В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
Календарь
04
июня, чт
22 мая по старому стилю
Царский календарь и жития святых
Страданье святого мученика Василиска
Святой великомученик Иоанн-Владимир, благоверный князь Сербский
Праведный Иаков Боровичский, Новгородский чудотворец
381 г. На II Вселенском Соборе св. отцами утверждено учение о Святой Троице
Этот день в истории
1469 г. родился Мануэль I, португальский король (1495-1521 гг.), покровитель Великих географических открытий
1606 г. самозванец Василий Шуйский принес присягу в качестве “русского царя”
1619 г. в обмен на польских пленных выменян отец русского Царя патриарх Филарет
1734 г. после 8-месячной осады русские войска захватили Данциг (Гданьск), после чего польский король Станислав Лещинский бежал в Пруссию
1746 г. Россия и Австрия заключили оборонительный союз против Пруссии и Турции
1767 г. Русская Императрица Екатерина II, посетив Нижний Новогород, велела перестроить его центр
1826 г. умер писатель, историк Николай Михайлович Карамзин, автор 12-томной “Истории государства Российского”, доведенной до 1611 г. (род. 1 декабря 1766 г.)
1865 г. родился Георг V, английский король (1910-36 гг.)
1880 г. cкончалась Императрица Мария Александровна (1880 г.) в Петербурге
1886 г. в Петербурге основан электротехнический институт
1896 г. в Москве подписан секретный договор, по которому Китай позволил России строить Китайско-Восточную железную дорогу — КВЖД (она была построена Россией в 1897-1903)
1903 г. русский Император Николай II издал указ, запрещающий евреям иметь собственность за пределами мест их проживания
1905 г. японское командование устроило торжественную церемонию в честь плененного Русского адмирала Рождественского в военном госпитале
1916 г. Русские войска генерала Брусилова начали наступление в Галиции
1917 г. генерал Брусилов назначен главнокомандующим Русской армии

Выбрать другой день

Архив старого форума

О ДУХОВНЫХ ПРИЧИНАХ РАЗРУШЕНИЯ СВЯТОЙ РУСИ

Автор: admin, Дата: 9 августа 2009, 00:57
Заголовок сообщения: О ДУХОВНЫХ ПРИЧИНАХ РАЗРУШЕНИЯ СВЯТОЙ РУСИ
Артем Стадник



О ДУХОВНЫХ ПРИЧИНАХ
РАЗРУШЕНИЯ РУССКОГО ЦАРСТВА




Возродить Святую Русь может Воинствующая Церковь Христова, а не лжеправославный профсоюз еретичествующих попов-цареборцев



ОТ РЕДАКЦИИ «РП». Прежде, чем опубликовать эту статью А. Стадника, мы долгое время раздумывали, стоит ли это делать, так как решительно не разделяем некоторые его взгляды на церковную историю, современные церковные проблемы и методы ведения дискуссии.

Так, нам кажется категорически недопустимым называть Поместный Собор 1917-18 гг. «революционным» и «разбойничьим» или говорить о том, что русское духовенство – всё поголовно – отпало в ересь цареборчества. Столь же недостойным и душепагубным представляется нам развязная критика автором тех или иных исторических лиц, иногда доходящая до глумления над памятью умученных жидобольшевиками иерархов – патр. Тихона[1], митр. Владимира и других. И уж вовсе сектантским духом веет от попыток представить «все современные русские православные юрисдикции» какими-то «революционными лже-церквями».

Тем не менее, А.Стаднику нельзя отказать в том, что он с предельной остротой и резкостью обнажил в своих публикациях целый ряд вопиющих канонических и догматических проблем, без решения которых нам представляется невозможным уврачевать духовные язвы современной России и возродить былое русское благочестие. Поэтому мы представляем его труды на суд наших читателей.

[1] Формально Святитель Тихон умер своей смертью, но по сути его вполне можно считать жертвой жидобольшевистского террора – «РП».



ЛЖЕПРАВОСЛАВНЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ



В исследовательской деятельности доктора исторических наук М.А. Бабкина был установлен исторический факт практически поголовного участия русского духовенства в антимонархической февральской буржуазно-демократической революции 1917 года. Тогда все русские клирики и епископат (а за ними и большинство русских людей) подчинились нечестивым синодальным определениям № 1207 и № 1280 от 6 и 9 марта 1917 года, посягающим на узаконивание власти самозваного революционного «временного правительства». Эти бунтарские определения были приняты синодом под председательством митрополита-революционера Владимира (Богоявленского)[1]. Не нашлось в те дни ни одного Православного епископа, и даже священника, который бы не подчинился таковому беззаконию верховных синодалов, всеми силами способствовавших устранению Самодержавия, и, в конце концов, добившихся этого совместно с другими поборниками зла.

Однако таковыми деяниями все российское духовенство засвидетельствовало в те дни свое клятвопреступление Богу в Соборной клятве 1613 года и в личных присягах верноподданства Царю, а так же засвидетельствовало отпадение от Православия в ересь цареборчества, пытающуюся исказить Православное вероучение о Самодержавной власти Православных Царей, по церковной обязанности удерживающих Церковь от ересей и отступления. Это церковное вероучение навечно уложено Священными Канонами и деяниями святых Соборов. Вероучение о симфонии Церковной и Царской власти есть учение Догматическое, отраженное в 3-ем деянии VII Вселенского Собора таковыми словами, адресованными Православному духовенству во главе с Первоиерархом, а также Государю Императору: «Бог умилостивился над отверженным народом Своим [впавшим в ересь][2] и разстроящееся соединил единством веры. Он воздвиг нам рог спасения (Лк. 1, 69) и исправления в доме и богоприятном храме Единородного Сына Своего, Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Этот рог – вы, Святейший, а также и занимающие, по церковному установлению, второе место (в Церкви), боговенчанные, победоносные и богоизбранные Императоры наши и владыки вселенной. Священник есть освящение и укрепление Императорской власти, а Императорская власть есть сила и твердыня Священства. Об этом один мудрый Государь и блаженнейший из Царей [святой Юстиниан] сказал: величайший дар дал Бог людям: Священство и Императорскую власть; первое охраняет и наблюдает небесное, вторая, посредством справедливых законов, управляет земным»[3]. Начиная с равноапостольного Царя Константина, Православные Императоры имели обязанностью осуществлять верховный надзор соблюдения Догматов и Канонов Православной Церкви.

Православное вероучение о Самодержавной власти Православных Царей также содержится в 84-ом Правиле святых Апостолов, 28-ом Правиле IV Вселенского Собора, 69-ом Правиле VI Вселенского Собора, в Правилах других святых Поместных Соборов и в чинопоследовании в Неделю Православия (1-ю Великого поста): «Помышляющим, яко Православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о Них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания в Них не изливаются, и тако дерзающим противу Их на бунт и измену, – анафема, трижды». А выше по тексту чинопоследования говорится: «Сия вера Апостольская, сия вера отеческая, сия вера Православная, сия вера вселенную утверди». Так именно эту Православную веру упразднил в церкви, перерожденной революцией, Тихон (Белавин) вместе с поместным собором 1917-18 годов.

Апофеозом этого революционного разбойничьего собора, явилось постановление совещания епископов, происходившего под председательством патриарха Тихона (Белавина) 26 февраля 1918 года, накануне Недели Православия. Этим постановлением приказывалось следующее: «В чине последования в неделю Православия первые десять анафематствований оставить без изменений, а одиннадцатое («Помышляющим, яко Православные Государи...») выпустить»[4]. То есть чего раньше нельзя было помышлять Православным Христианам, находящимся в ограде святой Православной Церкви, то теперь, в новой перерожденной революцией «церкви лукавнующих» (Пс. 25, 5) это помышлять уже можно, отчего отменившие эту анафему сами же под нее и подпали. Разномыслие же по-гречески именуется ересью, и в силу такого еретического нечестия собор этот, заседавший в течение одного года (с августа 1917 по сентябрь 1918), во главе с патриархом Тихоном не возвысил своего голоса ни в защиту Самодержавия, как благодатного и Богом данного государственного строя, ни в защиту помазанника Божия лично, всё это время находившегося с Семьей в заточении, пока Августейшие мученики не были убиты большевиками в июле 1918 года. Тихон Белавин лишь лукаво осудил убиение Царя, чтобы вина за это преступление как будто бы не легла и на него.

