В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
В разделе
Календарь
15
августа, сб
02 августа по старому стилю

Посмотреть события этого дня

А был ли расстрел?

Читать полную версию этой статьи

Попробуем восстановить картину убийства, исходя из   материа-лов следствия, показаний обвиняемых и воспоминаний руково-дителей   преступления.       Площадь   комнаты, где произошло убийство, согласно её осмот-ру в 1918 – 19 годах, равнялась 25 м2, или 7 аршинам, 8 вершкам по длине и 6 аршинам 4 вершкам по ширине. В этой комнате в момент убийства находилось, по воспоминаниям участников, в среднем от 10 до 12 человек убийц и 11 жертв, всего около 22 – 24 человек (откровенную ложь Ермакова мы во внимание не принимаем). После первого выстрела Юровского был открыт шквальный огонь, причем этот огонь носил беспорядочный характер.       Стреляли   из   всех   видов   имеющегося   оружия,   в   основном, из наганов, но также из маузеров, браунингов и даже винтовок. Вот как   описывает   характер   ведения   огня   Юровский:       «Тут   вместо   порядка началась беспорядочная стрельба». Белобородов: «Тогда стали стрелять все. Пуль не жалели. Не успевали менять только обоймы». Войков: «Потом он обратился к нам: «Начинайте!» Произнеся эти слова, он направил свой револьвер в сторону царя. Я, в свою очередь, скомандовал: "Стреляйте куда попало!" Мы все открыли огонь и стреляли несколько минут». Кудрин (Медведев): «Я спускаю курок моего браунинга и всаживаю первую пулю в царя. Одновременно с моим вторым выстрелом раздается первый залп латышей и моих товарищей справа и слева». Кабанов: «Я хорошо помню, что когда мы все, участвующие в казни, подошли к раскрытой двустворной двери помещения казни, то получилось три ряда стреляющих из револьверов, причем второй и третий ряды стреляли через плечи впереди стоящих исполнителей, и рук, протянутых с револьверами в сторону подлежащих казни, было много».       Поражает непродуманность и неподготовленность убийц. Зачем было вести такой плотный и бесцельный огонь по 11 человекам, когда достаточно было произвести три-четыре выстрела в каждого? Тем более, если убийцы стремились к быстрой и наименее кровавой экзекуции? Каким образом это сочетается с криком Войкова: «Стреляйте куда попало!»? Так может кричать главарь разбойников, попавших в засаду, но не руководитель операции, потому что любое умышленное убийство – это страшная, преступная, но операция, с замыслом, планированием, распределением ролей и т.д. Это подтверждает и Юровский, когда пишет: «Команде заранее было указано, кому в кого стрелять, и приказано целить прямо в сердце, чтобы избежать большого количества крови и покончить скорее».       Несмотря   на   эти указания, стрельба   с   первых же выстрелов приняла беспорядочный характер, а действия убийц поражают в первую очередь непрофессионализмом, словно ими были люди, в первый раз взявшие в руки оружие. Между тем мы хорошо знаем, что на самом деле все было иначе. Если под «латышами» имелись в виду действительно латышские стрелки, то это были опытные и хорошие солдаты, прошедшие фронты Германской войны. Если же под «латышами» подразумевалась специальная карательная команда, как не без оснований считает И.Ф. Плотников, то тем более это должны были быть, говоря сегодняшним языком, профессиональные киллеры. Во всяком случае, ни первые, ни вторые не стали бы вести себя так бездарно. А действия убийц в подвальной комнате Дома Ипатьева, если брать на веру все, что написали сами «участники» преступления, другим словом не определишь.       Особенно   поражает   то   обстоятельство, что по жертвам было выпущено около 550 пуль! Примечателен диалог, который произошел между Летеминым и Стрекотиным. Летемин рассказывал, что после того, как он узнал об убийстве, он спросил Стрекотина: «Пуль ведь много должно оставаться в комнате», и Стрекотин мне ответил: «Почто много? Вон служившая у Царицы женщина закрылась от выстрела подушкой, поди в подушке пуль много застряло».       Тот   же   Летемин показал, что 18-го июля он зашел в комнату, где был произведен расстрел и обнаружил, «что пол был чист. На стенках также никаких пятен я не обнаружил. В задней стене, на левой руке от входа, я заметил три дырочки глубиной с сантиметр каждая. Больше никаких следов стрельбы я не видел. Осмотр я производил уже вечером и торопился, боясь, что кто-либо из начальства заметит, что я интересуюсь этим делом. Следов пуль или штыковых ударов на полу осмотренной мною комнаты я не заметил, хотя повторяю, что   осмотр   я   делал   беглый,   наспех».       Конечно, к   показаниям Летемина надо относиться   с   большой осторожностью. Во-первых, он действительно мог многого не заметить, а во-вторых, мог сознательно утаить некоторые детали, особенно если он почувствовал в ходе состоявшегося ранее допроса, что следователь не верит в убийство Царской Семьи и полагает, что она была вывезена из Екатеринбурга. Но, тем не менее, совершенно сбрасывать   со   счетов   его   показания   нельзя.       Но   здесь   следует   задуматься,   а   могла   ли   быть   реальной подобная   картина   убийства?       