В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
Календарь
04
июня, чт
22 мая по старому стилю
Царский календарь и жития святых
Страданье святого мученика Василиска
Святой великомученик Иоанн-Владимир, благоверный князь Сербский
Праведный Иаков Боровичский, Новгородский чудотворец
381 г. На II Вселенском Соборе св. отцами утверждено учение о Святой Троице
Этот день в истории
1469 г. родился Мануэль I, португальский король (1495-1521 гг.), покровитель Великих географических открытий
1606 г. самозванец Василий Шуйский принес присягу в качестве “русского царя”
1619 г. в обмен на польских пленных выменян отец русского Царя патриарх Филарет
1734 г. после 8-месячной осады русские войска захватили Данциг (Гданьск), после чего польский король Станислав Лещинский бежал в Пруссию
1746 г. Россия и Австрия заключили оборонительный союз против Пруссии и Турции
1767 г. Русская Императрица Екатерина II, посетив Нижний Новогород, велела перестроить его центр
1826 г. умер писатель, историк Николай Михайлович Карамзин, автор 12-томной “Истории государства Российского”, доведенной до 1611 г. (род. 1 декабря 1766 г.)
1865 г. родился Георг V, английский король (1910-36 гг.)
1880 г. cкончалась Императрица Мария Александровна (1880 г.) в Петербурге
1886 г. в Петербурге основан электротехнический институт
1896 г. в Москве подписан секретный договор, по которому Китай позволил России строить Китайско-Восточную железную дорогу — КВЖД (она была построена Россией в 1897-1903)
1903 г. русский Император Николай II издал указ, запрещающий евреям иметь собственность за пределами мест их проживания
1905 г. японское командование устроило торжественную церемонию в честь плененного Русского адмирала Рождественского в военном госпитале
1916 г. Русские войска генерала Брусилова начали наступление в Галиции
1917 г. генерал Брусилов назначен главнокомандующим Русской армии

Выбрать другой день

Архив старого форума

О чем пишут газеты 12.03.09.?

Автор: admin, Дата: 12 марта 2009, 13:53
Заголовок сообщения: О чем пишут газеты 12.03.09.?
О ЧЕМ ПИШУТ ГАЗЕТЫ?



14.03.2009 16:00 Научная конференция «Россия в условиях глобального кризиса»

Научная конференция «Россия в условиях глобального кризиса»

Учёные – члены общественных научных комитетов приглашают Вас посетить научную конференцию «Россия в условиях глобального кризиса», которая состоится 14 марта в 16 часов

в Российской Государственной Библиотеке (библиотека им. Ленина) подъезд №3, 3-й этаж, Конференц-зал.

Подробнее см. программу конференции: http://www.rossija.info/outnews/53480/

* * *


12.03.2009 Сначала убивали тех,кто действительно был опорой государствa, защитниками народa

Убийства были организованы большевиками во имя революции, для "углубления" революции, пока не поздно, кровью отделить матросов от офицеров и вырыть между ними непроходимую пропасть ненависти и недоверия

На улицах у всех была видна эта жажда крови, жажда самой безжалостной, зверской расправы, все равно над кем...

«Среди общей подлости, – свидетельствовал молодой адвокат, – одни полицейские вели себя героями»

Зверства в феврале 1917 «нисколько не уступают тому, что проделывали над своими жертвами большевики в своих чрезвычайках», а это указывает на след жидовской нелюди

Сначала убивали тех, кто действительно был опорой Царю и государственного строя, защитниками народа и знал много о преступниках и умел их обезвреживать. А если посмотреть на расформирование бердской бригады спецназа под этим углом?


* * *

12.03.2009

ПРО «МАССОВУЮ КУЛЬТУРУ» И СОЦИАЛЬНУЮ ДИНАМИКУ

Источник: Живой Журнал Артема Акопяна

Понятия не имею, в чем различие потребителей и самой культуры элитарной и массовой, зато очень хорошо понимаю, что есть люди которые неспособны воспринимать "массовую культуру" прошлого, а потребляют только всякую классику, а что касается "массовой культуры" только новинки. И вот эти люди, на мой взгляд, самые бедные, лишенные возможности простейшего исторического анализа и наиболее подверженные "манипуляциям".

А по мне нет ничего лучше для сравнительной оценки того, где мы были и куда мы пришли, чем изучение массовой культуры совсем недавнего времени. Как известно "массовая культура" оперирует социальными штампами и общими идеологическими установками общества. И каждый раз когда мы смотрим на её продукты прошлых лет мы можем понять, как мыслили мы ещё совсем недавно.