Цареборческая ересь, поразившая официальную русскую Церковь, до сих пор не изжита ни одной русской церковной юрисдикцией. Вплоть до настоящего времени, в течение 90 лет, не нашлось ни одного Православного русского епископа, который в соответствии с Православным анафематизмом «Помышляющм, яко Православнии Государи...» и определением Освященного (то есть Поместного) Собора Русской Церкви, входившего в состав Земского Церковно-Государственного Собора 1613 года, анафематствовал бы февральских бунтовщиков, начиная с поименного анафематствования революционных синодалов. В конце концов, революционное духовенство научили методом «кнута и пряника» договариваться с революционными властями.

Ныне это духовенство полностью вписалось в систему демократии: вразрез Соборным постановлениям участвует в так называемых демократических выборах, совращая своих адептов на этот грех неверия в богоустановленность истинной, Самодержавной власти помазанника Божия. Если сейчас по нераскаянным грехам нашего народа и отъят у нас Император, то на каком же основании из церковных чинопоследований исключено многовековое Догматическое поминовение самого титула Православного Императора, хотя бы и без произношения его имени? Ответ здесь очень прост, – все русские революционные лже-церкви с радостью и в полноте признали «завоевания» революции, отчего беззаконно исключили из своих революционных бого-мерзко-служебных чинов поминовение Царя.

Настоящее повествование будет не полным, если не указать того факта, что члены Дома Романовых, предали Императора Николая II Александровича и поспособствовали революции, закончившейся упразднением института Самодержавия в России. Среди прочих факторов, отсутствие поддержки членами Дома Романовых в трудную минуту Государя Николая Александровича обусловило передачу им Престола 2 марта 1917 года со следующим определением: «Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского»[5]. Но на следующий день, 3 марта 1917 года Великий Князь Михаил Александрович, уже являющийся Императором по Божественному определению, явленному в воле Государя Николая Александрович, заявил: «Принял Я твердое решение в том лишь случае восприять Верховную власть, если такова будет воля народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, через представителей своих в Учредительном Собрании, установить образ правления»[6].

Но в Утвержденной Грамоте «Об избрании на Московское Государство Михаила Феодоровича Романова» Земского Церковно-Государственного Собора 1613 года свидетельствуется, что избрание Дома Романовых на русский Престол есть не человеческое, а Божественное определение: «Всещедрый, в Троице славимый Бог наш... не хотя видети всего Православного Хрестьанства в конечной погибели, а Православной истинной Хрестьянской вере греческого закона от латынь и от люторских и от богомерзких вер во обруганье, по Своему человеколюбию, послал Свой Святый Дух в сердца всех Православных Хрестьян всего великого Российскаго царствия... и по многие дни на Соборе изо всех городов всего Российскаго царствия всякие люди не обинуяся говорили, и единомышленной совет всех городов всяких людей от мала и до велика объявляли, что быти на Владимерском, и на Московском, и на всех великих преславных Российских государствах Государем Царем и Великим Князем, всея Русии Самодержцем, Михаилу Федоровичу Романову-Юрьеву...

Бояре же, и дворяне и весь царский синглит, и приказные люди, и гости и все Православные Хрестьяне, велегласно вси, яко едиными усты, вопияху глаголюще: целовали есмя животворящий Крест, и обет дали и ныне даем, Господу Богу,.. что за великого Государя, Богом почтеннаго, и Богом избраннаго и Богом возлюбленнаго, Царя и Великого Князя Михайла Феодоровича, всеа Русии Самодержца, и за его благоверную Царицу и Великую Княгиню, и за их царские дети, которых им, Государем, вперед Бог даст, души свои и головы положити, и служити им, государем нашим, верою и правдою, всем душами своими и головами...

И иного Государя, мимо Государя Царя и Великого Князя Михайла Феодоровича, всеа Русии Самодержца, и их царских детей, которых им, великим Государем, вперед Бог даст, из ыных государств, и из Московских иноземцов и родов, и Маринки с сыном, не искати и не хотети.

А хто похочет, мимо Государя Царя и Великого Князя Михайла Федоровича, всея Русии Самодержца, и Его Детей, которых Им, Государем, вперед Бог даст, искать и хотети иного Государя ис каких людей ни буди, или какое лихо похочет учинити, – и нам бояром, и окольничим, и дворяном, и приказным людем, и гостем, и детям боярским и всяким людем, на того изменника стояти всею землею за один»[7].

Дабы предотвратить нарушение Божественного определения об избрании на русский Престол Дома Романовых, Освященный (Помстный) Собор Русской Церкви повелел составить Утвержденную подписями и печатями Грамоту, в которой все изменники Божественного сего определения о Русской Земле приговаривались отлучению от Православной Церкви:

«Слышавше сия митрополиты, и архиепискупы, и епискупы приговор о Утверженной Грамоте всего Освященного Собора и государевых боляр, и весь царский сигклит и христолюбивое воинство, повеле писати сию Утверженную Грамоту, и да незабвенно будет писаное в ней в роды и роды и во веки... А кто убо и не похощет послушати сего Соборново Уложения, его же Бог благоизволи, и начнет глаголати ино и молву в людех чинити, и таковый, аще от священных чину, и от бояр царских сигклит и воинственных, или ин хто от простых людей и в каком чину ни буди, по священным правилом святых Апостол, и Вселенских седми Соборов святых Отец и Поместных, и по Соборному Уложению всего Освященного Собора, чину своего извержен будет, и от Церкви Божия отлучен и святых Христовых Таин приобщения, яко расколник Церкви Божия и всего Православнаго Хрестьянства мятежник, и разоритель закону Божию, а по царским законом месть восприимет, и нашего смирения и всего Освященного Собора не буди на нем благословения отныне и до века; понеже не восхоте благословения и Соборнаго уложения послушания, тем и удалися от него и облечеся в клятву»[8].

Таким образом, Великий Князь Михаил Александрович вменил ни во что и нарушил Божественную волю относительно Самодержавия Дома Романовых, явленную на Соборе 1613 года, и предпочел ей послушание человеческой воле какого-то «учредительного собрания». При совершении этого нечестия ни один член Дома Романовых не заявил Великому Князю и Царю Михаилу Александровичу, что его определение богопротивно, и что если он не имеет Духа царствовать, то пусть тогда укажет другого Царя из Дома Романовых. Своим же единодушным молчанием при совершающемся беззаконии Михаила Александровича весь Дом Романовых засвидетельствовал, что он в своей полноте уже не верил Божественному определению о своем Роде и не чувствовал себя уполномоченным от Бога править Русской Землею.

Господь Бог при всех обстоятельствах испытывает веру своих людей, в том числе, когда Царь, называющий себя Православным, дает богопротивные определения. Те, кто верен Богу, в меру своего разума и сил должны противиться таковым нечестивым царским определениям, ибо «должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5, 29). Поэтому Василий Великий учит: «Высшим властям должно повиноваться во всем, что не препятствует исполнению Божией заповеди»[9].

Преподобный Иосиф Волоцкий так же поучает нас: «Если же некий царь царствует над людьми, но над ним самим царствуют скверные страсти и грехи: сребролюбие и гнев, лукавство и неправда, гордость и ярость, злее же всего – неверие и хула, – такой царь не Божий слуга, но дьяволов, и не царь, но мучитель. Такого царя, за его лукавство, Господь наш Иисус Христос называет не царем, а лисицей: "Пойдите, – говорит Он, – скажите этой лисице" (Лк. 13, 32). И Пророк говорит: "Царь надменный погибнет, потому что пути его темны" (Ср.: Иез. 28, 17-19; Дан. 5, 20)... И ты не слушай царя или князя, склоняющего тебя к нечестию или лукавству, даже если он будет мучить тебя или угрожать смертью. Этому учат нас Пророки, Апостолы и все мученики, убиенные нечестивыми царями, но не покорившиеся их повелению»[10]. Таким образом, не подобало русским людям, тем более духовенству, слушаться богопротивного определения Великого Князя и уже Царя Михаила Александровича о послушании человеческой воле «учредительного собрания».

