В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
В разделе
Календарь
13
ноября, ср
31 октября по старому стилю

Посмотреть события этого дня

Император Николай II как полководец

Читать полную версию этой статьи

Император Николай II как полководец

Имперский архив …

Андрей Хвалин. Имперский архив.

Пролог

Священномученик Иоанн Восторгов. Россия и Восток

После канонизации святых Царственных страстотерпцев всей Полнотой Русской Православной Церкви продолжается не только Их церковное молитвенное почитание, но и осмысление подвига Их жизни и смерти. Комплекс вопросов, обсуждаемый до прославления Царской Семьи специалистами на немногочисленных богословско-научных конференциях, за десять лет прочно вошел в круг интересов самых широких слоев российского общества. Публикации новых архивных материалов времен правления Государя Императора Николая II, воспоминания современников, исследования ученых помогают лучше усвоить и использовать имперский опыт державного домостроительства.

Более десяти лет назад в письме ко мне настоятель одного из зарубежных приходов, поддержав усилия, предпринимаемые на родине для прославления Царской Семьи, написал: «Дай Бог Вам продолжать Ваше дело во славу России. Самое главное, чтобы была затронута Армия, чтобы она стала христолюбивым воинством». И как бы в подтверждение своих слов уважаемый пастырь приложил к своему письму вышедшую в 1999-ом году в австралийском Мельбурне брошюру Георгия Некрасова «Император Николай II как полководец». Тогда же мне удалось напечатать выдержки из нее небольшим тиражом («Десятина» № 3-4(36-37), 2000).

Надо сказать, что тема эта достаточно острая и мало изученная. В российском общественном сознании за долгие годы тоталитарного господства атеистической и марксистской пропаганды сформирован миф о якобы полной непригодности Государя Николая II как полководца, о его «полковничьем уровне» при руководстве Императорской Армией. Предлагаемый сегодня вниманию боголюбивого читателя исследовательский материал Георгия Некрасова разрушает этот очередной злокозненный миф о нашем Батюшке-Царе и рисует Его как мудрого и дальновидного Верховного Главнокомандующего Армией русских чудо-богатырей.

Но прежде, чем вы ознакомитесь непосредственно с текстом, думается, уместно сказать несколько слов об авторе этого труда.

Родился и вырос Георгий Некрасов в белой эмигрантской военной семье. Будучи молодым офицером Королевского Военно-морского флота Австралии, начал серьезно читать военную и военно-историческую литературу. Уже выйдя в запас в зрелом возрасте и работая над своей книгой о боевой деятельности Черноморского Флота в Первую мировую войну (North of Galipoli, Black Sea Fleet at War 1914-1917, G. Nekrasov, Columbia University Press, 1992), ему пришлось многое пересмотреть, передумать и переосмыслить. Плодом этих размышлений и стала новая работа исследователя, предлагаемая ныне вниманию читателей. Публикуется с сокращениями. По возможности сохранены орфография и пунктуация оригинала.

Печатается по: Г. Некрасов. «Император Николай II как полководец». Мельбурн. 1999. Личный архив А.Ю. Хвалина.

+ + +

Немногие, кажется, рассматривали этот аспект личности и деятельности Императора Николая II. Сама постановка этого вопроса может у многих вызвать недоумение. Недавно мне пришлось прочитать в очень добросовестной книге, посвященной биографии Великого Князя Михаила Александровича (Michael & Natasha, The life and love of the last Tsar of Russia, Rosemary & Donald Crawford, Phoenix Giant, London 1997), что Император Николай II «не имел понятия о военном деле». Такая точка зрения, выраженная Кроуфордами, к сожалению, весьма расхожа, как на Западе, так и в России. О достоинствах и недостатках книги в данный момент говорить не стоит. Это отдельная тема. Как и обычно бывает, критика Императора сопровождается восхвалением Великого Князя Николая Николаевича, как «лучшего генерала в русской армии», популярным и в армии и в народе. Да, он был представительной властной фигурой, каким генералов представляют.

Говоря об Императоре Николае II как о полководце, неизбежно приходится сравнивать его с Великим Князем Николаем Николаевичем, но это пока отложим. Сначала необходимо познакомиться с военным образованием, как теоретическим, так и практическим Императора Николая II.

Согласимся, однако, что в оценке способностей полководца, главным критерием является его успех, или конечная неудача в руководстве военными действиями. По русской традиции «цыплят по осени считают». Вторым критерием является цена его побед. Начальника, утопившего противника в крови своих солдат, талантливым полководцем назвать нельзя.