Но увы, каждый раз поружаясь в изучение какого-нибудь продукта полувековой давности, я понимаю, в насколько убогое пошлое и глупое время мы живем сейчас. Закончил на днях просмотр первого "Стар Трек" (всех трех сезонов). Как хотелось бы ещё пожить в то время, пока для людей снимали такие фильмы. Дело не качестве, а в тех установках, которые сериал несет.

Но с другой стороны можно, конечно, посмеяться над ублюдочной культурой 60-х, которая победила затем. Пошлость, мещанство и грязь хиппизма, удушающий смрад, который лезет из всех щелей, убогость бостона и сан-франциско. Все это оттуда, из поганого 68-го года.

И только порой посмотришь какое-нибудь славное кино, послушаешь песню Дина Мартина и думаешь, как же так получилось, что вся эта чернь вылезла наружу. Впрочем, и у нас ведь тоже самое. Вот они рядом с нами, сидят и дожидаются свого часа. Дизайнеры, блоггеры, гнилозубые посетители всяких блингв, уродливые дуры-фотографы, любители стругацких и русского рока. У всех "политическая позиция" и всем "не хватает свободы". Они хотят заполнить своим смрадом уже всю Россию, превратить в свое буддистко-андергрундное болото все, чтобы ни осталось уже ничего высокого, ничего святого и светлого. И как же этому противостоять? Как выжечь эту скверну каленым железом? Как найти последнее БГ и раздавить, чтобы потекла зеленая жижа?

Американцы не смогли. Неужели и мы обречены тоже?


* * *

12.03.2009 Поощрение раскола

Евгений КОЛЯДА 12.03.2009 08:04

11 марта 2009 года новостные ленты в Украине запестрели сообщениями о награждении «Предстоятеля Украинской Автокефальной Православной Церкви Митрополита Киевского и всея Украины Мефодия (Кудрякова)» орденом «За заслуги» I степени. Состоялась встреча главы украинского государства и Кудрякова, в ходе которой В. Ющенко поздравил того с 60-летним юбилеем; по сообщению пресс-службы президента, на встрече были обговорены «актуальные вопросы развития государственно-церковных отношений в Украине».

О заслугах господина Кудрякова перед украинским государством строки президентского указа под номером 140/2009 от 10 марта 2009 года сообщают скупо: «за многолетнюю плодотворную церковную деятельность, утверждение идеалов духовности, милосердия и согласия в обществе». А при вручении награды В. Ющенко от себя добавил: «Хочу поблагодарить Вас за ту позицию, которую Вы занимаете в церковной жизни Украины». О том, что понимает нынешний украинский президент под «многолетней плодотворной церковной деятельностью» главы «УАПЦ» и его особой «позицией», мы можем только догадываться.

Господин Кудряков окончил Московскую духовную семинарию и академию. В 80-е годы служил в Тернопольской и Львовской епархиях Украинского экзархата Русской Православной Церкви. В 1990 году перешёл в лоно так называемой УАПЦ, за что был извергнут из сана Украинской Православной Церковью Московского Патриархата. В первой половине 90-х от «автокефалистов» перешёл под крыло других раскольников – «киевского патриархата». В 1995 году рукоположен в епископы теми, кто находился в расколе и не имел никакого канонического права рукополагать. В 1998 году Кудряков опять вернулся в лоно «УАПЦ» и с 2000 году возглавляет её.

Даже беглый взгляд на его жизненный путь (без напоминания о силовых захватах православных храмов «автокефалистами», о приобретении права быть их настоятелем по решению светских чиновников, об уголовном преследовании и проч.) действительно свидетельствует об «особой» позиции этого религиозного деятеля.

Как тут не вспомнить ещё одну хвалебную речь в адрес «митрополита Мефодия», на сей раз из уст нынешнего главы Госкомнацрелигий Украины А. Сагана: «Ваш жизненный путь является примером неутомимого и самоотверженного служения Церкви и украинскому народу». А.Саган, как обычно, превозносит тех, кто работает на раскол Православия и как следствие – на разъединение украинского народа, ведь Кудряков возглавляет религиозную структуру, не признанную Вселенским Православием. Организационно она представляет собой 12 епархиальных управлений, 6 монастырей, 1179 религиозных общин, 830 из которых (70,4%) действуют в западных областях страны. Если нет канонического признания «УАПЦ» православными Церквами, значит, она сознательно обманывает людей и вводит в заблуждение верующих своей вывеской об автокефальности и самостийности. Видимо, в понимании В. Ющенко, это тоже является проявлением «особой позиции» главы данной религиозной организации.

