В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
Календарь
28
мая, чт
15 мая по старому стилю
Царский календарь и жития святых
Житие преподобного отца нашего Пахомия Великого
Память преподобного отца нашего Евфросина, Псковского чудотворца
Память преподобного отца нашего Ахиллия, епископа Ларисийского
Святой благоверный царевич Димитрий Угличский (Московский)
Преподобный Исаия Печерский
Этот день в истории
1157 г.скончался основатель Москвы Великий Князь Юрий Долгорукий, сын Владимира Мономаха
1579 г. Царь Иван Грозный отправил грамоту донским казакам (этот день считается Днем основания Донского казачества)
1591 г. был убит царевич Дмитрий в Угличе - главная причина Русской Смуты. Согласно летописям, это убийство совершено по тайному приказу Бориса Годунова
1648 г. в ходе Соляного бунта в Москве толпа растерзала главу Земского двора Л. Плещеева
1682 г. на глазах малолетнего Петра I взбунтовавшиеся стрельцы растерзали его учителей
1682 г. начался стрелецкий бунт в Москве, названный "Хованщиной"
1766 г. родился Борис Голицын, Русский генерал, князь, герой взятия Варшавы (1794 г.), создатель Владимирского ополчения в Отечественной войне
1821 г. основана Николаевская астрономическая обсерватория
1829 г. в Петербурге открылась первая выставка товаров Русского производства
1860 г. скончалась Великая Княгиня Анна Феодоровна, супруга Великого Князя Константина Павловича в Эльфенау (Швейцария)
1883 г. в Москве на Красной площади открылось здание Исторического музея (основан в 1872, открыт в 1883)
1883 г. в Успенском соборе Московского Кремля совершилось священное коронование Императора Александра III
1905 г. произошло Цусимское сражение (14-15 мая). Произошла гибель эскадры адмирала З.П. Рождественского

Выбрать другой день

Архив старого форума

ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ.

Автор: admin, Дата: 19 марта 2009, 12:55
Заголовок сообщения: ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ.
15.3.1922. - Расстрел верующих в г.Шуя.


Война Троцкого и Ленина против Церкви


Разрушив быт и хозяйство России, большевицкое правительство к концу гражданской войны вызвало в стране небывалый голод.
Православная Церковь сразу откликнулась на бедствие и основала Всероссийский Церковный Комитет помощи голодающим для сбора средств, в том числе ценного церковного имущества.

Однако большевики запретили деятельность этого Комитета и решили сами изъять из храмов все драгоценные предметы, в том числе богослужебные. Патриарх Тихон в воззвании от 15/28 февраля 1922 г. заявил, что Церковь не может позволить этого, ибо это «воспрещается канонами Церкви как святотатство».

Тем не менее спецотряды большевиков приступили к насильственному изъятию из храмов всех ценностей, что вызвало массовые протесты.
Во многих городах народ выступил в защиту храмов, забастовали рабочие заводов и железной дороги; по сообщению ГПУ, «велась погромная антисемитская агитация».
Особенно кровопролитными были столкновения 15 марта 1922 г. в Шуе, где большевики открыли огонь по верующим: убито 6 человек, ранено 8 и был избит толпой один красноармеец (его ложно объявили как "убитого").


Инициатива в насильственном изъятия церковных ценностей исходила от Л. Троцкого, которого Совнарком еще 12 ноября 1921 г. назначил председателем особой "Комиссии Совнаркома по учету и сосредоточению ценностей" (заместитель – Г.Д. Базилевич).

После событий в Шуе Троцкий 17–20 марта 1922 г. изложил для Политбюро следующий план войны против Церкви:

«В центре и в губерниях создать секретные руководящие комиссии по изъятию ценностей. [...] В состав комиссии привлекаются комиссар дивизии, бригады или начальник политотдела.

Наряду с этими секретными подготовительными комиссиями имеются официальные комиссии или столы при комитетах помощи голодающим для формальной приемки ценностей, переговоров с группами верующих и пр. Строго соблюдать, чтобы национальный состав этих официальных комиссий не давал повода для шовинистической агитации. [...]