Кроме того, некоторые члены Дома Романовых непосредственно участвовали в самих революционных событиях. Например, 1 марта 1917 года Великий Князь Владимир Кириллович еще до отречения Государя в нарушение присяги снял свой гвардейский экипаж с охраны Царской Семьи и под красным флагом привел его в распоряжение революционной Думы[11]. Впоследствии этот предатель нагло заявил по поводу ареста Государя Николая Александровича: «Исключительные обстоятельства требуют исключительных мероприятий. Вот почему лишение свободы Николая и его супруги оправдываются событиями»[12]. Во время февральского бунта высшее духовенство не препятствовало революционной деятельности членов Дома Романовых ни единым их увещанием, ибо полностью приветствовало февральскую революцию и свержение Самодержавия, умышленно замалчивая Божественные установления Соборов.

Истинная Церковь Христова, как Божественное учреждение для прославления людьми Имени Божия и через это Божественного спасения Православных Христиан, может сотрудничать в этом деле, являя истинную симфонию, единственно только с Божеским учреждением – Православным Самодержавным Царством (Княжеством), цель которого в конечном итоге такая же – наибольшее число спасаемых во Христе ныне и в будущем. В отличие от Православного Самодержавного Царства, все другие существующие государственные строи есть учреждения не Божии, а человеческие, которые имеют своими целями, где лукавую «свободу», где «безопасность», где «законность», но всё вне святых заповедей Господа нашего Иисуса Христа, определившего: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф. 12, 30). Из этого следует, что все эти государственные строи (формы правления) имеют своим следствием, или даже своей главной подспудной целью, – погубление наибольшего числа душ ныне и в будущем.

Поэтому в Православной Церкви почти за 2000 лет ее истории имеется лишь две формы взаимодействия с государством: это либо гонения той или иной степени (в зависимости от лютости антихристианского режима), либо симфония с Православным Христианским Царством. Ввиду крайней благотворности этой симфонии для тихой и безмятежной жизни Христианского народа, учение святых о взаимодействии Священства и Царства в их симфонии, – и стало неотъемлемой частью вероучения Православной Церкви.

Если же религиозная организация, именующая себя церковью, при каком-нибудь богоборческом режиме (который не ставит своей главной целью прославление Имени Божьего и спасение во Христе наибольшего числа своих граждан ныне и в будущем) никак не гонима, то это не есть Церковь Христова, а есть «церковь лукавнующих», с лже-пастырями, о коих так предупредил Христос: «которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные... Не всякий, говорящий Мне "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного... И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7, 15; 7, 21; 7, 23).

Истины и спасения в таковой лже-церкви нет, а есть только ложь и погибель, ибо она и не обличает всей неправды, «смирившись» перед ней и усвоив ее, отчего эта лже-церковь угодна богоборческому режиму, ибо составляет с ним лже-симфонию на погубление человеческих душ, так как «кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4).

Ересь цареборчества настолько укоренилось в русских революционных церквях, что ее открытых проповедников специально канонизируют как святых. К примеру, канонизированный «Московским Патриархатом» архиеп. Лука (Войно-Ясенецкий) на страницах официального патриархийного издания так учит свою паству цареборческой ереси: «И как сказал Галилей: "а все-таки она вертится", так скажем и мы: "а все-таки демократия неизбежно победит". Значит ли это, что мы отождествляем демократию с коммунизмом? Нет, не значит; но коммунизм, идущий дальше демократии, включает в себя и демократию... Каково же наше подлинное отношение к нашему Правительству, к нашему новому государственному строю? Прежде всего, мы, русское духовенство, живем в полном мире с нашим Правительством, и у нас невозможно благословение священников на участие в контрреволюционных или террористических бандах, как это было в Загребе. У нас нет никаких поводов к вражде против Правительства, ибо оно предоставило полную свободу Церкви и не вмешивается в ее внутренние дела»[13].

Однако, исследуя русское революционное отступление, возникает вопрос: каковы же духовные причины такого легкого свержения русского Самодержавия тайными и явными революционными обществами и попами-цареборцами? Известно, что силы зла на протяжении всего XIX века, начиная с богоборного антимонархического бунта в декабре 1825 года, пытались даже силой свергнуть русскую Монархию, но ничего у них не получалось. Тут же в течение нескольких дней февральские революционеры-богоборцы добились небывалого успеха, свергнув русское Самодержавие. Пророческая Псалтирь открывает нам, что «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126, 1). Из этого следует, что к началу 1917 году неугодно Богу стало Царство Русское, отчего Господь и попустил злодеям с легкостью разрушить его. Отыскание нами причины великого Божьего гнева на Русскую Землю и духовное устранение этой причины есть непреложный залог привлечения Божественной Благодати и восстановления Богом в исконном Православии страшного всем врагам Христовым Русского Царства, во ограждение всех верных Христовых от козней антихристовых.

Все мы понимаем, что отъятие вселенского «удерживающего», под которым многие святые Отцы понимали Царскую власть, есть начало исполнения Апокалипсиса, открывающее безудержное, но временное, торжество всяческого антихристианства. Апостол Павел поясняет о конце мира и славном дне Христовом: «Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели... И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Фес. 2, 3; 2, 6-7). Из этих Апостольских слов становится совершенно ясным, что отъятию «удерживающего» должно было предшествовать отступление от Православной веры.



ИМЯБОРЧЕСТВО КАК ЕРЕСЬ ЖИДОВСТВУЮЩИХ

В Новом Своем Завете Господь открыл нам путь спасения, явив нам единственную новую заповедь Бога Отца, коей не было прежде: «Сия есть заповедь Его, да веруем во Имя Сына Его Иисуса Христа и любим друг друга, якоже дал есть заповедь нам» (1 Ин. 3, 23), посему «неверуяй уже осужден есть, яко не верова во Имя Единороднаго Сына Божия» (Ин. 3, 18). Из этого следует, что предреченное Апостолом отступление может быть лишь отступлением от Православной веры во Имя Единородного Сына Божия Иисуса Христа.

Вера же эта, по учению святых отцов следующая. Блаженный Феофилакт Болгарский учит: «Имя Иисуса [Христа] есть Бог, равно как и Имя Отца, и Имя Святаго Духа»[14]. Тому же учит и святитель Епифаний Кипрский: «Мы говорим "Бог Отец", "Бог Сын", "Бог Дух Святой", а не "боги", ибо в трех Именах [этих] – единое Божество»[15]. Обобщая всех древних Отцов Церкви, святой праведный Иоанн Кронштадтский дает еще более краткую богословскую формулу: «Имя Божие есть Сам Бог»[16]. Здесь слова «Сам Бог» знаменуют и подтверждают, что это Тот Самый Бог Троица, Творец и Вседержитель, а не какой-либо другой бог.

Если по слову Апостола «при устах двух или трех свидетелей будет твердо всякое слово» (2 Кор. 13, 1), то что же может быть тверже единомысленного Православного учения указанных Божиих святых? Ни один святой Православной Церкви никогда не учил, что Имя Божие не есть Бог. По учению Отцов Церкви всякое Имя Божие является Божественной Деятельностью, которая по-гречески называется Энергией Божества. Наиболее полно это учение Церкви изложено в богословском труде святителя Дионисия Ареопагита «О Божественных Именах», а также в догматическом письме святителя Григория Нисского «К Авлавию, что не три бога».

Святой Дионисий Ареопагит для уяснения сути Имени Божия ввел понятия «Божественного единства» и «Божественных разделений», которые вкупе и отображают всю полноту Божества, то есть нашего Бога. Святитель Дионисий учит так: «люди, посвященные в Священные Предания нашего богословия, Божественным единством называют сокровенные и неисходные сверхпребывания сверхнеизреченного и сверхнепознаваемого Постоянства»[17]. Таким образом, Божественное единство суть непостижимая человеком Божественная Сущность Святой Троицы. Божественные же разделения есть «благолепные Выступления Богоначалия во вне и Его Изъяснения»[18], которые суть ни что иное, как все Имена Божии, являющиеся Божественными Действиями – «благолепными Выступлениями Богоначалия во вне». Из всей полноты Божества только «Божественные разделения» познаваемы разумом человека.