В связи с наградой господина Кудрякова возникают и другие вопросы. Хотелось бы знать, какую цель преследуют нынешние украинские власти, осыпая наградами тех, кто разрывает Православие в Украине на куски? Ведь свежи в памяти июльские (2008 года) указы Президента Украины, когда тот же Кудряков был отмечен орденом Ярослава Мудрого III степени «за особый вклад в утверждении духовности, гуманизма и милосердия, многолетнюю плодотворную деятельность и в связи с 1020-летием крещения Руси».

Уместно напомнить, что тот же В. Ющенко с 1999 по 2008 год пять раз вручал орден Ярослава Мудрого (с первой по пятую ступень) ещё одному «поборнику единства украинского православия» - Денисенко, который возглавляет так называемый «киевский патриархат», а в июне 1992 года на «Всеукраинском православном соборе» пытался подмять «УАПЦ» под «УПЦ КП». Денисенко стал первым в истории наградной системы независимой Украины полным кавалером ордена Ярослава Мудрого, высшей государственной награды Украины, а в 2009 году был удостоен и Ордена Свободы.

Подобное возвеличивание наградами тех, кто на словах лицемерно выступает за «единую Украинскую Православную Церковь», а на деле Церковь разрушает, несовместимо с шагами по уврачеванию раскола в Украине. Тогда надо наградить и первого президента Украины Л. Кравчука, вдохновлявшего раскольников на борьбу за «поместную церковь Украины».

И ещё хотелось бы знать, когда В.Ющенко больше кривит душой: когда поздравляет с избранием нового Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, заверяя его, что считает «чрезвычайно важным дальнейшее конструктивное развитие государственно-церковных отношений на пользу народу Божьему», или когда, называя себя православным, вручает государственные награды изверженным из сана служителям псевдоцерковных организаций?


* * *


12.03.2009 Что стоит за предложением США к России о «поддержке по иранскому вопросу

Автор Константин Черемных, contr-tv.ru
12.03.2009 г.

Государственный телеканал «Вести» в лице международного обозревателя Самира Шахбаза пристально следит за Бараком Обамой, а в лице соучредителя Фонда эффективной политики Кирилла Танаева – за положением дел в СНГ. Снисходительный прищур глаз на обоих говорящих головах не позволяет усомниться в том, что им сверху видно все, и пусть Обама и Ющенко так и знают.

После Мюнхенской конференции по безопасности в голосе обоих телеведущих проснулся такой победный металл, как будто Россия уже оставила следы на Марсе. Правда, с трибуны Красноярского форума как раз было заявлено, что такими излишествами, как межпланетные полеты, России в период кризиса заниматься не к лицу. Значит, марсианские похождения оставлены на откуп дуракам из НАСА.

Оптимизм в связи с итогами Мюнхенской конференцией возник оттого, что вице-президент США Джо Байден предложил там осуществить «перезагрузку» российско-американских отношений. В чем она состоит, впрочем, пока непонятно, поскольку от своих намерений разместить средства ПРО в Восточной Европе американская сторона не отказалась. Как и от намерений «окольным путем затащить Украину и Грузию в НАТО», как выразился российский министр иностранных дел.

Нельзя сказать, что речи американских представителей в Мюнхене вызвали сильное воодушевление в общественном мнении Европы и Азии. Как Байден, так и выступавшие следом за ним военные стратеги давали понять, что Америка вовсе не намерена никому уступать своих международных позиций, а просто перейдет от тактики «грубой силы» к стратегии «умной силы». Что должно скорее настораживать, чем вызывать эйфорию.

С адекватной настороженностью воспринимают новые декларации Вашингтона в Центральной Европе, ибо новая администрация США явно намерена еще энергичнее прежней принуждать европейских союзников к участию в так называемых «миротворческих» миссиях, особенно в Афганистане. Не испытывает никаких иллюзий и Латинская Америка, в особенности Венесуэла, благо ее правительству дано понять, что Вашингтон по максимуму использует снижение нефтяных цен для экономической осады правительства Чавеса. Куда более лояльное Вашингтону правительство Ирака пока воспринимает посулы Барака Обамы о скором выводе войск со столь же очевидным скепсисом. Соседние исламские страны, от Турции до Египта, были разочарованы поведением Обамы еще накануне инаугурации, когда он отказался комментировать израильское вторжение в Газу.