Готовясь к занятию Престола, Наследник Николай Александрович получил всестороннее образование, которое включало курс экстерном (и, вероятно, в сокращенном виде) Академии Генерального Штаба. Можно предположить оговорку, что, мол, преподаватели не рискнули бы быть требовательными к такому высокопоставленному ученику. Однако, не следует забывать, что Император Александр III был крайне строгим и требовательным в отношении Царской семьи, а следовательно, любые поблажки вызвали бы его гнев. А его боялись...

Кроуфорды ссылаются на то, что Николай II вступил в верховное командование, никогда не командовав ничем, кроме гусарского эскадрона. Однако, помимо этого строевого стажа, у него был немалый опыт в наблюдении того, что творилось на командных верхах, а затем, у него был еще опыт дальнего плавания, из Балтики на Дальний Восток и личного знакомства со странами Азии. Этот опыт включал и покушение на его жизнь, произведенное фанатиком-японцем. Но главным результатом можно считать то, что он близко познакомился с морем и с флотской службой. Море он продолжал любить всю жизнь. В военном отношении это сильно расширило его кругозор, как увидим позже.

В деятельности Императора Николая II на военном поприще можно заметить три ярко выраженных периода.

Ни для кого не секрет, - и никто это не оспаривает, - что Николай II вступил на Престол, еще не будучи к этому готов. Никто не мог ожидать, что Александр III, обладавший богатырским, казалось, здоровьем, так быстро и так рано уйдет из этой жизни. У молодого и еще неопытного и неуверенного Государя не было другого выхода, как довериться советникам и сотрудникам своего могучего отца. Однако, будущее показало, что не все они были на высоте. И если при Александре III они оставались в поставленных им рамках, то теперь понемногу стали проводить каждый свою линию. А это портило общее дело.

Это окружение не извлекло необходимых уроков ни из Англо-Бурской войны, ни из Боксерского восстания в Китае, ни из короткого Русско-японского дипломатического конфликта, когда Россия, вовремя сосредоточив свой флот на Дальнем Востоке, заставила Японию отступить - без единого выстрела! Япония этого России не простила... Однако в Петербурге стали считать, что Япония не может являться серьезным противником.

Не считались в Петербурге и с предупреждениями. Так в Военном министерстве был поднят на смех доклад русского морского агента (атташе) в Токио капитана 2-го ранга (будущего адмирала) Русина. «Только моряк может вообразить, что японцы станут наступать на север, оставив у себя в тылу такую крепость, как Порт Артур!» Великий Князь Александр Михайлович, профессиональный офицер флота, хорошо знакомый с Дальним Востоком и с Японией в частности, предупреждал Государя о надвигающейся опасности. Но Государь продолжал доверять старшим начальникам и министрам. Мог ли он их удалить?

Этими лицами, приведшими Россию к Мукдену и Цусиме, были, во-первых, Военный министр генерал Куропаткин, про которого острый на язык генерал Драгомиров сказал: «Да, он был при Скобелеве, но вот кто при нем будет Скобелевым?» и, во-вторых, генерал-адмирал Великий Князь Алексей Александрович, про которого Великий Князь Александр Михайлович впоследствии писал, что он управлял флотом «по традициям 18-го века», но помимо них были и другие. Так министр финансов, Витте, отказал флоту в кредитах на сооружение сухого дока в Порт-Артуре, указав, что экономнее пользоваться сухим доком в... Японии. В результате всего этого, Россия была втянута в войну с Японией, войну, которой она не хотела, к которой она не готовилась и которую она считала невозможной. Это привело к Мукдену и Цусиме, к революции 1905 года. С этого времени начинается второй период военной деятельности Императора Николая II.

II


Теперь уже Император начинает принимать личное участие в реформах, проводимых в армии и флоте. Особенно острая борьба развернулась вокруг флота. С одной стороны, ряд политических деятелей, высшего начальства в армии, журналистов и общественных деятелей считали, что флот вообще России не нужен, что все затраты привели только к позорному разгрому при Цусиме, что России достаточно «иметь небольшие силы для защиты своих берегов», силы подчиненные армейскому командованию. С другой стороны, ряд молодых морских офицеров, прошедших войну и на своей спине испытавших всю цену неготовности и всю горечь поражения, стали требовать решительных реформ и с этой целью образовали «морские кружки», вскоре ставшие мощной организацией. С третьей стороны был старый бюрократический аппарат Морского министерства, всячески противившийся всяким реформам.