Святитель Дионисий, раскрывая природу Имен Бога, учит, что «богословы и воспевают Его и как безымянного, и как сообразного всякому Имени»[19]. Поэтому «богомудры воспевают Причину всего, заимствуя Имена из всего причиненного [сделанного] Ею»[20]. То есть богословы заимствуя берут у Самого Бога Его Имена, являемые Им во всех без исключения Его Действиях, вся совокупность Которых и составляет Божественный Промысл. Кроме того, святой Дионисий учит, что «богословы заимствуют Имена для Нее [Причины всего] не только от всеобщих или частных Промыслов (или предметов предпопечения), но и из некоторых Божественных видений, озаривших посвященных или Пророков в священных храмах или в других местах»[21]. Таким образом, и в этом случае богословы не придумывают, а так же заимствуют, получая от Бога Его Имена.

Святитель Григорий Нисский точно так же учит: «Примечая разнообразные Деятельности превысшей Силы, от каждой из известных нам Деятельностей применяем [заимствуя, как учит святитель Дионисий Ареопагит] Ей приличные Названия... Имя Божество [то есть Имя Божие] означает не Естество, а Деятельность... Слово Божество есть Именование не Естества, а Деятельности... Всякое Благое Дело и Имя [здесь показывается их Божественная тождественность] не во времени, без перерывов, зависимо от безначальной Силы и Воли, приводится в совершение в силе Духа Единородным Богом... Посему,.. чтобы при Естестве Божием осталось понятие неопределимости, говорим, что Божество выше всякого Имени [познаваемого человеком], Божество же есть одно из Имен»[22].

Святителям Дионисию Ареопагиту и Григорию Нисскому вторит святитель Василий Великий, подтверждая для нас святоотеческое учение Божественности и тождественности Имен и Действий Бога: «Имена и Действия не сообщимые твари, общи единой Троице»[23].

Итак, святоотеческое понятие Бога исполняют исключительно непостижимая и неименуемая человеком Сущность Божия вкупе с именуемыми Именами Божиими Божественными Действиями. По вышеприведенному Православному учению все Божественные Действия отождествляются с Божественными Именами, отчего в святоотеческой традиции всякое Действие Божие искони называлось Именем Божиим, что в итоге утверждено на Константинопольском Соборе 1351 года, собранном по повелению Императора Кантакузена против еретиков Варлаама и Акиндина тщанием святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского.

Имя Божие не есть человеческие буквы и звуки Его написания и произношения, которые являются сотворенными ознаменованиями Имени Божия – Его образами (иконами). Имя Божие есть нетварное Знание (Истина) Бога, являющееся всеми Действиями Бога, имеющее в Самом Себе Своим неотделимым источником Сущность Божию, посему всемогущее по присутствию в Нем полноты Божества. Имя Божие единственно умопостигаемо человеком из всей полноты Триипостасного Бога, отчего для всех любящих Бога Имя Божие и есть Сам Истинный Бог. Имя Божие – безценный дар людям, меч обоюдоострый, непобедимое оружие на всех врагов видимых и невидимых, сила освящающая, укрепляющая, открывающая и творящая истину, спасающая и явленная людям в Благодати Самим Богом.

Однако, в начале ХХ века российский «Святейший Правительствующий Синод» своим еретическим посланием, выпущенным по определению № 4183 от 16-17 мая 1913 года против твердо следовавших святоотеческому учению русских Православных монахов на Афоне, отверг вышеизложенное святоотеческое Православное вероучение, лживо выдавая в качестве учения Православной Церкви ересь имяборчества. Суть этой ереси состоит в том, что явленное людям с Небес всесильное

Имя Божие объявлялось тварью –плодом Божественной Деятельности и плодом психической деятельности человека во время молитвы, то есть выдумкой. Синод открыто отрицал то, что «молитва Иисусова, будто бы спасительна потому, что самое Имя Иисус спасительно, – в нем, как и в прочих Именах Божиих, нераздельно присутствует Бог»[24]. При этом, синод учил, что «Имя Божие есть только имя, а не Сам Бог, и не Его свойство, название предмета, а не сам предмет, и потому не может быть признано или называемо ни Богом (что было бы безсмысленно и богохульно), ни Божеством»[25]. На Православных же афонских монахов синод наговаривал неправду, при этом навязывая всероссийской пастве те же еретические положения, заявляя: «Новые учителя явно смешивают Энергию Божию с Ее плодами, когда называют Божеством и даже Самим Богом и Имена Божии... Но ведь это уже обоготварение твари [так синодалы-богохульники называют Имя Божие], пантеизм, считающий все существующее за Бога»[26].

Российский синод в этом нечестивом послании в качестве доказательства своей правоты приводит единомысленное мнение Константинопольского патриарха Иоакима III, который без единого богословского аргумента и ссылки на святых Отцов[27] осудил исповедание Православных русских монахов-афонцев, особо ревностно любивших Имя Иисус Христово, и назидавшихся в своем умном делании учением святителя Григория Паламы и других Отцов Церкви. Однако не будем забывать, что Иоаким III известен как составитель еретического послания 1902 года, в котором впервые на общецерковном (вселенском) уровне излагалась экуменическая «теория ветвей» и спрашивалось «мнение Святейших автокефальных церквей относительно настоящего и будущего отношений наших к двум великим ветвям христианства – западной и протестантской Церквам», к которым по нечестивому мнению этого «патриарха» «у всякого истинного христианина, последующего евангельскому учению, есть благочестивая любовь и сердечное единение с ними и со всеми верующими во Христа», а посему, оказывается, «должно наблюдать и заботиться, чтобы ...изыскивать точки для соглашения и соединения и для взаимных дозволенных уступок до тех пор, пока не завершится это дело, и тем исполнится к общей радости и пользе изречение Господа ...о едином пастыре и едином стаде»[28]. Ввиду этого, «богословское» мнение этого еретика не имеет никакого значения для Православных Христиан.

Итак, российским синодом было отвергнуто Божество и спасительность Имени Божия, которое синодальными еретиками под председательством того же митрополита-отступника Владимира (Богоявленского) было богохульно низведено в разряд твари. Синодальная имяборческая ересь имеет основанием две Соборно осужденные и анафематствованные ереси. Во-первых, это варлаамитская ересь, осужденная на Соборе 1351 года. В этом смысле ересь синода заключается в том, что синодалы считали не Богом, а тварью, не Энергией Божией, а Ее плодами, всякую Деятельность Бога, дающего познать Себя человеку являемыми так Божественными Именами Своими.

Точно также нечестивый Варлаам Калабрийский называл тварью, а не Богом, некогда явленную Апостолам на горе Фаворской в виде Света Божественную Славу Христову. По Православному же учению, когда Бог являет Себя человеку, говоря, например, «Аз есмь Бог твой» (Быт. 17, 1), то сообщаемая Божественная Истина безсмертна, неуничтожима, и есть Бог, ибо как свидетельствует святой Макарий Великий: «Слово Божие есть Бог, а слово мира есть мир. Но большое различие и разстояние между словом Божиим и словом мира, между чадами Божиими и чадами мира, ибо всякое порождение уподобляется своим родителям»[29].

Но самое главное, что имяборчество есть ни что иное, как успешно реанимированная лютая антихристова ересь новгородских еретиков, более известная в отечественной и церковной истории как «ересь жидовствующих», которая была осуждена на Поместном Соборе 1504 года тщанием святителя Геннадия Новгородского и преподобного Иосифа Волоцкого. Основной богохульный постулат еретиков-имяборцев в точности совпадает с основным постулатом жидовствующих еретиков, – что якобы нельзя веровать во Имя Господа Иисуса Христа, как в Самого Бога.