Из   «воспоминаний»   и   показаний участников пре-ступления выходит, что расстрел был осуществлен в течение 15 минут. Перед нами встает вопрос: возможно   ли   было   из   имевшихся   видов   оружия выпустить такое количество пуль за такой отрезок времени?       Чтобы   ответить   на   него,   для   начала   надо   дать   краткие характеристики   того   оружия,   которое,   если   верить   свиде-тельствам,   использовали   убийцы.       В   конце   1917 года   на   вооружении   русской   армии состояли главным образом отечественные винтовки калибра 7,62 мм системы Мосина обр.1891 года, её модификации и аналоги выпускавшиеся в США на заводах Вестингауз, Ремингтон с четырёхгранным штыком. Имелись и американские винтовки Винчестер обр.1895г. калибра 7,62 мм. Из винтовок иностранного производства наибольшее количество было японских - (всего в России 763 тыс.) калибра 6,5 мм системы Арисака обр.1897,1902 и 1905 г. Офицеры и унтер-офицеры русской армии воору-жались револьверами Наган обр.1895, американскими пистолетами Кольт обр.1911 и бельгийскими пистолетами   Браунинг   обр.  1900   и   1903   калибра 7,65 мм   и   9 мм   соответственно.       До появления в 1895 году штатного револьвера Нагана, наши офицеры не имели уставного личного оружия и покупали его за свой счет. Но как было подмечено, что только пистолет «Парабеллум» настраивает человека, взявшего его в руку на решительность и безпощадность к врагам. Загадка этого психологического эффекта не изучена до сих пор. Поэтому русским офицерам было разрешено покупать пистолеты за свой счет и носить их вместо табельных револьверов.       Ещё   в   1902 г. Георг Люгер предлагал свой пистолет Русскому правительству, но проведенные в в то время в России испытания были   сочтены   неудачными.       В   конце   1905 г.   представитель   России   полковник Сахаров посетил фирму DWM и представил требования правительства к новому пистолету, который планировалось принять на вооружение офицеров   армии   и   флота.       До   этого   Сахаров   ознакомился   с   пистолетами   Маузера, Браунинга   и   Зауера,   но   остался   недовольным.       Из   привезенных в следующем году в Россию образцов военным больше всего понравился пистолет «нового образца» калибра 9-мм с длиной ствола 100-мм. Надежды DWM на реализацию в России «Морской   модели»   не   оправдались.       «Новый образец»   был   рекомендован   Русским офицерам   для приобретения за их собственный счет. Всего было заказано 1000 пистолетов, которые понемногу покупались, но вплоть до 1914 г. полностью   выкуплены   не   были.       Таким   образом,   Россия   стала   первой   зарубежной   страной, официально принявшей 9-мм модель на вооружение офицерского корпуса. Но стоимость 9-мм пистолета была довольно значительной, а главное - дорогими были привозные патроны к нему, и некоторые офицеры покупали вместо него коммерческую модель калибра 7,65-мм, а после 1910 г. большей популярностью начал пользоваться пистолет Браунинга. «Маузеры» охотно покупали охотники и путешественники, в России их покупали и офицеры, желавшие, с разрешения начальства, иметь пистолет вместо   штатного   револьвера   «наган».       Имелось   оружие   и   более старых моделей – винтовки Бердана обр.  1870,   револьверы   Смит   энд   Вессон   обр.   1873.       Убийцы   уверяют   нас,   что   в   основном   они   использовали наганы. Следствие действительно обнаружило в расстрельной комнате, в основном, пули от наганов. Уже сам выбор именно этого оружия револьверов - для убийства Царской Семьи вызывает удивление.       Пистолеты   отличаются   от   револьверов   прежде   всего иным принципом работы их механизмов, а также вытекающими отсюда иными конструктивными решениями. Механизмы револьверов приводятся в действие мускульной силой стрелка, а для работы механизмов пистолетов используется энергия пороховых газов. Таким образом, в отличие от неавтоматического , перезаряжаемого вручную оружия – револьверов, пистолеты представляют собой оружие автоматическое. Поэтому спецчасти ВЧК в 1918 году были вооружены автоматическим пистолетом «Маузер К-96». Фирма братьев Маузер выпустила более 10 моделей пистолета К-96 седиными принципами действия автоматики, основанной на использовании   энергии   отдачи   ствола   при его   коротком   ходе.       Наибольшую известность завоевали образцы 1912 и 1920 годов, причем последний, известный как «полицейский образец», отличался только длиннойствола и рукоятки. Кстати, именно его приобрела в 1926-1930 годах наша страна, когда Красная Армия и войска ВЧК – ОГПУ получили до 30 тыс. «маузеров». Без-условно, для убийства «маузер» был удобнее «нагана» по своим техни-ческим характеристикам, так как «наган» был лучше приспособлен для боевых действий с воору-жённым противником, а не для карательных акций. («Наган» имеет малую пробивную и останавливающую   способность   из-за   тупой   головки   пули).       Револьвер   системы   бельгийского   оружейника   Лео   Нагана образца 1895 года состоял на вооружении русской армии перед Первой   мировой   войной   и   во   время   войны.   В   1915 году револьвер был   незначительно   модифицирован.       Вот   основные тактико-технические   характеристики   револь-вера   Нагана.