Если альфа и омега американской внешней политики, несмотря на экономическую рецессию и колоссальный внешний долг, никак – по крайней мере, на сегодняшний день – не изменились, почему Москва должна ожидать от Вашингтона каких-то эксклюзивных поблажек? А если таковые и предлагаются, то на каких условиях? Ответа на эти вопросы отечественная аудитория ждет от федеральных электронных СМИ, призванных отражать официальную позицию государства. Вакуум внятных ответов заполняется домыслами. Что более чем естественно, когда ведущие СМИ Запада без устали внушают мировому общественному мнению, что новое руководство России, дескать, податливее прежнего, более склонно к компромиссам, а в период кризиса больше зависит от западных рынков.



НА ЧТО МЕНЯЕМ?

26 февраля «Вести» транслировали прямой репортаж со слушаний в Конгрессе США, не имеющих законодательного значения и представляющих интерес только в качестве среза мнений. Тема того заслуживала: предметом обсуждения, что происходит нечасто, были политические и экономические отношения между США и Россией.

Высказывания демократа Брэда Шермана телеканал предпочел перевести полностью, а содержание выступления республиканца Даны Рорабахера – пересказать в кратком изложении. Поскольку сюжет был ограничен несколькими минутами, такой выборочный подход вроде бы оправдан. Правда, лапидарность не должна противоречить точности, а значение темы – предполагать хоть какие-нибудь комментарии. Если не экспертные, то хотя бы редакционные.

Из уст конгрессмена Шермана прозвучало буквально следующее: «Что мы можем предложить России? Если на столе переговоров будет предложение, что США не поддержат строительство газопроводов с Каспия в обход России, если мы не будем строить систему противоракетной обороны в Чехии, если мы признаем независимость Южной Осетии и Абхазии, если мы предложим все то, что мы никогда не решимся предложить, сможем ли мы заручиться поддержкой России по иранскому вопросу?»

Аудитория канала «Вести», представляющая наиболее любознательную к геополитическим проблемам часть российской публики, естественно, не может не извлечь из вышеприведенного пассажа некоего вполне внятно артикулированного предложения о сделке. Речь идет о том, что от России ждут некоего содействия в области отношений с Ираном. Это предполагаемое содействие было предметом обсуждения и на Мюнхенской конференции. И это содействие настолько важно для Вашингтона, что в случае согласия американская сторона готова пойти на совершенно беспрецедентные уступки, о которых ранее, во времена правительства Буша, просто не могла идти речь.

Суть предложенных уступок, как несложно заметить, имеет прямое отношение к Ирану. Вопрос о суверенитете бывших автономий советской Грузии утрачивает актуальность для Вашингтона, если сама Грузия утрачивает значение а) стратегического плацдарма для непосредственных военных действий против Ирана; б) транзитной страны для вышеназванного транскаспийского газопровода. Сам же газопровод перестает быть нужным в случае, если газ из Средней Азии доставляется на европейские рынки по иному маршруту – то есть поступает из Ирана, что а) действительно представляет существенную экономию на прокладке подводного газопровода, и б) снижает риски доставки через курдские районы Турции. Наконец, размещение ПРО в Польше и Чехии, равно как и в Азербайджане, станет ненужным (и соответственно, на этом также можно немало сэкономить), если режим в Иране становится «ручным». Таким образом, речь идет о действительно серьезной сделке, предполагающей прямое партнерство Москвы с Вашингтоном в расшатывании режима Махмуда Ахмадинеджада и его замене на более удобную для Вашингтона фигуру.

Несложно догадаться, какие государства извлекут максимальный выигрыш из подобной сделки, а кто, напротив, окажется в убытке, что скажется на отношениях этих стран как с Вашингтоном, так и с Москвой. К первой группе относится, несомненно, Израиль, в особенности фактически выигравший выборы правый блок Ликуда, а также Румыния, через которую иранский газ, в соответствии с первоначальным проектом Nabucco, будет доставляться в Европу. Ко второй – Азербайджан и Турция как предполагаемые транзитные страны (Грузия не в счет, поскольку тот же вариант Nabucco предусматривает ирано-армяно-грузинский транзит как альтернативу турецкому), а также те страны и регионы, которым усиление Израиля и Румынии ничего хорошего не сулит: то есть а) Палестина, Ливан и Сирия; б) Болгария, Украина, Молдавия и Приднестровье.