Синодалы-имяборцы, жидовствуя, учили, что Имя Иисус Христово есть якобы обычное человеческое имя и хулили Его, называя тварью, а не величая Богом. Этим нечестием они засвидетельствовали свое единомыслие с распинателями Христовыми, ибо как учит блаженный Феофилакт Болгарский: «Имя Иисус братья богоубийц принимают за имя человека»[30]. Заметим также то, что еретики-синодалы своим богоборческим посланием открыто отрицая что «молитва Иисусова, будто бы спасительна потому, что самое Имя Иисус спасительно», отрицают слова Апостола Петра, абсолютно доказывающие спасительность Имени Иисус Христова вне отношения к чему-либо другому, то есть доказывающие Его Божество, ибо: «несть бо иного Имене под небесем, даннаго в человецех, о Немже подобает спастися нам» (Деян. 4, 12).

В 1504 году Преподобный Иосиф Волоцкий, борясь с еретиками-богохульниками, предостерег Поместный Собор и Великого Князя Иоанна Васильевича III таковыми словами: «Всем, кто любит Христа, следует проявить большое усердие и старание, чтобы и мы не погибли так, как погибли Армянское, Эфиопское и Римское царства. Ведь они погибли по небрежению тогдашних Православных Царей и святителей, и за такое небрежение эти Цари и святители будут осуждены на Страшном Суде Христовом»[31]. По свидетельству преподобного Иосифа, «в 7013 году [от сотворения мира, – 1504 году от Рождества Христова] Державный [Великий Князь] повелел Симону митрополиту и всем святителям расследовать некоторые дела еретиков, точнее сказать, отступников, когда поднялось на еретиков множество истинных свидетелей и обличили их в скверных жидовских делах, – тогда повелел Державный казнить тех, кто отверг Христа и разсуждает по-жидовски: одних предать огню, другим отрезать языки или казнить иной казнью»[32].

27 декабря того же года руководителей и проповедников ереси ввиду антихристианской сути их учения и его смертельной опасности для Русской Церкви и Русского Государства, как хулителей Имени Божия казнили, – принародно сожгли огнем в железных клетках, ибо в Законе Господнем все хулители Имени Божия следующим определением Господним так приговорены: «И сказал Господь Моисею, говоря: ...кто будет злословить Бога своего, тот понесет грех свой; и хулитель Имени Господня должен умереть, камнями побьет его все общество: пришелец ли, туземец ли станет хулить Имя [Господне], предан будет смерти» (Лев. 24, 13; 24, 15-16). Именно такими мерами удалось отсрочить на целых 400 лет разрушение Русской Церкви и Русского Православного Государства вновь возродившимися в начале ХХ века жидовствующими еретиками-имяборцами, которые остались безнаказанны.

«Святейший синод» в своем богохульстве в начале ХХ века стал настоящим прообразом седмиглавого зверя-антихриста, о котором пророчествуется в Апокалипсисе: «И видех из моря зверя исходяща, имуща глав седмь... И отверзе уста своя в хуление к Богу, хулити Имя Его» (Откр. 13, 1; 13, 6). Семь голов зверя – это семь синодальных архиереев-еретиков, подписавших хулу на Имя Божие в своем еретическом послании к Православным инокам, в котором синодальные первосвященники в полноте воспроизвели богоборчество иудейского синедриона, возненавидевшего Имя Иисуса Христа и восклицавшего Апостолам Господа: «Не запрещением ли запретихом вам не учити о Имени сем?» (Деян. 5, 28), «уже бо бяху сложилися жидове, да аще кто Его исповесть Христа, отлучен от сонмища да будет» (Ин. 9, 22).

Вот имена этих новых жидовствующих, иерархов-богохульников: Санкт-Петербургский Владимир (Богоявленский), Финляндский Сергий (Страгородский), Волынский Антоний (Храповицкий), Никон (Рождественский), Владивостокский Евсевий, Гродненский Михаил, Екатеринославский Агапит. Два активнейших имяборца из этого списка впоследствии возглавили две крупнейшие имяборческие русские революционные церкви: Сергий (Страгородский) – «Московский Патриархат», а Антоний (Храповицкий) – «Русскую Православную Церковь Заграницей».

Чтобы уразуметь духовное значение синодальной хулы на Имя Божие для бытия мiра, обратимся к словам Апокалипсиса: «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откр. 20, 1-3).

Дабы узнать, чем же была запечатана бездна с содержащемся в ней драконом, прочтем из Священного Писания «Молитву Манассии, Царя иудейского, когда он содержался в плену в Вавилоне»: «Господи Вседержителю, Боже отец наших, Авраамов и Исааков и Иаковль и семене их праведного, сотворивый Небо и землю со всею лепотою их и связавый море словом повеления Твоего, заключивый бездну и запечатствовавый ю страшным и славным Именем Твоим, Егоже вся боятся, и трепещут от лица силы Твоея...» (2 Пар. завершение). То есть диавол был удерживаем от своего неистовства Именем Божиим. Безнаказанным же похулением Имени Божия в 1913 году на землю пришел ад, то есть раскрылась бездна, и сатана вышел обольщать народы.

4 июля 1913 года на Афоне с участием царских войск был произведен имяборческий погром русских Православных монахов. На докладе синодального обер-прокурора Саблера о планируемой поездке на Афон архиеп. Никона (Рождественского), представляемой имяборцами якобы «для умиротворения мятущейся братии русских обителей», Государь начертал резолюцию «Преосвященному Никону моим именем запретить эту распрю»[33]. Никон же на Афоне, руководя царскими войсками, учинил побоище, во время которого было убито до десяти иноков-исповедников Божества Имени Божия, а 833 Православных монаха были насильно вывезены на двух пароходах в Россию, где над ними надругались, облачив в мирскую одежду и запретив причащаться «до покаяния».

Синодалы впоследствии решили произвести над изгнанниками «церковный суд» в Московской синодальной конторе по специальной синодальной инструкции, которая не давала возможности в действительности разобрать догматический спор, а лишь обязывала контору судить монахов якобы «за измышление нового учения об имени Божием».

25 марта 1914 года один из защитников Православия, любящий Имя Иисус Христово иеросхимонах Антоний (Булатович), написал Государю письмо, в котором имеются такие строки: «...Ваше Императорское Величество, ныне еще есть время удержать Россию от тех бедствий, на которые наталкивают ее последние действия Св. Синода. Ныне еще есть возможность безстрастно разрешить вопрос об Имени Божием, но если эти дни будут упущены, если суд Московской Синодальной конторы состоится в таком виде, в каком он предположен Св. Синодом, то это неминуемо доведет догматический спор до такого обострения, в котором невозможно уже будет примирить мнения, но возможно будет лишь разделение, а к каким дальнейшим бедствиям это приведет Россию, это ведает один лишь Бог; одно лишь нам известно, что отступление от истинных Догматов навлекало на страну и на народ великий гнев Божий и тяжкие кары, от коих да избавит Царствие Господь. Сего ради я дерзнул написать сии строки и ныне умываю руки и считаю себя неповинным в тех бедствиях, которые могут произойти от непризнания Божества Имени Божия, ибо я все сделал, что мог, чтобы осветить вопрос и Правительству Вашего Величества, и Иерархии Церкви, и ныне предаю судьбу свою в волю Господню и в руки Ваши...»[34].

Согласно вероучению Православной Церкви, а также статьи 64 главы 7 Свода основных государственных Законов Российской Империи, «Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель Догматов господствующей (Православной) веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния». Ввиду этого, Государю следовало бы всеми имеющимися у него Самодержавными полномочиями задавить пагубную имяборческую ересь, что, естественно, коренным образом испортило бы Его отношения с еретиками-синодалами и их поклонниками.

Но Государь, прочтя письмо о. Антония (Булатовича), всего лишь ограничился следующим письмом к синоду от 15 апреля 1914 года: «В этот Праздник Праздников, когда сердца верующих стремятся любовью к Богу и ближним, душа моя скорбит об Афонских иноках, у которых отнята радость приобщения Св. Таин и утешение пребывания в храме. Забудем распрю – не нам судить о величайшей святыне, Имени Божием, и тем навлекать гнев Господень на родину; суд следует отменить и всех иноков, по примеру распоряжения митроп. Флавиана, разместить по монастырям, возвратить им монашеский сан и разрешить им священнослужение»[35].