Тактико-технические   характеристики   револьвера Нагана   обр. 1895 года   Калибр   7, 62 мм   Начальная   скорость   пули   272 м/с   Вес с барабаном без патронов   0, 795 кг   Вес   со снаряженным барабаном   0, 880 кг   Общая   длина   235 мм   Ёмкость барабана, количество патронов   7   Боевая   скорострельность   7 выстр./15 – 20 сек

      Несмотря на свои достоинства, револьвер образца 1895 года был чересчур сложен. Он медлителен при снаряжении — надо откинуть шомпол, открыть дверцу барабана, последовательно выбить стреляные гильзы и так же последовательно заполнить каморы новыми патронами. Поэтому в чрезвычайной ситуации можно рассчитывать только на семь патронов в барабане. Еще один недостаток – малое останавливающее и пробивное действие пули. Тут виноваты и малый калибр (7,62 миллиметра), и низкая начальная   скорость.       Кроме того, есть и чисто конструктивные причины, по которым выстрел из нагана требует усилий. Поэтому меткая стрельба с самовзводом возможна только в упор. Армейский наган трудно назвать карманным, ствол у него длинный, поэтому его старались всячески укорачивать, что сказывалось на прицельности стрельбы. В модели образца 1915 года снижена жесткость рамки из-за уменьшения ее толщины для размещения стойки откидного барабана. Откидывание барабана вправо менее удобно, чем влево. Острая и высоко расположенная над рукояткой спица курка затрудняет извлечение оружия из-под одежды. (Вспомним, как нас уверяли,   что   Юровский   извлекал   наган   из   кармана   брюк).       Таким   образом,   если   бы   огонь по Узникам Дома Ипатьева велся исключительно из наганов, то для того, чтобы выпустить из них 550 пуль, убийцам понадобилось бы 70 с лишним наганов, либо 550 патронов! Для этого каждый убийца должен был иметь при себе не менее 6 наганов либо постоянно перезаряжать один. Ни то, ни другое практически нереально. При постоянной перезарядке убийство растянулось бы минимум на час. Уже не говоря о том, что это трудно практически, такая растянутость убийства еще и опасна для самих убийц, так как успех любого преступления заключается в быстроте и надежности осуществления преступного замысла. К тому же, такая растянутость абсолютно не соответствовала ситуации, была ненужной и непрактичной, особенно если учесть уверения убийц в их стремлении сделать все быстро, «бескровно»   и   секретно.       Короткоствольный пистолет в скорости перезаряжания во много превосходил револьвер – обойму или магазин с патронами можно было мгновенновставить в казенник, тогда как каморы револьвера приходилось   заряжать   поочередно.       Автоматический   пистолет   «Маузер К-96»   имеет   несколько разновидностей, связанных с различным калибром пули. Нас интересует модель образца 1912 года, которой, скорее всего, могли пользоваться   убийцы.

Тактико-технические   характеристики   пистолета   «Маузер К-96»   обр. 1912 года   Калибр   7, 63 мм   Длина   (без   приклада)   290 мм   Длина   ствола   140 мм   Ёмкость   магазина   10 патронов   Начальная   скорость   пули   430 м/с   Скорострельность   30 выстр/мин

      Пистолет   использовал   слегка   доработанный   (удлинённый, и умощненный) патрон 7,65 «Борхардт», используемый в оригиналь-ном пистолете Гуго Борхардта, прототипе «Парабеллума». Доработанный патрон с большой дульной энергией в 500 – 530 Дж, впоследствии   получил   название   7,63 х 25   «Маузер».       Характерным отличием   пистолетов «Маузера», являлась авто-матика с коротким ходом ствола, вынесенная перед спусковой скобой магазинная коробка (постоянный магазин) заряжаемая из обоймы, шахматное расположение патронов с выходом их на два ряда, подаватель патронов с функцией затворной задержки, затвор укрытый в ствольной коробке, запирание затвора качающейся двузубой защелкой, блочная конструкция УСМ, регулируемый прицел, и деревянная кобура приклад позволяющая совместить в оружии   функции   пистолета   и   лёгкого   карбина.       Прицел   давал   возможность пистолету стрелять до 1000 м, но реально дальность эффективной стрельбы «Маузера К-96» была до 200 м. Заостренная вверху мушка требовала очень хорошего глаза для прицеливания даже на средних дальностях. Масса пистолета и смещение его центра тяжести вперед требовали сильной руки, но они же способствовали более кучной стрельбе. На задней части рукоятки имелись пазы для присоединения деревянной кобуры-приклада. Патрон с бутылочной гильзой делал пистолет достаточно мощным (с 25 м пуля 7,63 мм патрона пробивала 8 дюймовых сосновых досок), а тяжелый ствол обеспечивал не только хорошую баллистику, но и исключительно высокую   живучесть   оружия.       В   гениальном   труде   М. Булгакова, сцена «перестрелки» кота Бегемота описывается так: «…пришедшие метко и бешено стреляли ему в ответ из маузеров в голову, в живот, в грудь и в спину…»       Таким   образом,   пистолет   Маузера   хорошо   подходил   для быстрого убийства 11 человек. При его убойной силе для этого понадобилось бы две-три пули на каждого убиваемого. Однако из «воспоминаний» убийц получается, что при таком количестве выпущенных патронов им для убийства понадобилось бы 50 маузеров, либо 50 обойм с патронами. Маузер, конечно, пе-резаряжать было легче, чем наган, но, во-первых, «воспо-минания» убийц го-ворят только об одном-двух маузе-рах, а во-вторых, все равно перезарядка заняла бы достаточно   времени.       