Если оставить в стороне сугубо моральные и прямо следующие из них репутационные соображения, ограничившись сугубой геополитической и геоэкономической прагматикой, то можно для начала поинтересоваться, обязывают ли Россию к чему-либо только что сложившиеся отношения в рамках так называемого «газового ОПЕК». Второй, не менее существенный, вопрос касается российских инвестиций в Иране, в первую очередь в строительство Бушерской АЭС. Наконец, следует оценить объем инвестиций в предпроектные разработки «Южного потока» и масштаб политических потерь в итоге срыва этого проекта, теряющего смысл в случае реализации первоначального варианта Nabucco. Все это затрагивает не только государственные, но и корпоративные интересы. И все это на главном российском внешнеполитическом канале остается за скобками. Мы этим не занимаемся: мы следим за Обамой.

Этот странный перекос в освещении американо-российских отношений доходит до абсурда, когда телекамера выхватывает из зала профиль находящегося там экс-советника Президента РФ, а ныне сотрудника американского Cato Institute Андрея Илларионова, но причины его присутствия там остаются загадкой. Естественно, из других источников заинтересованный наблюдатель в тот же день узнает, что именно хотел заявить и действительно заявил господин Илларионов на собрании конгрессменов. А заявил он протест по поводу американского флирта с Россией, окрестив его не иначе как «вторым мюнхенским сговором». Хотя предметом гнева нашего ультралиберала была возможность уступки Вашингтона в отношении Абхазии и Южной Осетии, само слово «сговор» показалось редакции телеканала, похоже, каким-то неудобным.

Поскольку тема, озвученная Шерманом, далеко не безразлична для политики России в СНГ (на пространстве от Казахстана до Украины), мы вправе были ожидать хотя бы краткого комментария от Кирилла Танаева, благо этот предмет по его части. Однако господин Танаев, победно щурясь и франтовато подмигивая, сообщил нам лишь об очередных провалах официального Киева в попытках заручиться поддержкой международных финансовых институтов, что обернулось понижением рейтингов Украины до последней ступеньки перед признанием дефолта. По телеэкрану весело скакал мячик, символизирующий падающую оценку PriceWaterhouse Coopers, а за скобками осталось «всего ничего» – потенциальные последствия для России в результате действительно грозящего Украине коллапса.

Примечательно, что приводя перечень недальновидных ошибок Украины, комментатор отчасти воспроизводил точно такие же ошибки России и ее собственного корпоративного сообщества, которые повлекли за собой всем известные последствия, касающиеся не в последнюю очередь рынка рабочей силы. Именно на этот рынок правдами и неправдами, по всему фронту границы, хлынет неприкаянная многомиллионная масса за средствами к существованию. Но мы этим не занимаемся. Мы следим за Ющенко.



ФЕНОМЕН ОПЕРЕЖАЮЩЕГО ОТРАЖЕНИЯ

Господин Рорабахер, бывший советник президента Рональда Рейгана, инициатор Акта поддержки украинской демократии 2004 года и близкий друг Екатерины Ющенко, буквально заявил на слушаниях в Конгрессе следующее: «Мы отвратительно относимся к России, мы трясем этой поправкой Джексона–Вэника над их головами, мы пытаемся их исключить с мировых рынков. Мы упускали столько возможностей последние 10 лет! Надеюсь, администрация Барака Обамы даст новый старт нашим отношениям».

Подобный пассаж и впрямь легко интерпретировать как сугубо дружественную реплику, происходящую от внезапно пробудившейся геополитической щедрости. То ли с господином Рорабахером и впрямь случилось покаянное прозрение, то ли он ведет речь о сделке не менее крупного масштаба – к примеру, о заключении особого американо-российского партнерства в противовес Европе и Азии.

Фантазии государственного телеканала «Вести» не простираются столь далеко. Пишем, что слышим, а именно: Рорабахер-де призвал отменить поправку Джексона–Вэника в отношении России, а также способствовать приему России в ВТО».

Пресловутое членство в ВТО в представлении редакции телеканала является такой безусловной ценностью, что связанные с ним риски сами собой выбрасываются за скобки без тени какой-либо рефлексии. Мало того, «Вести» слышат вожделенные слова, даже когда они впрямую не произносятся. Прямо какое-то опережающее отражение по Анохину.