Ересь же имяборчества упразднена не была и оставалась официальным вероучением Русской Церкви, а насадители ереси сохраняли сан епископов. Поэтому кары Божии России не заставили долго ждать: через четыре месяца начинается роковая война с Германией. С того времени русская кровь взрослых и младенцев льется нескончаемым потоком за великое и нераскаянное отступление нашего народа от спасительных основ Православной веры.

7 октября 1916 года о. Антоний Булатович снова пишет увещательное письмо Государю, истолковывая те роковые события как грозные знамения Божьего наказания за «похуление державного и зиждительного Имени Господня». В этом письме имеются такие строки: «Поражение третьей армии совпало с тем моментом, когда Вы изволили удостоить особо милостивой грамотой архиепископа Антония Харьковского, и затем, дивное дело, противник остановился тогда, когда взял Почаевскую Лавру, ту самую Лавру, из которой раздались первые хулы архиепископа Антония Харьковского на Имя Господне, ибо там впервые были напечатаны в журнале "Русский инок" мерзкие о Имени Господнем слова... Припомните еще гибель лодки «Донца» [военный пароход, привезший руководителей погрома во главе с архиеп. Никоном на Афон]: она первая погибла в Одесском рейде, потопленная турецким миноносцем, не успев сделать и выстрела!.. Нынешние люди не верят в эти знамения, но Ваша жизнь так полна этими чудесными предзнаменованиями, что Вы, Державный Государь, не можете не верить им... Промысел Божий ждет того, чтобы передать Вам Царьград, но удовлетворите же правосудие Божие и восстановите же поруганную честь Имени Господня!»[36].

Этим письмом, через схимонаха Антония (Булатовича), менее чем за полгода до февральской революции провозглашалось последнее Божественное предупреждение русскому народу в лице его Державного отца – Государя Императора. И на этот раз во утверждение Православия ничего, к сожалению, сделано не было. Богу же лжеверие во Святой Руси вместо Православия абсолютно не угодно, поэтому возмездие за укоренение богохульства в качестве официального церковного вероучения не замедлило придти: две революции в 1917 году, закончившиеся разрушением Русского Царства, морями русской крови и убийством Царской Семьи.

И снова мы видим дивное совпадение: убийство Царской Семьи произошло ровно день в день, по истечении пяти лет, после кровавого погрома Православных Афонских монахов, а именно 4 июля 1918 года. Всеми этими несчастьями Господь наказал наш народ для того, чтобы имя Православного Царства и Святой Руси не осквернялось богохульным имяборческим зловерием, а мы бы вразумились. Как тут не вспомнить слова Пророка Божьего Самуила: «Господь же не оставит народа Своего ради великого Имени Своего, ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим;.. если же вы будете делать зло, то и вы и Царь ваш погибнете» (1 Цар. 14, 22; 14, 25). Напротив же, Псалтирь дает обетование совершенной непобедимости врагами верного Богу Царя, «яко Царь уповает на Господа и милостью Вышнего не подвижится» (Пс. 20, 8).

Справедливости ради надо сказать, что Государь Николай II никогда не являлся сознательным насадителем имяборческой ереси. Наоборот, мы видим его сочувствие Православным монахам-изгнанникам, сами имяборцы свидетельствуют об этом. Ярый имяборец-революционер Василий Зеленцов, из которого революционные попы потом сделали «епископа-новомученика», в одном из своих докладов свидетельствует: «Российская высшая церковная власть окончательного суда над упорными имябожниками доселе не совершила, считаясь с систематическим сильным давлением в пользу упорных имябожников, производившимся с 15 апреля 1914 года на Святейший Синод со стороны покойного Государя Императора Николая Александровича»[37].

Так же, как мы не стесняемся повествовать о первоначальных грехах святых Божиих, закончивших свою жизнь свято, так ради Истины Божией мы должны объявить, что грех Государя состоял в том, что он в соответствии с церковными обязанностями Императора не потщился искоренить эту пагубную ересь, а искал компромисса в жизненно важном для Русской Церкви и Русской Земли вопросе, компромисса, которого для Православия и ереси просто не существует. Государь в условиях нарастающей революции не пожелал испортить взаимоотношений с еретическим синодом для утверждения Православной веры в Божество Имени Божия. Однако, синод при первом же выпавшем случае, по Божьему попущению, не задумываясь, предал Царя и его Самодержавие.

Уже после пришествия к власти большевиков о. Антоний (Булатович) писал: «Не внял Государь благому духовному совету и духовному предупреждению. Не возымел мужества пойти в этом деле вразрез с верховными синодалами, не настоял на том, чтобы спорный вопрос об Имени Божием получил безпристрастное, авторитетное и независимое от лицеприятия рассмотрение; и ограничившись лишь несколькими слабыми полумерами, и добившись лишь некоторого послабления в церковном гонении против "имябожников", – оставил в официальном похулении державное и зиждительное Имя Господне...

Я не выдаю себя ни за пророка, ни за прозорливца, однако, иногда и "Саул бывает во пророцех" (1 Цар. 10, 11), а в данном случае и мои слова оказались пророческими, ибо – "не удовлетворено было правосудие Божие", – "не восстановлена поруганная честь Имени Господня", и "отступление от истинных Догматов навлекло на страну и на народ великий гнев Божий и тяжкие кары", о которых я с такой болью в сердце предупреждал Государя, предчувствуя неизбежность их, ибо разве могло остаться безнаказанным посягательство Пастырей Христовых на Святыню Имени Его!

Особенно знаменательно то, что [февральский] переворот совершился именно в неделю Св. Григория Паламы, боровшегося против Варлаама, которого мнения повторяют ныне имяборцы и пресловутое Синодальное Послание. Знаменательно также, что и имя "Волынь", от первопастыря которой изошли первые хулы на Имя Господне, – и это имя оказалось первенствующим в перевороте, ибо весь этот стихийный переворот начат и произведен был – "Волынским" полком...

Имеяй уши да слышит и о страшной каре, которой подвергся митропол. Владимир [Богоявленский], больше всех ответственный за все Афонское дело, как первопастырь, санкционировавший все преступнейшие действия архиеп. Никона на Афоне, согласившийся с совершенно неправославными мнениями архиеп. Антония, и упорно до самого последнего времени противившийся тому, чтобы Афонское дело было авторитетно пересмотрено и разобрано...

И вот, подобно Иерусалиму, распявшему Иисуса, и в России, распявшей Имя Его, – камня на камне ныне не остается. Закрыты клеветавшие против нас и хулившие Имя Господне издания, и даже типографии их отняты!.. Но и еще "рука Его простерта"!.. – аще не потщатся иерархи воздать должную честь и исповедание державному и зиждительному, и достойному Боголепного почитания Имени Господню... И тогда в силах Господь паки пробавить милость любящим Его, и паки возградить разрушенный оплот Православия, и Царьград в руки Православных предать, и крест на Св. Софии водрузить! Буди – аминь»[38].

Заметим, что именно о еретических иерархах имяборцах и цареборцах, прошлых и нынешних, пророчествовал преподобный Серафим Саровский, говоря: «Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на Земле Русской будут великие бедствия, Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы Он лучше лишил меня Царствия Небесного, а их бы помиловал. Но Господь ответил: "Не помилую их: ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня"»[39]. И не помиловал Господь этих еретиков и клятвопреступников в рясах, предав их первых на заклание революции, начиная с революционера-«первомученика» Владимира (Богоявленского), который первый подписал еретические имяборческие и цареборческие документы синода. Но грех ереси, как учит Православная Церковь, их мученической смертью не смылся.


ЦАРСКАЯ ЖЕРТВА КАК ЗАЛОГ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Милостивый Господь искони обращает зло на добро ко спасению Своих людей. Промыслом Божиим русский Царь, как неотделимый от всего народа его Отец, пострадал за соборный всенародный грех отвержения Бога в хуле на Имя Его и попрания церковного вероучения о Православной Царской власти. Государь, как человек духовный, безусловно, чувствовал и свою вину в сложившемся в России перед роковым 1917 годом критическом положении, иначе бы он не написал своих знаменитых исповеднических слов: «Строго посещает Господь нас гневом Своим», и «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой – да свершится воля Божия!».