Всё   вышеизложенное   можно с уверенностью отнести к амери-канскому кольту (браунингу) образца 1911 года. Дело в том, что эти пистолеты были детищами оружейника Д. Браунинга, а шли под маркировкой «Кольт М1911». Это было исключительно мощное оружее   и   стояло   оно   на вооружении спецподразделений ГУГШ.       Сохранилось   любопытное   свидетельство   Юровского:       «В Музей Революции. Директору Музея, товарищу Мицкевичу.       Имея   в   виду приближающуюся 10-ю годовщину Октябрьской революции и вероятный интерес для молодого поколения видеть вещественные доказательства (орудие казни бывшего царя Николая II, его семьи и остатков верной им до гроба челяди), считаю необходимым передать Музею для хранения находившиеся у меня до сих пор два револьвера: один системы «кольт» номер 71905 с обоймой и семью патронами и второй системы «маузер» за номером 167177 с деревянным чехлом-ложей и обоймой патронов 10   штук.       Причины   того, почему револьвера два, следующие – из «коль-та» мною был наповал убит Николай, остальные патроны одной имеющейся заряженной обоймы «кольта», а также заряженного «маузера» ушли на достреливание дочерей Николая, которые были забронированы в лифчики из сплошной массы крупных бриллиантов, и странную живучесть наследника, на которого мой помощник израсходовал тоже целую обойму патронов (причину странной живучести наследника нужно, вероятно, отнести к слабому владению оружием или неизбежной нервности, вызванной долгой   вознёй   с   бронированными   дочерями).       Бывший комендант дома особого назначения в городе Екатерин-бурге, где сидел бывший царь Николай II с семьей в 1918 году (до расстрела его в том же году 16.07), Яков Михайлович Юровский и помощник коменданта, Григорий Петрович Никулин свидетель-ствуют   вышеизложенное.       Я.М.  Юровский   член   партии   с   1905 года,   номер   партби-лета 1500.   Краснопресненская   организация.       Г.П.  Никулин   член   ВКП(б)   с   1917   года,   номер   128185.   Краснопресненская   организация».

Тактико-технические  характеристики  пистолета Кольта   обр. 1911 г.   Калибр   11, 43 мм   Масса   1, 13 кг   Длина   219 мм   Длина   ствола   127 мм   Начальная   скорость   пули   253 м/с   Скорострельность   20 выстр/мин   Ёмкость   магазина   7 патронов   Прицельная  дальность   50 м

      Американский пистолет создавался под очень мощные патроны калибра 11,43 мм, их 14,8-граммовая пуля выбрасывалась со значительной начальной скоростью, что обеспечивало дальность действительного огня, убойную силу и останавливающее действие. Если бы Юровский реально стрелял в упор из такого Кольта, то непременно заметил, что человека отбрасывает после поражения на 2-3 метра, т.е. его жертву размазало бы по стене!!! К тому же патронов 11,43 в Екатеринбурге 1918 года найти было очень не просто,   а   при   ведении   боевых   действий   просто   нереально.       Таскать   же   тяжеленный безполезный пистолет в огне страш-ной войны просто так, лентяй Юровский точно не стал бы. Это оружие, вероятно, было им подобрано после боя в подвале у убитого офицера группы Порохова. Недаром Сталин в 1940 году приказал   изъять   переданное   Юровским   оружие   из   музея.       Пистолет конструкции   Д. М. Браунинга, принятый   на   воору-жение в США под индексом Кольт М1911 вероятно является чемпионом по долгожительству – он был принят на вооружение в 1911 году, и заменен Береттой М9 только в 1995. Пробыв 84 года на вооружении, М1911 не был забыт – он продолжает службу во многих департаментах полиции, из него стреляют спортсмены на соревнованиях.       История   этого   пистолета началась в 1904 году, когда назначенный Теодором Руз-вельтом на должность началь-ника вооружения сухопутных войск бригадный генерал Вильям Крозиер поручил полковнику Джону Т. Томпсону из службы вооружения и полковнику Луи А. Ля Гарду из военно-медицинской службы определить, какого калибра патрон, крупного или мелкого, больше подходит для пистолета, которым следовало заменить разнооб-разные револьверы, состоявшие на том момент на вооружении сухопутных   войск   и   военно-морского   флота   США.       После   многочисленных   испытаний,   включавших   стрельбу по предназначенным на убой животным для определения поражающей способности, различные стрельбы по доскам и невостребованынм трупам, одетым в зимнюю униформу вероятного противника (японскую и немецкую), Ля Гард сделал вывод, что «Комиссия пришла к мнению, что для достижения необходимого ударного действия и убойной силы при стрельбе из армейского пистолета или револьвера на близком расстоянии пуля должна иметь   калибр   не   менее   11,43 мм»       Был   объявлен конкурс на 11,43 мм пистолет для американской армии,   и   в   1907 году   состоялись   первые   официальные испытания. В них приняли участие 7 конструкций самозарядных пистолетов и 2 – револьверов. Первый тур прошли только «Кольт» конструкции Браунинга, «Люгер» конструкции Г. Люггера и образец   фирмы   «Сэвидж».       