Через пару дней, не моргнув глазом, тот же телеканал охотно цитирует высказывание миллиардера Уоррена Баффета о том, что международные финансовые институты находятся в состоянии, сопоставимом с венерической болезнью. Так мы хотим этим болеть или не хотим? А может, стоило бы и другим помочь излечиться от недуга? Вопрос прямо касается вышеназванной геополитической альтернативы, которую центральный внешнеполитический ресурс стесняется обсуждать публично.

Может быть, наша законодательная власть, полгода назад столь эффективно и единодушно побудившая главу государства признать государственность Южной Осетии и Абхазии, возьмет на себя смелость поставить перед внешнеполитическим ведомством страны прямой и конкретный вопрос о выборе, который поставлен перед Россией вашингтонскими стратегами «умной власти»? Во всем диапазоне – от предложений по двустороннему разоружению (ни к чему не обязывающему третьи стороны) до внятных и всеобъемлющих (а не кланово-отраслевых) способов защиты внутреннего рынка; от целесообразности скупки казначейских облигаций США до двусторонних отношений в космической сфере, от которых для России действительно есть прямая выгода, в отличие от неприличных геополитических разменов. Российские избиратели восприняли бы такой интерес Госдумы к вопросам первостепенной важности с достаточной степенью благодарности, чтобы отношение граждан к парламентариям поднялось бы хоть на ступень выше с нынешнего обидно низкого уровня доверия. Да и в самом деле, почему мы слушаем чужих парламентариев чаще, чем собственных, и как это соотносится с официально провозглашенной задачей деколонизации сознания?

P.S. От редакции.

Когда статья уже готовилась к публикации, с важным заявлением выступил Президент РФ Дмитрий Медведев. Глава государства сказал: «В отношении ПРО непродуктивно ставить вопрос о каких-то разменах, в том числе по иранской проблематике».



* * *


12.03.2009 Каркас механизма безопасности – региональная интеграция (IV)


12.03.2009
Александр ВОРОНЦОВ
Олег РЕВЕНКО

Часть I

Часть II

Часть III

На нынешнем этапе перед странами Северо-Восточной Азии стоит задача формирования системы безопасности в условиях несовпадающего и даже диаметрально противоположного восприятия существующих и потенциальных угроз и рисков, равно как и выбора вариантов реагирования на них.

Страны "тройки" – США, Япония и Южная Корея – склонны видеть главную угрозу безопасности в регионе в "деструктивном поведении" и агрессивных намерениях Северной Кореи, полагая, что последняя, во-первых, преследует цель добиться объединения Корейского полуострова путем применения военной силы, и, во-вторых, способна к нападению на Японию с использованием своего арсенала баллистических ракет.

Для США КНДР – прежде всего, страна с "диктаторским, тоталитарным режимом", распространяющая ядерное оружие и угрожающая соседям, нарушающая права человека, принципы демократии и тем самым бросающая вызов странам "свободного мира" в Азии. К списку "грехов", приписываемых Пхеньяну, Вашингтон и его союзники обычно относят также и участие в продаже ракет и ракетных технологий, распространении фальшивых денег и наркотиков ради пополнения скудного бюджета страны.

У Пхеньяна, в свою очередь, другие страхи. Там уверены, что США преследуют целью уничтожение существующего в КНДР строя либо путём прямого вооружённого нападения с применением точечных ударов по ключевым объектам военной, гражданской инфраструктуры, системам управления, либо, в крайнем случае, методами постепенного "удушения" страны за счет углубления ее международной изоляции, перекрытия доступа к международной валютно-финансовой системе и "расшатывания" изнутри существующего строя через навязывание западных ценностей, требованиями проведения реформ и массированной пропагандистской обработкой населения с применением новейших технических средств ведения психологической войны.

Испытывая серьезные подозрения в отношении подлинных намерений "враждебных сил", в Пхеньяне считают на данном этапе единственной реальной панацеей от всех бед и зол обладание ядерным оружием. Известно приписываемое Ким Чен Иру высказывание о том, что только благодаря этому фактору, "страна может спать спокойно". Люди, стоящие у руля управления в Северной Корее, сегодня уверены в том, что, если отказаться от ядерного потенциала, страна останется полностью беззащитной перед лицом вооружённого агрессора, и с ней попросту никто не будет разговаривать.

Позиция Китая – весьма уклончивая, как это бывает всегда, когда речь не идёт о его жизненно важных интересах. В целом она сводится к тому, что Восточная Азия находится в процессе трансформации и торопить естественный ход событий не следует. Сначала надо определиться с пониманием общих угроз – военных, экономических и экологических и выработать единые подходы к ним, и лишь затем приступать к формированию региональных институтов. Иными словами Пекин в принципе выступает в пользу развития процессов многостороннего сотрудничества, но считает преждевременным говорить о чем-то конкретном применительно к СВА.

