Божию и гонителю на християнскую веру, ростриге, бывшу в Северских городех, мы же, аз смиренный Иев, бывший в то время Патриарх в царьствующем граде Москве, вам бояром, и дворяном, и приказным людем, и дьяком, и служивым людем, и гостем, и торговым всяким людем, всем православным хрестьяном, про того вора про ростригу извещал подлинно, про того вора про ростригу извещал подлинно, как он поверг иноческий и дияконский чин, и как избежал от Росийскаго государьства в Литовскую землю, и кто он именем, и чей сын, и как он жил во дворе у меня Иева Патриарха; и о том подлинно же вам сказывал, что Царевич Дмитрей убит в Углече в [70]99-м году, при царьстве блаженныя памяти великаго Государя нашего Царя и Великого Князя Федора Ивановича всеа Русии; и в полки к бояром, и воеводам, и дворяном, и ко всей рати, и о том о всем писал подлинно, и здеся в царьствующем граде Москве по всем сотням о том подлинныя памяти розсылал, и наказывал, и укреплял всех вас, чтобы вы памятовали Бога и крестное свое целование и души свои, на чом целовали крест Царю Борису, Царице его Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, и сам вам на собя великую клятву полагал, что воистинну прямой вор рострига, а не Царевич Дмитрей: и вы в том наше наказание и заклинание, и свои души, и крестное целование, все в презрение положили и отнюдь нас в том ни в чем не послушали. И судом Божиим, в царьствующем граде Москве, Царя Бориса Федоровича не стало, а после его остался сын его Царевич Федор: и мы, аз Иев Патриарх, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор, и бояре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дияки, и столники, и стряпчие, и весь царьский сигкл.