В этой борьбе Император Николай II решительно поддержал «морские кружки», хотя для этого пришлось упразднить должность генерал-адмирала и отправить в отставку Великого Князя Алексея Александровича, а затем и несколько морских министров и ряд адмиралов. Балтийский флот был доверен герою войны Н.О. Эссену, которого Государь защитил от предания суду «за перерасходование боеприпасов» в ходе обучения возрождающегося флота. Было заложено начало воздушного флота во главе с Великим Князем Александром Михайловичем. Однако, на Черном море Государь не утвердил другого героя войны, адмирала Вирена - и можно догадаться, почему. Храбрейший человек, блестящий тактик и стратег, Вирен не обладал даром вождя, столь необходимым для потрясенного революционным движением Черноморского флота.

Второй период прошел, в основном, в наблюдении за проводимыми реформами. Но это наблюдение не было пассивным. Отнюдь не было. Так, назначив адмирала Григоровича Морским министром, Государь поручил ему работать в согласии с Государственной Думой, в которой престиж Григоровича поднялся на большую высоту.

Обладая феноменальной памятью, Государь знал всех командиров боевых кораблей, а также многих командиров полков. Неизвестно, каким образом знал он и кое-что из того, что от него скрывали, как, например, попытку Гардемаринского отряда «уйти» от постоянного поставщика-грека.

Россия должна была закончить восстановление своей военной мощи к 1917 году. Но война разразилась уже в 1914 году. Можно ли было избежать войны с Германией? Вряд ли. Как доказывает Роберт Масси в своем труде об истоках войны, с одной стороны, весь механизм внешней политики Германии был создан закулисным гениальным интриганом, статс-секретарем фон Гольштейном, который за спиной Бисмарка сумел вложить враждебность к России, как одну из главных составных этого механизма. Ждать, пока Россия будет готова к войне, было не в интересах Германии. С другой стороны, в интересах Великобритании было не допустить превращения Германии в великую морскую державу. Германский военно-морской флот строился быстрыми темпами, был явно направлен на борьбу с английским флотом, а в его кадрах появились профессионалы своего дела. Ждать долго Англия также не могла. Поэтому (...) не будь сараевского выстрела, то нашелся бы другой повод.

С началом войны, Император Николай II назначил Великого Князя Николая Николаевича Верховным главнокомандующим. Это было воспринято, как естественный выбор: Великий Князь был весьма популярным, как в армии, так и в народе.

По началу война носила чисто сухопутный характер. Это отразилось и на стратегических и оперативных взглядах Ставки Верховного. Так, в частности, Балтийскому флоту, который в начале войны, до вступления в строй новых линейных кораблей-дредноутов, был несравненно слабее германского, была поставлена задача обороны Рижского и Финского заливов, а сам флот был подчинен, в оперативном отношении, армейскому командованию. В самой Ставке имелось лишь небольшое «Морское управление», бывшее частью оперативного отдела Ставки.

Необходимо отметить, что, несмотря на свое подавляющее превосходство в силах на Балтийском море, германский флот не предпринял никаких попыток прорваться в Финский залив, с тем, чтобы одним ударом поставить Россию на колени. Теоретически, это было возможно, так как в Петербурге была сосредоточена большая часть военной промышленности России. Но на пути германского флота стоял готовый к борьбе Балтийский флот, с готовыми минными позициями. Цена прорыва для германского флота становилась недопустимо дорогой.

Таким образом, уже только тем, что он добился воссоздания флота, Император Николай II спас Россию от скорого поражения. Этого не следует забывать!

Германский план войны был построен на «плане Шлиффена» и предполагал медленную мобилизацию русской армии. Это давало время Германии для решительной победы на западе. Это достигалось наступлением через Бельгию и охватом левого фланга французской армии главными силами германской армии, сосредоточившей для этого свои силы на своем правом фланге. Германия к этому готовилась и это наступление сразу же и начала. Быстрая победа на западе должна была освободить силы Германии для разгрома русской армии. Поэтому, в начале войны против России оставлен был лишь заслон для обороны Пруссии.

Русский план войны был основан на «плане Милютина», предполагавшего лишь оборонительные действия против Германии и решительное наступление против Австро-Венгрии, для того, чтобы, разделавшись с более слабым противником, сосредоточить свои силы против Германии, которой одной тогда пришлось бы воевать на два фронта: против России и против Франции. Ставка и начала проведение этого плана.