Исключительно в этих словах и соответствующем им подвигу состоит святость и величие Государя Николая II Александровича, ибо он, исполняя их, покорно Богу, вместе с Государыней и Детьми взошел на свою голгофу, чтобы принять на себя наказание за соборный грех всех сословий русского народа, начиная с Дома Романовых и духовенства и кончая крестьянством. Таким образом явлены «достойные плоды покаяния» (Лк. 3, 8) и смирения Государя перед Богом в заповеданной Господом нелицемерной и жертвенной любви к ближним своим, ибо сам Христос свидетельствует: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 14).

Посему, вольная смерть Государя за народ свой искупительна для нас в том отношении, что по молитве помазанника Божия его жертва драгоценной жизнью была вменена Богом в наказание русскому народу, который за попущение церковно-официальной хуле на Имя Божие должен был бы быть совершенно истреблен. Посему, хотя и находится русский народ до сих пор по своей нераскаянности в духовном рабстве, но до конца не уничтожен и жив, а екатеринбургская русская голгофа есть залог грядущего Русского Воскресения в исповедании Божества Имени Божия, ибо по Евангелию «благословенно грядущее Царство во Имя Господа» (Мк. 11, 10).

Русская триада «Православие, Самодержавие, Народность» имеет глубокий духовный смысл и внутреннюю взаимосвязь. Отступление нашего народа от Православия в хуле на Имя Божие повлекло свержение Самодержавия, а свержение Самодержавия обусловило процесс безудержного истребления русской Народности. Вернуть обратно все на прежние места может только восстановление русским народом почитания Божества Имени Божия, то есть Православия.

Но до сих пор ни один русский иерарх не защитил честь поруганного Имени Господня анафематствованием имяборцев и их ереси. Посему и пребывает Русская Земля под дальнейшим наказанием Божиим. Имяборчество же является официальным вероучением всех русских церковных юрисдикций берущих свое от разбойничьего революционного собора 1917-18 годов и цареборца Тихона (Белавина), ибо он совместно со своим синодом закрепил еретическим постановлением от 8 (21) октября 1918 года богохульное имяборческое учение в качестве официального учения своей революционной церкви.

Этим постановлением подтверждались все прежние синодальные имяборческие документы и утверждалось, что «имябожники[40], как осужденные церковной властью, могут быть принимаемы в церковное общение (с разрешением, кому следует, священнослужения) лишь по отречении от имябожничества и по изъявлении своего подчинения Святой Церкви»[41]. Здесь, как и в настоящее время, под «святой церковью» еретиками разумеется лишь профсоюз имяборческих попов-цареборцев.

Итак, еретическое имяборческое определение «Святейшего Правительствующего Синода» от 16-17 мая 1913 года и такое же еретическое постановление «Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви» от 8 (21) октября 1918 до сих пор не отменены и действуют во всех русских революционных лже-церквях, окаляя всех их адептов погибельным имяборческим богохульством. Революционные попы-имяборцы сгубили Русскую Церковь и Русское Государство более 90 лет назад, но в течение этого времени они не стали, да и никогда им не стать иереями и пастырями воскресающей Святой Руси, ибо они, кто в разуме, а кто в неразумии, являются жрецами имяборческого богохульства и сатанинской революции, но не хотят вольно покаяться в этом богоборчестве.

Ереси имяборчества и цареборчества всегда идут вместе, ибо это есть бунтарские диавольские ереси против Бога и богоустановленного порядка. Неизменно политическим идеалом имяборчества является цареборчество, то есть революция и бунтарство против помазанника Божия и его Самодержавия, с целью приближения богомерзкого царства антихриста. Все синодалы-имяборцы явили впоследствии и свое цареборчество.

Сейчас же, в самой крупной русской революционной юрисдикции – «Московском Патриархате», прославляющем бунтовщиков как святых, ведется ярая имяборческая пропаганда. По «благословению» Алексия II (Ридигера) активно издается еретическая имяборческая литература. В 2005 году переиздана брошюрка «Имябожнический бунт или плоды учения книги "На горах Кавказа"» и издана книжка «Афонская трагедя. Гордость и сатаниские замыслы», – обе под редакцией некого игумена Петра (Пиголь).

В Малороссии, во Львове, в 2003 году по благословению архиеп. Сергия (Генсицкого), издана имяборческая брошюрка «Православный взгляд на почитание имени Божия». Епископ Иларион (Алфеев) в своей имяборческой книге «Священная тайна Церкви» также открыто учит имяборческой ереси. Он пишет: «Будучи тварным, имя Божие не совечно Богу и не может отождествляться с нетварной энергией Божией»[42]. Только не вяжется лжеучение имяборца Алфеева со словами Священного Писания: «И рече Господь к Моисею: ...живу Аз, и присно живет Имя Мое» (Чис. 14, 20-21), и «Будет Имя Его благословенно во веки, прежде солнца пребывает Имя Его» (Пс. 71, 17).

Русская беда состоит в том, что хотя и было множество архиереев, поддерживающих Православное учение Божества Имени Божия, в числе которых Феофан (Быстров), Ермоген (Долганов), Серафим (Соболев), Вениамин (Федченков), но никто из них не нашел в себе ревности и крепости веры во Имя Божие, чтобы гласно отвергнуть нечестивое синодальное учение, спасая от ереси и свою паству и себя самих. К сожалению, в числе прочих причин, их непотребное смирение перед людьми, вместо смирения перед Богом, привело официальную Русскую Церковь к еретическому запустению, а Русское Царство к гибели, и они, конечно, сами чувствовали это.

Не просто так, например, епископ Феофан (Быстров) в конце своей жизни отложился от митрополита-имяборца Антония (Храповицкого) и от всякого прежнего участия в революционной деятельности, уйдя в затвор для покаянной молитвы. А возведенный в митрополиты Вениамин (Федченков) в письме к митрополиту-имяборцу Сергию (Страгородскому) в 1938 году напишет, что молчаливое подчинение решению Синода заставило его "вот уже 25 лет ощущать в душе предательство страха ради". В этом же письме он утверждает, что, будучи в 1913 г. в Оптиной, "лично слышал, что оптинцы внутренно были не согласны с Синодом"»[43].

И всё же, несмотря ни на что, воскресение Православного Русского Царства уже началось в возвращении нашего народа к Православному исповеданию Божества и непобедимости Имени Божия и в отвержении ереси цареборчества. При этом, учитывая слова святителя Киприана Карфагенского, учащего что «Епископ в Церкви и Церковь в Епископе», можно свидетельствовать, что началом видимого Русского Воскресения явится анафематствование ересей имяборчества и цареборчества и держащихся их еретиков каким-нибудь гласно покаявшимся русским архиереем, отложившимся от какой-нибудь юрисдикции революционной имяборческой церкви лукавнующих.

Такой способ возвращения из ересей в Православие признан святыми Отцами, что изложено в Первом Деянии VII Вселенского Собора на примерах возвращения в Православную Церковь святого Мелетия Антиохийского из разновидности ереси арианства[44], а также Иоанна III Иерусалимского из монофизитской ереси[45]. Под омофором вернувшегося к Православию архипастыря, Господь даст ныне разрозненным русским людям Благодать и единодушие для утверждения Божественной Истины и благочестия на Русской Земле. Мы же обязаны приближать этот день, умоляя об этом Бога и прилагая все усилия для открытия правды нашему русскому народу. Те же иерархи-имяборцы, а вместе с ними имяборческие клирики, которые не явят своего вольного покаяния за хулу на Имя Божие либо за попущение таковой хулы, что способствует продолжающемуся богохульству, непременно получат определенное им возмездие на Небе и на земле.