Царевич Федор: и мы, аз Иев Патриарх, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор, и бояре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дияки, и столники, и стряпчие, и весь царьский сигклит, и гости, и из городов служивые всякие люди, и царьствующаго града Москвы и из иных изо всех градов, которые в то время прилучилися в царьствующем граде Москве, все православные крестьяне били челом Царя Бориса Царице Марье да сыну ей Царевичу Федору, чтоб они на Московском государьстве царьствовали, а Царевич бы Федор именовался Царем и Велики Князем всеа Русии; и яз Иев, бывый Патриарх, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор, в соборной церкви Пречистыя Богородицы знаменовалися честным и животворящим крестом, а бояре и околничие, и дворяне, и весь царьский сигклит, и служивые люди, и гости, и торговые всякие люди, животворящый крест целовали на том, что было всем нам служити им верою и правым сердцем, и зла на них ни которого не умышляти, и ни в чем им не изменити, по прежней утверженой грамоте. И грех ради наших и всего православного християнства, попусти на ны Бог сего же прежереченнаго врага и гонителя и злодея, ростригу Гришку Отрепьева, и прелсти вся люди Божия именем Царевича Дмитрея Ивановича, толикий мятеж учинил в православных крестьянех, его же от начала света в божественном Писании не обретается: еже всем нам известно есть, яко той враг Божий прелстив Северские и Резанские все городы и Росийского государьства полки, которые против его врага стояли под Кромами, и не устыдився помыслити коснутися и самому преславному царьствующему граду Москве, прислал свой воровской лист и ими же и инде прельщал, и сим своим злым листом царьствующаго града Москвы всех Божиих людей в злую прелесть и смятение низложи, иже вси в соблазн внидоша, пряме того вора нарицающе Царевичем Дмитреем, и крестное целование, на чем целовали крест Царю Борису и Царице Марье и Царевичу Федору, и на чем написали с великими клятвами утверженую грамоту, и сия вся толикия клятвы православнии християне они преступиша и наше соборное моление в презрение положили, и по грехом, того вора, не ведая о нем подлинно, что он враг Божий рострига, а не Царевич Дмитрей, и не уверяся о том достоверно, восхотеша на Российское государьство царствовати прияти и животворящий крест тому вору целовали, именем Царевича Дмитрея Ивановича, и Царицу Марью и Царевича Федора и Царевну Ксенью с царьского престола свергнуша, и от царьских полат изженуша, и злою смертию удавления умориша, и святую соборную и апостолскую церковь Пречистыя Богородицы опозориша: множество народа царьствующаго града Москвы внидоша во святую соборную и апостолскую церковь, со оружием и дреколием, во время святаго и божественного пения, и не дав совершити божественныя литоргии, и внидоша во святый олтарь, и меня Иева Патриарха из олтаря взяша и во церкви и по площади таская позориша многими позоры, и в царских полатах подобин Христова телеси и Пречистыя Богородицы и Архангелов, иже уготовленно было на Господню плащаницу под златые чеканные образы, и то вражию ненавистию раздробиша и, на копья и на рогатины въстыкая, по граду и по торжищу носяху, позорующе, забыв страх Божий; и потом сий враг, рострига, приехав в царьствующий град Москву, с Лютори, и с Жиды, и с Ляхи, и с Римляны, и с прочими осквернеными языки, и назвав себе Царем, коснуся царьскому венцу, и владея таким превысоким государьством мало не год, и которых злых дияволских бед не сделал, и коего насилия не учинил, еже и писати неудобно есть: розных вер злодейственным воинством своим, Лютори и Жиды и прочими осквернеными языки, пришедшими с ним, многия крестьянския церкви осквернил, и не прия в сытость сицева бесовскаго яда, но и до конца хотя разорити нашу непорочную християнскую веру, прияв себе из Литовския земли невесту, Люторския веры девку, и введе ея в соборную и апостолскую церковь Пречистыя Богородицы и венча царьским венцом, и повеле той своей сверной невесте прикладыватися и в царьских дверех святым миром ея помазал. И таковое злое начинание его видев, кто от правоверных крестьян к человеколюбивому Богу не восплакал, и кто от жалости сердечныя не возстонал? Но убо, различнаго ради его мучения и смертнаго посещения, мнози и знаемии его злодеи не смели дерзнути возвестити о нем, что он злодей рострига, а не Царевич Дмитрей; но паче всю надежу свою возложили на Бога и на Пречистую его Богоматерь, и на великаго страстотеръпца Царевича Дмитрея, и всех Святых. Видев достояние свое в такове погибели и християнскую нашу веру разоряему, воздвиже на него велегласна обличителя и злому умышлению его проповедника, великаго Государя нашего, воистинну свята и праведна Царя и Великого Князя Василия Ивановича всеа Русии, и аще и многое безчестие и гонение мало и не до смерти пострада, но того врага милосердый Бог, промыслом его, доконца сокрушив: убьен бысть от всенароднаго, и скареднаго тела его не осталося. А на Росийское государьство, по премногу к нам Божию человеколюбию, избран бысть Царь и Самодержец, великий Государь наш, Князь Василей Иванович всеа Русии, понеже он Государь от корени прежебывших Государей наших Царей, по степени царьских родов, от благоверного Великаго Князя Олександра Ярославича Невского; и святая наша християньская вера в прежний благий покой возвратися и сияти нача яко солнце на тверди небесней, и святыя церкви от осквернения очистилися, и все мы православные християне, аки от сна возставше, от буйства уцеломудрихомся.