Другая концепция состоит в том, что важным предварительным условием обсуждения и решения вопросов собственно военной безопасности может стать более активная работа по развитию интеграционных процессов в регионе. Они как раз и могли бы стать каркасом для процессов региональной консолидации и взаимопонимания. Если в рамках тройки КНР – Япония – РК степень двустороннего сотрудничества, в том числе в сферах инвестиций и торговли, достигла высоких параметров, то России, Монголии и, тем более, КНДР предстоит ещё приложить много усилий, чтобы подключиться к указанным процессам.

Для понимания того, насколько велики еще в регионе силы "отталкивания", можно привести примеры несбывшихся надежд на осуществление весьма выгодных для России, КНДР и РК крупномасштабных экономических проектов – таких, как воссоздание Транскорейской железной дороги и ее соединение с Транссибом для доставки контейнерных грузов в Европу; создание широкого энергетического кольца, часть которого проходила бы с российского Дальнего Востока через территорию Корейского полуострова; строительство газопровода для подачи российского природного газа на Юг Кореи. Сложная военно-политическая обстановка на Корейском полуострове и, соответственно, высокая степень рисков не только отпугивают потенциальных инвесторов, но делают эти перспективные проекты на современном этапе просто нереальными.

На каком-то этапе задача побудить Северную Корею к отказу от ядерного оружия способствовала объединению усилий ряда абсолютно несхожих стран региона. Мы не относимся к числу оптимистов, однако исходим из того, что со временем и при определенных обстоятельствах данная задача может быть решена.

Вслед за этим возникнет, однако, вопрос, что делать дальше: распускать пекинские переговоры или перенацеливать их на решение иных, быть может, еще более сложных задач?

Сталкиваясь сегодня с полным отсутствием ясности насчёт судьбы шестистороннего механизма и в тоже время признавая необходимость сохранения этого уникального формата, некоторые участники "шестисторонки" начинают размышлять в том плане, что и в "пост-ядерный период" пекинский диалог должен оставаться форумом, предназначенным преимущественно для обсуждения проблематики Корейского полуострова, а если говорить прямо – северокорейских дел. Такой подход мотивируется тем, что даже и безъядерная Корея будет по прежнему оставаться очагом напряженности и нестабильности в регионе, а режим в Пхеньяне требует постоянного внешнего мониторинга, идеальным инструментом для осуществления которого как раз и является "площадка" шестисторонних переговоров.

В соответствии с подобной логикой повестка "шестисторонки" (либо механизма мира и безопасности, который её со временем заменит) могла бы включать последовательное рассмотрение таких вопросов, как сокращение конвенциональных вооружённых сил КНДР до "разумного минимума", отказ от ракетных вооружений, уничтожение вроде бы имеющегося у Пхеньяна химического и биологического оружия, а затем – плавный переход к мероприятиям политического характера.

«Маленький», но принципиально важный нюанс, о котором авторы подобных воззрений предпочитают умалчивать, состоит в том, согласится ли КНДР с подобной "дорожной картой" дальнейшей работы? Как и в каком кругу рассматривать предлагаемую повестку в условиях предсказуемого бойкота северокорейцами таких переговоров? Какой будет реакция Пхеньяна, если рецепты "приобщения к цивилизованному сообществу" будут навязываться ему силой?

Пока за пределами понимания остаются и другие вопросы. Например, если корейская тема все же будет доминировать в деятельности механизма, то как, на каком этапе и в каком формате будет решаться вопрос о замене перемирия в Корее от 1953 года на прочный мир? Другими словами – перейдёт ли этот вопрос в компетенцию механизма мира и безопасности, что было бы логично, или же "доводить дело до конца" будут подписанты соглашения о перемирии – США (от лица "сил ООН"), Китай, КНДР и, возможно, Южная Корея. Важно отметить, что за исключением корейской, все другие гипотетические темы для работы механизма мира и безопасности в СВА пока не находят понимания у соответствующих сторон. Мотивы приводятся разные: либо они еще "не созрели" для вынесения на широкое обсуждение, либо их обсуждение уже ведётся в других, как правило, двусторонних форматах. Например, можно предположить, что китайцы будут категорически выступать против обсуждения тайваньской темы в многостороннем формате. Японцы и южнокорейцы станут возражать против неизбежных вопросов северокорейцев насчет укрепления их вооружённых сил в рамках военно-политических альянсов с США и требований о выводе американских войск с территорий соответствующих стран. Ни Россия, ни Китай, ни Япония, ни Южная Корея не заинтересованы в вынесении двусторонних территориальных споров на третейский суд региональной структуры, тем более что верховным арбитром в таком случае могли бы стать США, которые не имеют существенных территориальных проблем с другими державами этой части мира, но приложили руку к созданию известной проблемы российско-японского территориального размежевания. И, наконец, Россия как единственный экспортёр углеводородных ресурсов вряд ли заинтересована оказаться в такой ситуации, когда ей пришлось бы столкнуться с совокупным давлением стран нетто-импортеров нефти и газа, каковыми являются все без исключения потенциальные участники механизма мира и безопасности в СВА.