По   непонятным   причинам   «Люгер»   был   снят   с   дальней-ших испытаний его производителем, фирмой «Deutsche Waffen und munitionsfabriken» (DWM). В 1908 году состоялись полевые испытания, на которых «кольты» то переходили на автома-тическую стрельбы, то в них заедало шептало, ломались бойки. Но конструкция «Севиджей» оказалась еще хуже. После серьезных доработок 15 марта 1911 года начались финальные испытания, на которых «кольт» с заводским номером 5 , названный Браунингом «образец 1911 года» превзошел «севидж», имевший 37 задержек в стрельбе на 6000 выстрелов, в то время как «кольт» не имел ни одной.       Официально службой вооружения армии США кольт М1911 был принят на вооружение 28 марта 1911 года. Интересно, что первую партию патронов 11,43 мм конструкции Браунинга изготовила в 1906 году компания «Frankfurt Arsenal», пуля этого патрона весила 14,5 г и имела начальную скорость 270 м/с. В 1921 году пистолет был немного усовершенствован – спусковой крючок стал короче, флажок предохранителя стал длиннее, появились выемки по сторонам рамки, изменилась форма ударника. Модернизированный пистолет   стал   называться   М1911А1.       В нашей стране до революции пистолет продавался под маркой «Кольт-Браунинг», впрочем, и сейчас многие европейские пользуются этим названием. За прошедшие годы «кольт» 45 калибра копировался очень многими фирмами, и выпускался не менее чем в 10 странах, он состоял на вооружении в Испании (фирма «Стар»), Норвегии, Аргентины (фирма «Баллестер Молина») и многих других странах. Из американских фирм М1911 выпускали: «АМТ», «Arminex», «Аuto-Ordnance», «Detonics», «Randall», «Safari Arms», «Springfild Armory», «Olimpic Arms», «Fabrica de Itajuba» в Бразилии. Принцип автоматики с коротким ходом ствола, качающегося на серьге, созданный Джоном Мозесом Браунингом, оставался неизменным не только в этих пистолетах, но и применялся несчетным количеством оружейников во всем мире. Автоматика пистолета работает следующим образом: ствол имеет два полукруглых выступа, расположенных в верхней части ствола близко   к   патроннику   сверху.       В   кожухе-затворе   возле   окна   в   верхней   внутренней части имеется две полукруглых внутренних выточки. Ствол при помощи серьги, находящейся под патронником, шарнирно соединен с рамкой пистолета, а в передней части ствол опирается о втулку ствола, вставленную в отверстие затвора. При выстреле начинается совместный откат ствола и затвора, при этом серьга поворачивается на оси, которой является ось затворной задержки, и отводит ствол вниз, таким образом выступы ствола и выточки в кожухе-затворе разсоединяются, ствол расцепляется с затвором и последний продолжает откат, выбрасывая стреляную гильзу и взводя курок. После удара затвора о рамку начинается накат затвора, при этом он досылает новый патрон и на последних миллиметрах хода вперед толкает ствол вперед, ствол поднимается по дуге движения серьги, выступы ствола снова заходят в выточки затвора, происходит его запирание.       Ударно-спусковой механизм одинарного действия, то есть курок может быть взведен либо пальцем, либо откатом затвора. Расположение кнопки магазина слева на рукоятке около основания спусковой скобы, примененное в этом пистолете, нетипично для европейских «браунингов» и больше напоминает аналогич-ную деталь «Борхарда С-93» или «Люгера». Не исключено, что Д. М. Браунинг применил такую конструкцию защелки магазина по просьбе американ-ских военных, ознакомившихся с вышеупомянутыми пистоле-тами. Как и всякое созданное в Америке оружие, кольт М1911 поступил и в свободную прода-жу. Надёжный армейский пистолет покупали все желающие, тем более, что он имел репутацию хорошего оружия, прошедшего военную   приёмку.       Но   был   ещё   браунинг   бельгийского   производства, который назывался «пистолет Браунинга», образца 1903 года. По словам Кудрина (Медведева), им также пользовались убийцы ночью 17-го июля. Пули, похожие на пули от браунинга, были обнаружены, следствием   на   месте   преступления.       Вот   его   основные   тактико-технические   характеристики:

Тактико-технические   характеристики   пистолета Браунинга  обр. 1903 года   Модель 1903 – со свободным затвором   и   курковым   ударным   механизмом,   под длинный   патрон   Браунинга   Калибр   9 мм   Ёмкость   магазина   7 патронов   Начальная   скорость   полёта   пули   330 м/с   Скорострельность   30 выстр/мин

      Таким образом,   по   свидетельствам участников преступления, во время убийства использовались наганы, маузеры, браунинги и винтовки. Между тем, в ходе осмотра Ипатьевского Дома следствием были обнаружены и извлечены из стен и пола 22 пули: одна пуля из кольта, 1 – из браунинга, 2 – из пистолета неустановленной системы и множество из нагана. Винтовочных пуль не было обнаружено ни   одной.       С   учетом общей циф-ры выпущенных пуль, получается, что каждая из жертв должна была получить свыше 50 пуль!       Как мы уже говорили, такое количество пуль могло быть только в том случае, если в момент убийства использовалось множество пистолетов и револьверов такого класса или же в течение убийства они неоднократно перезаряжались. Последнее, однако, абсолютно бессмысленно,   когда   речь   идёт   о   расстреле   11   человек.       