Германское наступление против Франции привело к тяжелым потерям французских войск и великобританского экспедиционного корпуса. Над Францией повисла угроза полного и скорого военного разгрома. Это ставило Россию в тяжелое положение, так как в случае разгрома Франции, ей пришлось бы одной вести изнурительную войну с двумя противниками. В интересах России было не допустить германскую победу на западе.

С этой целью было предпринято наступление на Восточную Пруссию, эту колыбель Германской империи. Это наступление было чисто русской импровизацией. Неожиданные для Германии успехи 1-й армии генерала Ренненкампфа серьезно обеспокоили Германию, а начавшееся наступление 2-й армии генерала Самсонова, угрожало потерей всей Восточной Пруссии. Германский генеральный штаб предвидел возможность такого наступления и им был разработан план сражения, для которого, однако, нужны были дополнительные силы. И два корпуса были сняты с критически важного фланга на западе и переброшены в Пруссию. Русское наступление закончилось разгромом армии Самсонова.

Так или иначе, но главным стратегическим результатом русского наступления на Восточную Пруссию был срыв германского наступления на западе, а вместе с тем и срыв всего германского плана войны. Возможности достичь быстрой победы у Германии больше не было.

Самсоновская катастрофа не отразилась на русских планах войны, и Великий Князь Николай Николаевич продолжал проведение «плана Милютина». Началось наступление на Австро-венгерском фронте, принесшее по началу блестящие успехи. Русские войска продвинулись далеко вперед. При сдаче крепости Перемышль было взято около 100 000 пленных. Но это наступление переизрасходовало боеприпасы и растянуло линию снабжения. Это было уже, безусловно, виной Ставки.

В 1915 году Германия переориентировала свою стратегию и повернула главные силы против России. Момент был ею выбран удачно: в русской армии наступил «снарядный голод». Русские войска должны были отступать, отдавая пространство и жизни ради выигрыша времени. Германский генеральный штаб готовил русской армии гигантские «канны» (т.е. «клещи», окружение - А.Х.), которые он с таким успехом разыграл против Франции при Наполеоне III.

К этому времени Ставка потеряла управление войной. Русская армия была почти разбита; «почти», но не совсем. Войска продолжали драться с редким упорством.

И в этот тяжелый для России момент Император Николай II решает принять верховное командование и принимает его вопреки протестам министров и вопреки столичным толкам.

С этого момента начинается третий период военной деятельности Императора Николая II, его деятельности, как Верховного главнокомандующего. Напомним, что он принял командование почти разбитой армией, находившейся под угрозой «канн» со стороны противника. Недаром многие из его сторонников, включая министров, боялись, что дальнейшие неудачи на фронте могут подорвать престиж монархии вообще...

III
Третий период начинается с прибытия Императора Николая II в Ставку. Одним из первых его действий была реорганизация Ставки, - она была расширена и в ней появились новые лица. Так Начальником штаба верховного был назначен генерал Алексеев, успевший уже проявить себя не только, как талантливый военный администратор, но и как мастер оперативного искусства. Его заслугой являлось выведения значительной части русской армии из готовившихся для нее «канн» Гинденбурга. Тогда же ускорился процесс замены неудовлетворительных, или же просто переутомленных начальников талантливой, проявившей свои способности на войне молодежью. И произошло то, чего не ожидали: казавшееся неудержимым наступление противника замедлилось, а потом остановилось. Из хроники боевых событий можно увидеть, что оно «не выдохлось» и не само остановилось, а было остановлено сопротивлением и боями воспрянувшей силами русской армии. Германское наступление было остановлено на линии от Рижского залива, через западную Белоруссию до румынской границы.

Более важным было изменение в военно-морской организации Ставки. Вместо небольшого и мало влиятельного «Морского управления» в оперативном отделе Ставки, был создан «Морской Штаб Верховного главнокомандующего», во главе которого стал адмирал Русин, самый молодой полный адмирал, имевший репутацию лучшего стратегического ума Флота. Это расширило кругозор Ставки. Ни на чем это так не отразилось, как на боевых действиях на Черном море.

Со вступлением Императора Николая II в должность Верховного главнокомандующего и после остановки наступления германских войск темп боевых действий на западных фронтах несколько замедлился; Россия начала накоплять силы для решительных действий, намеченных на 1917 год, боевые действия на Кавказе и на Черном море активизировались. В средине 1915 года в строй вступил первый русский дредноут, а вскоре затем и второй. Постройка следующей пары шла полным ходом. В единственной боевой встрече (германского линейного крейсера-дредноута) «Гебена» с русским дредноутом «Императрица Екатерина», «Гебен» сумел выйти из-под огня русского линкора, осыпаемый снарядами, а сам выпустил только пять снарядов, легших большим недолетом. С этого момента турецко-германские морские силы могли вести только корсарскую войну. Господство на Черном море было уже в русских руках. Теперь уже русские миноносцы и крейсера громили вражеские берега. Этому, конечно, немало способствовало и то, что теперь Ставка развязала руки командующего флотом.