Искони же ненавидяй добра роду человеческому прегордый сатана, иже вместо светлости ангельския в темный мрак пременися и вместо существа ангельского диявол наречеся, не хотя православных християн во святей християнстей вере и в любви и в мире сожительствовати , воставил плевел зол, хощет поглотити пшениценосные класы; Богу же сия на ны попустившу, за умножение грех наших, собралися тое ж прежепогибшие Северския украйны Севрюки и иных Резанских и Украинских городов стрелцы и казаки, и разбойники, и тати, и беглые холопи, и прелстив тое ж прежеомраченную безумием Северскую украйну, и от тоя Северския украйны мнози и инии городи прелстишася и кровь православных християн аки вода проливается; а называют того мертваго злодея, иже содержа престол царьский, ростригу, жива, а нам и вам всем православным християном сего злодея смерть подлинно ведома.И ныне аз смиренный Ермоген, Божиею милостию Патриарх царьствующаго града Москвы и всея Великия Росии, и аз смиренный Иев, бывый Патриарх Московский и всеа Русии, и Митрополиты, и Архиепископы, и Епископы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор, молим скорбными сердцы и плачевными гласы премилостиваго Царя царьствующим и Господа господьствующим, благоусерднаго Владыку нашего Христа Бога, да умилосердится о всех нас, по своему предивному человеколюбию, и да излиет на нас елей милосердия своего и явит нам неизледимую причину благоутробия своего, и да покажет на нас в последних сих временех божественныя своя изрядная чудеса: подаст нам, погрязенным в пучину клятвы, свою безчисленную милость, прострет нам дародательную свою десницу и воздвигнет нас от такия презлейшия клятвы, яко от глубины потопления; и ниспослет нам божественное решение от сих заклинательных уз и от преступления сего, еже преступихом презелне, в нем же кляхомся; и покрыет нас пресветлым облаком огнезарнаго своего Божества! Да и вас молит наше смирение, благороднии князи, и бояре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дьяки, и служивые люди, и гости, и торговые люди, и вси православнии християне: подвигнетеся трудолюбезно, постом и молитвою, и чистотою душевною и телесною, и прочими духовными добродетели, и начнем вкупе со всяцем усердием молити в Троицы славимаго Господа Бога, и Пречистую его Богоматере, и великих Чудотворцов Московских Петра и Олексия и Ионы, и новоявленнаго страстотеръпца Христова Царевича Димитрия, и всех Святых, да тех молитвами подаст нам премилостивый Бог всем мир и любовь и радость, и о православной християнской вере и о святых церквах и о крестном целовании утвердить в сердцах наших крепость и рачение великое, и Росийское государьство от непотребнаго сего разделения в прежнее благое соединение и мирный союз устроить, и подаст премилостивый Господь Бог Государю нашему Царю и Великому Князю Василею Ивановичу всеа Русии на вся враги его победителная, и царьство его миром оградит, и всякия благодати исполнит! А еже вы, боляре, и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дияки, и столники, и стряпчие, и весь царьский сигклит, и дети боярские, и гости, и торговые и всякие служивые и чорные люди, и вси православнии християне, целовали честный и животворящий крест Царю Борису, и Царице его Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, на том, что было нам всем им служити и прямити и добра хотети во всем, и мимо их Государей на царьство не искати никого, и утвержельную грамоту с клятвою о том написали, и после Царя Бориса целовали крест Царице Марье, и Царевичу Федору, и Царевне Ксении, и сие крестное целование преступили и потом целовали крест, по злодейской ростригине прелести, начаялися Царевичу Дмитрею Ивановичу: и в тех во всех прежних и нынешних клятвах и в преступлении крестного целования аз Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, и аз смиренный Иев, бывый Патриарх царьствующего града Москвы, по данней нам благодати от пресвятого и животворящего Духа и полагаяся на премилостивые щедроты Божия, вас вкупе православных християн прощаем и разрешаем в сий век и в будущий, и молим Владыку нашего и содетеля Христа Бога, да подаст всем нам, и вам всем православным християном царьствующего града Москвы, и всех градов всем православным християном, иже требуют благословения и прощения, и мирное сожитие, и любовь, и радость, и всякия благостыни исполнит вас; а в будущем веце, на страшнем суде, да сподобит нас и вас Владыко наш Христос Бог ликостояния со Святыми и горняго Иеросалима наследие; а вы нас, Бога ради, такоже простите в нашем заклинании к вам, и что будет кому грубость какову показал, в том во всем простите и милостивне сотворите, да и сами обрящете милость от Бога в сем веце и в будущем. А милость Божия и Пречистыя Богородицы, и великих Чудотворцов Петра и Олексия и Ионы, и новоявленнаго страстотеръпца и мученика Царевича Дмитрея, и всех Святых молитва, и нашея многогрешныя руки благословение, да есть и будет со всеми вами, православными християны, всегда и во веки, аминь».