Кроме   того, есть еще одна важная причина, по которой исполь-зование такого количества оружия в замкнутом пространстве невозможно. Речь идет о рикошетах. Напомним, в 25-метровой комнате находился 21 человек. При такой беспорядочной стрельбе и из таких мощных видов оружия, особенно из винтовок, рикошет неминуем, как и крайне велик риск гибели самих стреляющих. Этого   не   могли   не   знать те,   кто   готовил   убийство.       В   связи   с   этим   весьма   любопытно,   что   тема   рикошета присутствует в «воспоминаниях» участников убийства и полностью отсутствует   в   показаниях   обвиняемых.       Первым о рикошете заговорил   Юровский.   В   «Записке Юров-ского» говорится: «Внизу была выбрана комната, с деревянной отштукатуренной перегородкой (чтобы избежать рикошетов)».       Начнём   с   того,   что   это   не   совсем   верно:   дерево   дает рикошет, просто он слабее, чем рикошет от каменной поверхности. При этом пуля может застрять как в деревянной, так и в каменной стене (если последняя, к примеру, сделана из кирпича или известняка). Но уже в «Рассказе Юровского» деревянная стенка превращается в каменную, а рикошет, оказывается,   был   совсем   не   учтён   убийцами:       «Тут   надо   сказать, что не подумали своевременно о том, что окна шум пропустят, и второе – что стенка, у которой будут поставлены, расстреливаемые – каменная... многие, очевидно, стреляли через порог, т.к. стенка каменная, то пули стали летать рикошетом, причем пальба усилилась, когда поднялся крик расстреливаемых. Мне с большим трудом удалось стрельбу приостановить. Пуля кого-то из стрелявших сзади прожужжала мимо моей головы, а одному не то   ладонь,   не   то   палец   задела   и   прострелила».       В   «Воспоминаниях   Юровского»   стенка   вновь   становится деревянной, но это не мешает ей давать большой рикошет: «Пальба длилась очень долго, и несмотря на мои надежды, что деревянная стенка не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить стрельбу, принявшую безалаберный характер». У Кудрина (Медведева) рикошет описан в ярких красках: «Слышно, как лязгают рикошетом пули от каменных столбов, летит известковая пыль».       В   чём   же   заключалась   причина   того,   что   участники пре-ступления явно пытались подчеркнуть наличие рикошета при стрельбе в подвальной комнате, вступая порой в противоречие со своими же более ранними свидетельствами (как в случае с «деревянной   стенкой»   у   Юровского)?       Причина   этого   заключалась   в   первую   очередь   в   желании придать картине убийства правдоподобный характер. Надо четко понимать, что и «Записка Юровского», и «воспоминания» 60-х годов являлись вовсе не отчетами о проделанной работе и не воспоминаниями для истории. Это было продолжение сокрытия следов преступления, происшедшего 17 июля 1918 года. Безусловно, что эта работа по сокрытию следов, представленная в виде отчетов и воспоминаний, должна была увидеть свет и стать доступной широкому читателю, в том числе, а может быть, в первую очередь, за рубежом. По каким-то причинам это постоянно срывалось вплоть до 90-х годов, когда наконец пришло время нового этапа огромного фальсификационного мероприятия.       Заметая следы,   преступники   создавали свою ложную картину преступления. При ее создании они пытались согласовать описываемые ими события с объективной реальностью. Надо было дать ответы на многие вопросы, неминуемо возникшие бы при изучении   их   «записок»   и   «исповедей».       Так   неизбежно   возникает   вопрос: каким образом, после того как по Царской Семье и её свите было выпущено 550 пуль в небольшом замкнутом помещении, многие из них остались живы? Убийцам было трудно дать на это ответ, и они придумывали различные лживые объяснения. Между тем, если мы посмотрим список выживших после первых залпов членов Царской Семьи и прислуги, то   мы   получим   следующую  картину:

Лица Царской Семьи и ее свиты, выжившие после первых залпов (по свидетельствам «убийц»).   Юровский   «Записка»   Цесаревич,   три   Великие   Княжны   (имена   не   называ   ются),   Демидова   и   Боткин   «Рассказ»   Великие   Княжны   (имена   не   называются),   Императрица,   Демидова   и   Цесаревич   «Воспоминания»   Боткин,   Цесаревич,   Великие   Княжны   Татьяна,   Анастасия   и   Ольга,   Демидова   Белобородов   Великие   Княжны   Ольга,   Мария   и   Анаста-   сия,   Демидова,   «монашенка»   и   «поварёнок»     Войков   Николай II,   Цесаревич,   Демидова,   Великие   Княжны     Ермаков   (в   расска-   зе   Гали-   буртону)   Цесаревич   и   Великая   Княжна   Анастасия     Кудрин (Медведев)   Демидова,  Цесаревич,   Вел. Кн. Татьяна   и     Вел. Кн.   Анастасия     Никулин   Цесаревич,   Демидова,   Наследник     Кабанов   Демидова   и   Цесаревич     Стрекотин   Одна   из   Великих   Княжон     (имя   не   назы-   вается)   и   «другие»   (имена   и   фамилии   не   уточняются)     Медведев   Павел   Цесаревич     Якимов   Демидова   и   Цесаревич  