Одновременно с этим внести раскол в духовенство, проявляя в этом отношении решительную инициативу и взяв под защиту государственной власти тех священников, которые открыто выступают в пользу изъятия.

Разумеется, наша агитация и агитация лойяльных священников ни в коем случае не должны сливаться, но в нашей агитации мы ссылаемся на то, что значительная часть духовенства открыла борьбу против преступного скаредного отношения к ценностям со стороны безчеловечных и жадных "князей церкви". [...]

Наряду с агитационной работой должна итти организационная: подготовить соответственный аппарат для самого учета и изъятия с таким рассчетом, чтобы эта работа была проведена в кратчайший срок.
Изъятие лучше всего начинать с какой-либо церкви, во главе которой стоит лойяльный поп.
Если такой нет, начинать с наиболее значительного храма, тщательно подготовив все детали.
(Коммунисты должны быть на всех соседних улицах, не допуская скопления, надежная часть, лучше всего ЧОН, должна быть по близости и пр.)

Везде, где возможно, выпускать в церквях, на собраниях, в казармах представителей голодающих с требованием скорейшего изъятия ценностей. [...]»

Приведем в этой связи также отрывки из строго секретного письма Ленина членам Политбюро от 19 марта 1922 г. о необходимости разгрома Церкви под предлогом голода:

«Для нас, именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля на голову и обезпечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий.
Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и безпощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления.
Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо во всяком случае будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обезпечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр).
Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство, в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе, в особенности, совершенно немыслимы. [...]

Кроме того, главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов заграницей [...] борьба против нас будет затруднена, если мы, именно в данный момент, именно в связи с голодом, проведем с максимальной быстротой и безпощадностью подавление реакционного духовенства.

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и безпощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий... (выделено ред.)

Официально выступать с какими то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин, – никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий...

Изъятие ценностей должно быть проведено с безпощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок.
Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу разстрелять, тем лучше[...]».

22-23 марта Троцкий конкретизирует свои диретивы в следующих тезисах:

«Арест Синода и патриарха признать необходимым, но не сейчас, а примерно через 10-15 дней... В течение этой же недели поставить процесс попов за расхищение церковных ценностей (фактов таких не мало)... Печати взять бешеный тон, дав сводку мятежных поповских попыток в Смоленске, Питере и пр. После этого арестовать Синод...»

«Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании. [...] Тов. Калинину дать интервью такого содержания: ... изъятие ценностей ни в коем случае не является борьбой с религией и церковью...
Декрет об изъятии ценностей возник по инициативе крестьян голодающих губерний... Ассигновать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию...»

(Полные тексты писем Троцкого и Ленина см. в числе приложений к книге Э. Саттона "Уолл-стрит и большевицкая революция". М., "Русская идея", 1998. – Приложение 6)

+ + +

Из всего этого можно сделать следующие выводы.

1) Большевики не стремились помочь голодающим, о чем свидетельствуют уже предлагаемые Троцким суммы:
«Ассигновать миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих» – и «ассигновать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию».
(Даже если в первом случае речь идет о миллионе золотых рублей - это символическая сумма в сравнении с масштабом голода.)

2) Как откровенно заявил Ленин, они прежде всего стремились под предлогом голода использовать «исключительно благоприятный момент» для удара по Церкви «с самой бешеной и безпощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления».

3) Тем не менее, у этого ограбления была и внешнеторговая причина: «Без этого фонда ... никакое отстаивание своей позиции в Генуе, в особенности, совершенно немыслимы». [О Генуэзской конференции, которая стала первым шагом западных демократий в сторону признания большевиков ради выгодной торговли с ними, см. в мае.]

4) Обратим также внимание на указание Троцкого: «Строго соблюдать, чтобы национальный состав этих официальных комиссий не давал повода для шовинистической агитации». Ленин тоже подчеркнул, что публично должен выступать только Калинин, - «никогда и ни в каком случае тов. Троцкий» - глава всей Комиссии. Судя по этим оговоркам, инициаторы антицерковной кампании вполне сознавали, как она выглядит в глазах русского народа, и только «бешеным» террором им удалось сломить сопротивление верующих.

М.Н.