И Февраля в 19 день, по Государеву Цареву и Великого Князя Василья Ивановича всеа Русии указу, великий господин святейший Ермоген, Патриарх Московский и всея Русии, приказал на оба Земские дворы розослати памяти, чтоб они послали по всем сотням к старостам и к соцким, чтоб они из сотен и из слобод посадские и мастеровые и всякие люди, мужеска полу, были в соборную церковь Пречистыя Богородицы, в пятницу, Февраля в 20 день, в другом часу дни; и памяти на Земские на оба дворы посланы. А в памятех пишет:«Лета 7115 Февраля в 19 день, по приказу великаго господина святейшаго Ермогена, Патриарха Московского и всеа Русии, память Григорию Федоровичу Образцову да дьяком Василью Миронову да Ивану Степанову. Велети им послати по всем сотням к старостам и к соцким, чтоб они из сотен и из слобод посадские и мастеровые и всякие люди, мужеска полу, были в соборную церковь Пречистыя Богородицы, в пятницу, Февраля в 20 день, в другом часу дни».«Лета 7115 Февраля в 19 день, по приказу великаго господина святейшаго Ермогена, Патриарха Московского и всеа Русии, память князю Ондрею Ивановичу Гундорову да диаком Нелюбу Нальянову да Василью Семенову. Велети им послати по всем сотням к старостам и к соцким, чтоб они посадские и из слобод торговые и мастеровые и всякие люди, мужеска полу, были в соборную церковь Пречистыя Богородицы, в пятницу, Февраля в 20 день, в другом часу дни».И Февраля же в 20 день, Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович всеа Русии, советовав со отцем и богомолцом святейшим Ермогеном, Патриархом Московским и всеа Русии, повелел прежебывшему Иеву быти в соборную и апостольскую церковь Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения; а всенародное множество царьствующаго града Москвы, гости и торговые и чорные всякие люди, в соборную церковь пришли же, а которые люди в соборную церковь не вместишася и те стояша вне церкви. И как, по повелению Государя Царя и Великого Князя Василья Ивановича всеа Русии, Иев Патриарх в соборную церковь пришол и прикладывался к чудотворным образом и цельбоносным ракам, и приложася у образов и у чудотворных рак, и стал у Патриархова места; а Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, учал пети молебная пения; и как Ермоген Патриарх молебная совершил, и стал на своем Патриарше месте; и потом учали гости и торговые и чорные люди всякие у прежебывшего Иева Патриарха просити прощения с великим плачем и неутешным воплем, глаголюще:«О пастырю предобрый! Прости нас, словесных овец бывшаго ти стада: всегда убо хотел еси нас пасомых быти на злаконосных полях словеснаго ти любомудрия и напаяти от сладкаго источника книгородных божественных дохматов, и крепце брегл еси нас от восхищения лукаваго змия и образуемаго пагубнаго волка; мы же, окаяннии, малодушними своим нравы отбегохом от тебе, предивнаго пастуха, и заблудихом в дебри греховныя и сами себе даша в снедь злолютому зверю, иже всегда готовь губити душа наша. Восхити нас, о богоданный решителю, от нерешимых уз, по данней тебе божественней благодати, и их же проси и молим и касаемся святительства твоего стопам; о сих вдаем в честную ти длань нашего виновнаго согрешения надписание, да повелит убо сие святительство твое прочести и явне и внимателне будет любомудрому твоему слуху».И подали гости торговые люди Иеву Патриарху от всенароднаго множества челобитную, а в челобитной пишет:«Отцем началствующему в части земли Господня, ея же глаголем Росия, первопрестолну ти сущу святыя соборныя и апостольския церкви, Иеву пресвятейшему, о Господе радоватися. Народ християнеск, чада твоя, их же породи церковию крещения паки банею бытия, от твоего отеческаго здраваго учения отторнушася и на лстивое злохитрьство лукаваго вепря уклонишася, и сверепу и немилосерду томителю себе во исправление издашася, ему же наскачущу яко иногда Иулияну, но не попусти ему Бог конечне погубити и поглотити чада твоя, яко же и преже рех церковию породи, по твоею отца нашего еже ко Владыце всех и вседержителю Богу, Господу нашему Иисусу Христу, молитвою и Пречистой его Матере, нашей християньской заступнице, преславно изъять нас от руки напрасно восхищающаго зломысленнаго волка и отнюдным промышлением на лутчее преведение яко от запленения пущает и к первому благостраданию человеколюбне возвращает: подал нам Бог, твоим отца нашего молением, вместо нечестия благочестие, и вместо лукаваго злохитрьства благую истину, и вместо хищника щедраго подателя, Государя Царя и Великого Князя Василья Ивановича, всеа Русии Самодержца; а род благоцветущия его отрасли корень сам ты, Государь и отец, во Степенной книзе написано ведаешь. И ныне тебе Государю святейшему Иеву, Патриарху Московскому и всеа Русии, Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович, всеа Русии Самодержец, о своем Росийском народе, православных християнех, и молю и прошу благословения и прощения и клятвенного еже на нас разрешения, ею же кляхомся во святей соборней и апостольстей церкви при Царе и Великом Князе Борисе и при его Царице Марьи, и паки при его сыне Федоре и матери его той же Царицы Марьи, что было нам им служити и правити во всем прямо, и инаго было Государя не искати и на государьство никого иного не хотети, и никакого зла не учинити, и не подъискивати никоторыми ухищренми, и с тем было вором, которой назывался Царевичем Князем Дмитреем Углецким, не знатися и грамотки не ссылатися, и на государьство было его не хотети и не приимати; а служити было и прямити во всем прямо, как Борису Царю, так и сыну его Федору, и битися за них и стояти за крестное целование и до смерти, по сему крестному целованью: «на том (рече) целую крест, как в сей записи писано». Увы нам окаянным!