Ситуация с созданием и даже предварительной концептуальной проработкой вопроса о будущей региональной структуре по безопасности выглядит всё же не очень обнадёживающей. Слишком мощные и разноплановые игроки собрались в рамках планируемой многосторонней структуры, слишком велик будет соблазн воспользоваться пока даже не появившимся на свет формированием, чтобы попытаться подчинить его своему влиянию.

Кроме того, региональный институт – вовсе не панацея: многие чувствительные вопросы будут решаться помимо неё. В последние два–три года в АТР ускоренными темпами идёт институциализация узкоформатных механизмов взаимодействия, например, между США, Японией и Южной Кореей, а также по линии восточноазиатского "триалога" Япония – КНР – РК, в рамках которых налаживается обсуждение общих контуров новой системы безопасности и мира в регионе, предпринимаются попытки координации внешнеполитических линий соответствующих стран, определения характера существующих угроз и способов противодействия им.

При этом наиболее характерным становится стремление США использовать собственно военно-политические альянсы в регионе в качестве своеобразного "ядра", системообразующих элементов более широких процессов и площадок, что видно на примере "тройственного стратегического диалога" (официальное название «сиднейской тройки»). При таком раскладе существует опасность, что еще не созданный механизм мира и безопасности в СВА ожидает судьба быть поглощённым или, по крайней мере, тесно привязанным к формируемым под эгидой США и их союзников более мощным и целостным региональным структурам, а участие в нём – на заведомо второстепенных ролях – России и Китая будет придавать видимость универсальности этой организации.

Впрочем, реальная практика, порой, опрокидывает самые правдоподобные предположения и расчёты, поэтому время "хоронить" пекинский процесс как прообраз будущего регионального института ещё не пришло. Со временем он может стать катализатором вызревания тенденций, которые в конечном итоге приведут к формированию новой модели межгосударственных отношений в Северо-Восточной Азии.


* * *

Автор: admin, Дата: 12 марта 2009, 14:07
12.03.2009

Эсеры обвинили единороссов в использовании исчезающих чернил на выборах в Волгограде


Руководитель фракции "Справедливая Россия" в Государственной Думе Николай Левичев показал журналистам материалы, подтверждающие использование "исчезающих чернил" на выборах, прошедших 1 марта в Волгограде, сообщает "Интерфакс".

В частности, на одной из видеозаписей член избирательной комиссии одного из участков сама демонстрирует действие симпатических чернил: пометка, сделанная ручкой, взятой из кабины для голосования, через некоторое время исчезает с листа бумаги. По словам Левичева, подобное наблюдали и многие избиратели, которые не сразу опускали бюллетени в урны.

Левичев рассказал, что только на участке номер 389 в день выборов было обнаружено 285 недействительных бюллетеней, причем большинство из них были чистыми. По его словам, 6-8 марта часть из них перешла в категорию действительных: в бюллетенях появилась отметка о голосовании за "Единую Россию".

По словам "справоросса", удалось зафиксировать использование симпатических чернил на шести волгоградских избирательных участках. Левичев заявил, что его партия намерена выяснить все обстоятельства, связанные с нарушениями в ходе выборов. По его мнению, надо сделать так, чтобы правоохранительные органы и избирательные комиссии не смогли проигнорировать выявленные факты нарушений.

Напомним, согласно официальным данным, на выборах в волгоградскую областную Думу "Единая Россия" получила 49,4 процента голосов, КПРФ - 23, 6 процента, "Справедливая Россия" - 13,3 процента, ЛДПР - 9,8 процента поданных голосов.

http://forum-msk.org/material/news/775871.html