Восстанавливающаяся на основе Отеческого Православия и прославляющая Божество Имени Божия прежняя «Восточная Кафолическая Греко-Российская Поместная Православная Церковь», как именовалась она ранее в Диптихе Поместных Православных Церквей, да станет как раз той Филадельфийской Церковью последних времен, которой Господь обещал в Откровении Свое спасение, избежание апокалиптических наказаний, уготованных всем отступникам, а также жизнь без ига зверя-антихриста и его клевретов, ибо сказано Господом:

«Вем твоя дела: се, дах пред тобою двери отверсты, и никтоже может затворити их: яко малу имаши силу, и соблюл еси Мое слово, и не отверглся еси Имени Моего. Се, даю от сонмища сатанина глаголющияся быти иудеи, и не суть но лгут: се, сотворю их, да приидут и поклонятся пред ногама твоима, и уразумеют, яко Аз возлюбих тя. Яко соблюл еси слово терпения Моего, и Аз тя соблюду от годины искушения, хотящия приити на всю вселенную искусити живущия на земли. Се, гряду скоро: держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего. Побеждающаго сотворю столпа в Церкви Бога Моего, и вон не имать изыти ктому: и напишу на нем Имя Бога Моего» (Откр. 3, 8-12).

Церковь Христова, искуплена драгоценнейшей Кровью Сына Божия, Господа Нашего Иисуса Христа. Утверждается же Она от начала и до века кровью мучеников не за свои грехи и абы что, а за исповедание Божества Имени Иисус Христова. Посему никогда «врата адова не одолеют ей» (Мф. 16, 18). Так как Имя Иисус Христово – оружие и сила непобедимая, то Церкви Христовой, по Истине, нет ничего невозможного, и Она может противостоять исключительно этим Оружием любому могуществу богоборцев, которое суетно, а пред Богом – ничтожно, ибо по Псалтири: «Ныне познах, яко спасе Господь Христа Своего: услышит Его с небесе святаго Своего: в силах спасение десницы Его. Сии на колесницах, и сии на конех: мы же во Имя Господа Бога нашего призовем. Тии спяти быша и падоша: мы же востахом и исправихомся. Господи, спаси Царя, и услыши ны, в оньже аще день призовем Тя» (Пс. 19, 7-10).

И так как Господь ради славы Имени Своего никогда не отменяет обетования Своей милости при отсутствии особо оговоренных Его условий, то не может не исполниться Ветхозаветное пророчество многих святых Пророков о непременном соединении в конце времен Израиля, – ныне Церкви Православной, по-другому – «Святых Стана и Града Возлюбленного» (Откр. 20, 8). Согласно этому пророчеству все верные Богу из всех стран соберутся в конце времен в одном Царстве, и не будет среди них ни одного ненавистника Христа: «Сия глаголет Адонаи Господь: се, Аз поемлю весь дом Израилев от от среды языков, аможе внидоша, и соберу я от всех сущих окрест их и введу их в землю Израилеву, и дам я во язык на земли Моей и в горах Израилевых: и князь един будет во всех сих Царем, и не будут ктому в два языка, ни разделятся ктому на два царства... И избавлю я от всех беззаконий их, имиже согрешиша, и очищу я, и будут ми в люди, и Аз буду им в Бога. И раб Мой Давид князь среде их и пастырь един будет всех, яко в заповедех моих ходити будут и суды Моя сохранят и сотворят я» (Иез. 37, 21-24).

Господь непреложно обещал: «Собираем соберется Иаков со всеми: приемляй прииму оставших Израилевых, вкупе положу возвращение его, аки овцы в скорби, яко паству посреде ложа их: изскочат от человек. Взыди просечением пред лицем их: просекоша, и проидоша врата, и изыдоша ими. И изыде Царь их пред лицем их, Господь же вождь их будет» (Мих. 2, 12-13).

Потщимся же, отцы, братья и сестры, всем нашим усердием, Богу споспешествующу, во утверждении Христова Православия на нашей Русской Земле, дабы приблизить обетованное Богом блаженное время ко спасению и радости наших потомков и всех Православных Христиан. Аще же обрящемся у Бога ревностными о Имени Его и достойными, то и сами, Божественной милостью, да не лишимся обещанных блаженств Его на Небе и на земле. Аминь.


[1] См.: Бабкин М.А. Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. М., 2006; Бабкин М.А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало ХХ в. – конец 1917 г.). М., 2007.

[2] Здесь и далее по тексту примечания в квадратных скобках – составителя.

[3] Деяния Вселенских Соборов. Том IV. Казань, 1908. С. 403.

[4] ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 625. Л. 5-5об. Машинопись. Заверенная копия

[5] Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. 6 марта 1917 г. № 54. Отдел первый. Ст. 344.

[6] Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. 6 марта 1917 г. № 54. Отдел первый. Ст. 345.

[7] См.: «Утвержденная грамота об избрании на Московское государство Михаила Федоровича Романова». 2-е издание Императорского общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете. Москва, 1906.

[8] См.: Там же.

[9] Творения святых Отцев в русском переводе. Том 7. Часть 3. М., 1846. С. 487-488.

[10] Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. Издание Иосифо-Волоцкого ставропигиального монастыря, 2006. С. 196-197.

[11] См. Русские ведомости. Москва. № 48. 02.03.1917 г.

[12] Петроградская газета. № 58. 09.03.1917 г.

[13] ЖМП, 1948, № 1

[14] Блаж. Феофилакт Болгарский. Благовестник. Кн. 2. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2002. С. 369.

[15] Цит. по: Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. Издание Иосифо-Волоцкого ставропигиального монастыря, 2006. С. 204-205.

[16] Протоиерей Иоанн Сергеев. Моя жизнь во Христе, вып. 5. Изд. 2. СПб., 1893 С. 30.

[17] Дионисий Ареопагит. О Божественных Именах. О мистическом богословии. СПб., 1994. С. 53.

[18] Там же. С. 53

[19] Там же. С. 37

[20] Там же. С. 37

[21] Там же. С. 41

[22] Святитель Григорий Нисский. Догматические сочинения в 2-х томах. – Краснодар, 2006. Т. 1. С. 61-64.

[23] Творения иже во святых отца нашего Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской. Часть 3. М., 1846. С. 179.

[24] Цит. по: Имяславие: сборник богословско-публицистических статей, документов и комментариев. Т. 1. / Сост. и общ. ред. Прот. Константина Борща. 2003. С. 542.

[25] Там же. С. 548-549.

[26] Там же. С. 544

[27] См. Русский инок. № 20, 1912. С. 78-79.

[28] Церковные ведомости № 23, 1903.

[29] Преподобного отца нашего Макария Египетского духовные беседы, послания и слова с присовокуплением сведений о жизни его и писаниях. Изд. 4. Троиц. Серг. Лав., 1904. С. 293.

[30] Блаж. Феофилакт Болгарский. Благовестник. Кн. 2. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2002. С. 448.

[31] Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. Издание Иосифо-Волоцкого ставропигиального монастыря, 2006. С. 379-380.

[32] Там же. С. 364.

[33] РГИА. Ф. 797. Оп. 83. II отд. 3 ст. Д. 59. Л. 6.

[34] Начала (Религиозно-философский журнал) № 1-4, 1995. С. 179.

[35] РГИА. Ф. 797. Оп. 83. II отд. 3 ст. Д. 59. Л. 167.

[36] Начала (Религиозно-философский журнал) № 1-4, 1995. С. 180.

[37] Забытые страницы русского имяславия. Сост. А.М. Хитров, О.Л. Соломина. М.: Паломникъ, 2001. С. 406.

[38] Начала (Религиозно-философский журнал) № 1-4, 1995. С. 181-182.

[39] Россия перед вторым пришествием. Составитель С. Фомин. 2-е изд. М.: Родник, 1994. С. 325.

[40] «Имябожниками» еретики-имяборцы называют Православных Христиан, верующих в Божественность Имени Божия.

[41] Забытые страницы русского имяславия. Сост. А.М. Хитров, О.Л. Соломина. М.: Паломникъ, 2001. С. 410.

[42] Еп. Иларион (Алфеев). Священная тайна Церкви. Том 1. СПб, 2002. С. 634.

[43] Иларион, схимонах. На горах Кавказа. Изд. 5-е. СПб., 2002. С. 914.

[44] Деяния Вселенских Соборов. Том IV. Казань, 1908. С. 361.

[45] Деяния Вселенских Соборов. Том IV. Казань, 1908. С. 363-365.