Зломысленные ветри внагле возвеяша страстное море похотное, всколебася тучею страстей вреюще, мысленный корабль опровержеся и бремены греховными погружени быхом: найде бо на ны дивий из дубравы лукавый вепрь велик, зуб зловерия имущ, им же весма уповая благочестия корень выторгнути, но обаче сам вскоре сломися, и сокрушися, и искоренися, по твоих святейшаго отца нашего молитвах; и тогда убо нам, злохитрьством нас улове и льстивно лестию прелсти, от простаго и до мудраго, от мала и до великаго, вси прелстихомся и веру яхом, и непщевахом быти истинне, и скоро от клятвы отскакахом и крестное целование изменихом, что клялися есми в соборней и апостолстей святей церкви и крест целовали, что было того вора Гришку Отрепьева, которой называется Царевичем Князем Дмитреем Углецким, на государьство не хотети, и ту клятву преступихом и крестное целование вскоре изменихом, и того вора Гришку Отрепьева, которой назывался Царевичем Князем Дмитреем Углецким, похотели, и на государьство Московское его приняли, и Царем его быти помазали; и того мы своего Государя Федора, Борисова сына, и матерь его Царицу Марью, и Царевну Ксенью, которым клялись и крест целовали, что было им служити и прямити во всем прямо, и мы в том согрешили и их злому и нечестивому убийце Гришке Отрепьеву выдали, и вор Гришка над ними мучителски творил, как хотел, Государя нашего Федора с матерью его смерти предал, а Царевну Ксенью во иноческий образ отослал, а тебе отца нашего от нас отторгнул, а нас от тебя, яко же и злохищный волк стадо Христово словесных овец, лютостию наскачуще, и пастыря со овцами разлучил. И се убо, возлюбленне Господем, ведати достоит ли, яко от тогдашняго и до дне сего вси в темении суетне пребываем и ничтоже нам к ползе спеется; и се убо ныне разумехом, яко во всем пред Богом, Господем нашим Иисусом Христом, согрешихом, и тебе святейшаго Иева, Патриарха Московскаго и всеа Русии, отца нашего, не послушахом, и клятву и крестное целование преступихом. И ныне Государь святейший Иев, Патриарх Московский и всеа Русии, Государь Царь и Великий Князь Василей Иванович, всеа Русии Самодержец, о всем о том всего мiра о прегрешении, клятвы и крестнаго целования преступлении, молю и прошу прощения и разрешения, понеже, господине, дана ти бысть власть вязати и решати от Владыки всех Христа, Бога нашего; якоже бо тогда от твоея святыни связани быхом; такоже и ныне от твоея ж святыни и разрешитися ищем, да не токмо еже мы живи суще во граде сем, но и о всех православных християнех, иже во всех градех страны сея живущих, да не точию о сих просим прощения и разрешения, но и о тех, иже света сего отшедшая отца и братию нашу, и о тех молим и просим от твоея же разрешитися святыня, и вси равно вкупе, от мала и до велика, во православней вере живущии, вси прощения и разрешения яже на нас клятвы нашея просим. И ты, Государь святейший Иев, Патриарх Московский и всеа Русии, не отверзи нас кающихся о прегрешении наших: сотвори, Государь, отческую любовь, чадолюбно благоволи чадом твоим очищения дати о прогрешений наших, и яко же древле мы грешнии молением твоим сохраняеми бехом, тако и ныне молитвеникаже тя ко Спасу всех быти молим; буди, Государь, приводяй заблуждьших и не отрини во отчаяние нас умрети, утеши чад своих истинным словом учения, отверзши священный и неумытный ум, и на светлая нас словес слышания приведи, да поныне мало слышавше от тебе возвеселихомся, яко богословие исправившаго тя видевше, и прочее не буди нам к тебе многословия вещати, но да едино просихом, то и взыщем, еже прощения и разрешения от твоея святыни получити просим.