      Таким   образом,   если   суммировать   все   свидетельства,   то получается, что после произведенных залпов в небольшом замкнутом пространстве в живых остались все члены Царской Семьи, Боткин и Демидова. И это при выпущенных 550 пулях! Естественно, что такая картина была совершенно невозможной, и убийцам пришлось искать более или менее логичное её объяснение. Такое объяснение было найдено в виде «бронежилетов» из драгоценных камней и золота, которые якобы были на телах убитых.       Вообще рассказы об обнаруженных на телах убитых драгоцен-ностях начались с Юровского. В показаниях обвиняемых речь идет только о драгоценностях, снятых с открытых частей тела убитых членов Царской Семьи. Так, П. Медведев свидетельствовал, что когда после убийства он вошел в комендантскую комнату, то обнаружил, что там на столах «были разложены груды золотых и серебряных вещей. Тут же лежали драгоценности, отобранные у Царской семьи перед расстрелом, и бывшие на них золотые вещи:   браслеты,   кольца,   часы»       Якимов, передавая рассказ Клещева с Дерябиным, показал: «Я помню, упоминали Клещев с Дерябиным про пояса, которые тогда отстегивались у женщин. Говорили они, что в обеих подушках была найдена или были найдены шкатулочка или же несколько шкатулочек. Все найденные вещи покойных Юровский   взял   себе   и   отнёс,   как   они   говорили,   наверх»       Кудрин   пишет,   что   после убийства Царской Семьи начались кражи, и Юровский предложил красноармейцам немедленно вернуть похищенное: «На столе в минуту вырастает горка золотых вещей: бриллиантовые брошки, жемчужные ожерелья, обручальные кольца, алмазные булавки, золотые карманные часы   Николая II   и   доктора   Боткина».       Совсем по-другому выглядел этот рассказ у Юровского. Юров-ский представлял дело так, словно наличие спрятанных на теле убитых драгоценностей он обнаружил только возле Открытой шахты, куда тела были привезены для уничтожения. А до этого, в момент расстрела, он лишь удивлялся: почему пули не берут Великих Княжон? «Удивительно было то, – говорится в «Записке», – что пули наганов отскакивали от чего-то рикошетом и как град прыгали по комнате. Когда одну из девиц пытались доколоть штыком, то штык не мог пробить корсажа. Потом стали выносить трупы и укладывать в автомобиль. Тут начались кражи; пришлось поставить трех надежных товарищей для охраны трупов. Под угрозой расстрела все похищенное было возвращено (золотые часы, портсигар   с   бриллиантами   и т. п.)»       Таким образом, Юровский, хотя и не объясняет, что расхищали убийцы, но без труда можно понять, что речь идет о личных вещах Царской Семьи. При этом похищенное полностью совпадает с тем, что говорил Якимов: золотые часы, портсигар и т.п., то есть это вещи,   которые   были   на   виду.       Но   когда   Юровский   приступает   к   описанию   манипуляций с телами, то здесь он рисует следующую картину, которая и должна была объяснить «живучесть» жертв: «Велел разложить костры. Когда стали раздевать, то обнаружилось, что на дочерях и Александре Федоровне, на последней я точно не помню, что было, то же, как на дочерях или просто зашитые вещи. На дочерях же были лифы, сделанные из сплошных бриллиантовых и других ценных камней, представлявших из себя не только вместилища для ценностей, но вместе с тем и зашитые панцири. Вот почему ни пули, ни штык не давали результата при стрельбе и ударах штыка. Ценностей этих оказалось всего около полупуда. Жадность была так велика, что на Александре Федоровне, между прочим, был просто огромный кусок круглой золотой проволоки, загнутой в виде браслета,   весом   около   фунта».       Не   будем пока рассуждать, насколько «достоверны» эти откро-вения Юровского. Подумаем лучше о том, при каких обстоятельствах эти драгоценности могли оказаться на теле убитых. Еще перед отъездом из Тобольска Великие Княжны спрятали в своей одежде зашитые драгоценности. «Мы, – вспоминала Теглева, – поступили с ними таким образом. Мы взяли несколько лифчиков из толстого полотна. Мы положили драгоценности в вату, и эту вату мы покрыли двумя лифчиками, а затем эти лифчики сшили. Таким образом, драгоценности, значит, были зашиты между двумя лифчиками, а сами они были с обеих   сторон   закрыты   ватой.       В   двух   парах лифчиков были зашиты драгоценности Импе-ратрицы. В одном из таких парных лифчиков было весом 4 112 фунта драгоценностей вместе с лифчиком и ватой. В другом было столько же весу. Один надела на себя Татьяна Николаевна, другой – Анастасия Николаевна. Здесь были зашиты бриллианты, изумруды, аметисты. Драгоценности Княжон были также зашиты в двойной лифчик, и его (не знаю, сколько было в нем весу) надела на себя Ольга Николаевна. Кроме того, Они под блузки на тело   одели   много   жемчугов».       Казалось     бы,   всё   совпадает   с рассказами Юровского, но так кажется только на первый взгляд. Драгоценности были зашиты Великими Княжнами в двойные лифчики в преддверии отъезда, то есть для того, чтобы эти драгоценности не были обнаружены при обыске. Разумеется, что эти лифчики предназначались только для транспортировки драгоценностей, а не для постоянного их ношения, что было просто тяжело для молодых девушек. Таким образом, надеть эти лифчики с драгоценностями в Ипатьевском Доме Великие Княжны могли бы только в том случае, если бы им предстоял отъезд. Как раз именно в этом нас и стараются уверить все участники убийства: мол, Царская Семья была сведена в подвал под предлогом предстоящего отъезда (увода) в безопасное место. Но   здесь   возникает   ряд   неувязок.       