Самыми знаменательными военными событиями 1916 года были разгром турецкой группы войск в Лазистане и Брусиловское наступление.

В Ставке в это время кипел спор о стратегии. Генерал Алексеев настаивал на большом наступлении на Германском фронте. Адмирал Русин, уподобляя Центральные державы осажденной крепости, настаивал, что крепости надо штурмовать в их наиболее слабом месте, каким являлась Турция.

В результате Император принял решение о нанесении двойного удара, - сперва по Германии, а вслед затем по Турции. Такая стратегия «двойных ударов» была успешно развита Америкой во время Второй мировой войны на Тихоокеанском театре войны. Тогда Японии наносились поочередно удары Средне-тихоокеанского ТВД адмирала Нимица и Югозападно-тихоокеанского ТВД генерала Макартура. И если первое «Алексеевское» наступление даже и не дало бы желаемых решающих результатов, то второй «Колчаковский удар» имел бы уже все шансы на успех и начало крушения коалиции Центральных держав. Весной 1917 года все уже было готово... И тут разразилась февральская революция.

Император Николай II был лишен не только трона, но и командования. С его уходом все начало разваливаться. Этого не смогли остановить ни генерал Алексеев, ни генерал Брусилов, ни генерал Корнилов. Дольше всего держался Черноморский флот. Кстати, ни адмирал Русин, ни адмирал Колчак не поддержали требования об отречении. Есть указания и на то, что генерал Алексеев не мог простить себе того, что поверил думским политикам.

Советские историки, а с их легкой руки и западные, в основном левые историки в один голос говорят, что Россия стояла на грани военной катастрофы. Это утверждение понятно: им оправдывается революция, в ее февральско-октябрьском комплексе.

Но есть документы и посерьезнее. Так бывший во время войны сперва Морским министром, а в последствие и Военным министром Великобритании У. Черчилль, как таковой располагавший всеми, как официальными, так и агентурными данными, категорически утверждал, что Россия стояла у самого порога победы. С ним впоследствии согласился и его лютый враг и злейший враг России А. Гитлер. Писатель В. Солоухин глубоко прав, когда указывает, что Германия пала в 1918 году даже и без участия России в войне, а при участии пала бы еще раньше и меньшей кровью.

Теперь подведем итоги военной деятельности Императора Николая II за второй и третий периоды:

Второй период: содействие в воссоздании армии и особенно флота после катастрофы войны с Японией. Это спасло Россию от быстрого поражения Германией сразу же в 1914 году.

Третий период:

а) Было остановлено наступление германских войск, и то в Западной Белоруссии и Прибалтике, а не на берегах Волги, Невы и Кубани, как при «гениальнейшем», и не в Москве, как при Александре I и Кутузове, и не у Полтавы, как при Петре Великом!

б) Было установлено абсолютное господство русского флота на Черном море, что повлияло на следующие события.

в) Разгром турецких сил в Лазистане и взятие Трапезунда.

г) Срыв попытки Германии обойти русский фронт через Румынию, путем быстрого создания румынского фронта, созданного переброской войск по Черному морю.

д) Брусиловское наступление, нанесшее катастрофический удар по силам Австро-Венгрии.

е) Взятие Эрзерума.

ж) Создание Северной флотилии для обеспечения связи с союзниками через Мурман.

з) Подготовка двойного удара для окончательного поражения противника.

И все это плоды деятельности «слабовольного и недалекого человека»! Нет, после всего выше изложенного, глядя на портрет работы Серова, невольно начинаешь думать, что за скромным фасадом человека в солдатской шинели и погонах полковника скрывался незаурядный полководческий талант. Пора это понять, признать и оценить.

Георгий Некрасов, Русская народная линия


20.01.2011

 

Комментарии     Перейти к форме написания комментария

Комментариев нет

Оставить свой комментарий

Для комментирования материалов необходимо зарегистрироваться 

Я уже зарегистрирован

e-mail *

Пароль *

 

Запомнить меня

Я хочу зарегистрироваться

e-mail *

Пароль *

Повторите пароль *

Как Вас называть на сайте *

Код с картинки *