=А не многим глаголы стужати смеем, но точию даждь нам, Бога ради, по закону отеческия любви прощение и разреши нас от клятвеннаго греха, им же кляхомся в соборней и апостолстей святей церкви, в сий век и будущий: «и не быти (рехом) на нас милости Божии, и Пречистой Богородицы, и Московских Чудотворцев Петра и Олексея и Ионы, и всех Святых»; и ныне обращаемся и паки просим на ся милости Божии, понеже без нея не можем ни мало живи быти, и надеемся, по твоих молитвам, яко Бог, естеством сый благ, готова себе подает всем возвращающимся и просящим о прегрешении прощения, яко и за Ахава Господь сам к Пророку вещаше, глаголя: «не имам сотворити прежереченнаго зла, видех бо его, како сетуя ходить предо мною о своих согрешениих»; тако же, видевше Владыки Христа Бога нашего человеколюбие, и просим от твоея святыни получити прощение и прияти благословения и излития милости милосердия Божия благоверному Князю Василью Ивановичу всеа Руси, всем благоверным князем и боляром, и христолюбивому воиньству, и всем православным христианом».И великий господин святейший Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, велел соборныя церкви архидиякону Алимпию взыти на амбон; и как Алимпей челобитную прочел, и Иев Патриарх и святейший Ермоген, Патриарх Московский и всеа Русии, велели архидиякону же Алимпию на анбоне прощалную и разрешителную грамоту чести; правовернии ж християне, боголюбезнейший христоименитый народ, распространяюще слухи своя слышати надписания в прощалной той грамоте: и как архидиякон Алимпей прощалную грамоту прочел, множество же народа слышавше в грамоте свое виновное деяние и в сих винах милость и прощение получение, вси неутерпными слезами объяти быша, еже многую клятву и целование животворящаго креста преступиша; осмотривше же прилежне, еже на них происшедшее разрешение от клятвенных уз, вси радостию возрадовашася, припадше к стопам Иева Патриарха глаголюще: «во всех сих виновнии, о честный отче! Токмо глаголем прости, прости нас, и подаждь благословение десницы своея, да прочее приимем в душах своих радость велию.» Прежебывший же Иев Патриарх, слышав таковое желание о прощении и разрешении всенароднаго множества, ото уст исходящее, глаголя им:«чада духовная! В сих клятвах и крестнаго целования преступлении, на деяся на щедроты Божия, прощаем вас и разрешаем соборне, да приимите благословение Господне на главах ваших; впредь же молю вас, да не покуситеся таковая творити, еже крестное целование в чем преступати; велика бо есть сия заповедь, еже целовав честный и животворящий крест, на нем же Владыко наш Христос Бог волею сраспинаяся хотя нас избавити от мучительства дияволя; и вы, клявся и целовав тот же животворящий крест непоодинова, да впали в преступление.»Народ же Московстии вси обещание на ся полагающе, отнюдь впредь таковая дерзати не хотяще.Прежебывый же Иев Патриарх, и святейший Ермоген Патриарх, со всем освященным собором, простив всенародное множество, и разрешив, и благословение всем подав, отъиде в дом Живоначалныя Троица, идеже и пребываше по царьскому изволению. Православнии же християне вси разыдошася, воздающе славу Христу Богу нашему, еже сподобил их разрешение прияти от клятвенных уз и свою трисвятую милость получити, по своему предивному человеколюбию, аминь
Выписано из Сборника грамот Смутного периода, принадлежащего Императорской Публичной Библиотеке. 

 

 

 

Комментарии     Перейти к форме написания комментария

Комментариев нет

Оставить свой комментарий

Для комментирования материалов необходимо зарегистрироваться 

Я уже зарегистрирован

e-mail *

Пароль *

 

Запомнить меня

Я хочу зарегистрироваться

e-mail *

Пароль *

Повторите пароль *

Как Вас называть на сайте *

Код с картинки *