Обратим внимание на описание того, во что была одета Царская Семья в момент убийства, сделанное Павлом Медведевым: «Государь и Наследник были одеты в гимнастерки, на головах фуражки. Государыня и дочери в платьях, без верхней одежды, с   непокрытыми   головами»       Это   описание   свидетельствует,   что Царская Семья не собира-лась никуда уезжать, так как Императрица и Великие Княжны были без верхней одежды. Некоторые исследователи предполагают, что Медведев просто не разбирался в женском верхнем   платье   и   принял   верхнюю   одежду   за   платье.       Но   даже   если   это   так,   то   в   том,   что   у   Государыни   и Великих Княжон не было головных уборов, Медведев не мог ошибаться, а представить себе, чтобы Императрица Александра Феодоровна и Великие Княжны вышли хотя бы на короткое время на улицу, а тем более отправились бы в дальний путь без дамских шляпок – невозможно. Могут возразить, что Государь с Наследником были в головных уборах. Но фуражки – это не просто головной убор, это – часть форменной одежды. Офицер не может находиться вне помещения без форменного головного убора. Государь, как кадровый военный, это хорошо знал. Фуражка может также надеваться офицером и в иных официальных случаях. Так что, скорее всего, речи об увозе Царской Семьи не шло. Кстати, и Никулин говорит, что Семью свели в подвал под предлогом ее безопасности в связи с обороной дома, а не под предлогом предстоящего   отъезда.       Если   Царской   Семье   не   объявляли о предстоящем отъезде, то естественно, ни Государыня, ни Великие Княжны не стали бы надевать тяжелые «бриллиантовые» лифчики. Теперь представим, что все-таки члены Царской Семьи думали, что их собираются куда-то увозить. В связи с этим вызывает большое недоумение, что они взяли с собой драгоценности и золото и не позаботились ни об иконе Феодоровской Божией Матери, ни о лекарствах для Наследника Цесаревича. Между тем, по словам Чемодурова, икона Феодоровской Божией Матери была особо почитаема Императрицей   Александрой   Фёодоровной.       «С   иконой   этой   Государыня   никогда   не   расставалась и всегда имела у своего изголовья; куда бы Государыня ни отлучалась, хотя бы на короткое время, всегда брала эту икону с собой, и я не допускаю мысли, чтобы Государыня могла куда-нибудь   отбыть,   добровольно   оставив   эту   икону».       Полагать,   что   Императрица   при известии об отъезде в первую очередь позаботилась не о священной реликвии Дома Романовых, не о лекарствах для больного сына, а о золоте и бриллиантах – значит осознанно клеветать   на   Государыню.       Вот   показания священника Сторо-жева: Богослужение – обедницу совершали мы перед поставленным среди комнаты за аркой столом. Стол этот покрыт шелковой скатертью с разводами в древне-русском стиле. На этом столе в стройном порядке и обычной для церкви симметрии стояло множество икон. Тут были неболь-шого, среднего и совсем малого размера складни, иконки в ризах – все это редкой красоты по своему выдержанному древнему стилю и по своей выделке. Были простые без риз иконы, из них я заметил икону Знамения Пресвятой Богородицы (Новгородской), икону «Достойно есть». Других не помню. Заметил я еще икону Богоматери, которая при служении 20 мая занимала центральное место. Икона эта, видимо, древняя.       Боюсь   утверждать,   но   мне думается, что   изо-бражение это то, которое именуется «Феодоровской». Икона была в золотой ризе, без камней. Ни этой иконы, ни складней, ни иконы «Знамения», ни иконы «Достойно есть» я среди Вами мне представляемых не вижу – их здесь нет. Та икона, которую Вы мне показываете, без ризы с одной металлической каймой, с оторванным, видимо, венчиком именуется не «Феодоровской», а «Казанской» – это я утверждаю категорически. Иконы этой ни при первом, ни при втором бого-служении   ни   на   столе,   ни   на   стенке   не   было.       Примечательно и другое: в списке царских вещей, переданные Юровским по акту коменданту Кремля Малькову, нет тех драгоценностей (брилли-антов, золотой проволоки и так далее), которы якобы Юровский обнару-жил возле открытой шахты при уничтожении трупов. Список из золо-тых вещей составляет 42 предмета он включает в себя портсигары, часы, цепочки и брошки, то есть то, что Юровский забрал еще в Ипать-евском   Доме.       Таким образом, «панцири из   бриллиантов»   и   «каменные поя-са», бывшие якобы на Дочерях Государя, являются чудовищным   преувеличением,   если   не   прямой   ложью   Юровского   и призвано   объяснить   совсем   другие   причины.       Но   есть   ещё   одно   обстоятельство,   доказывающее   ложь   о «панцирях». Имеется информация, что уральские больше вики еще задолго до убийства знали о том, что в одежде Великих Княжон зашиты бриллианты. Сейчас трудно назвать источник этой информации. Возможно, чекистам удалось завербовать Теглеву, возможно, она кому-то проболталась, возможно, ЧК удалое расшифровать слово «лекарства», которым Императрица обозначала драгоценности, но факт остается фактом – чекисты уже знали о существовании драгоценностей в одежде Великих Княжон, когда Царские Дети выехали из Тобольска в Екатеринбург. Войков в   разговоре   с   Беседовским   сказал:       «Когда   великие   княжны   прибыли   вместе   с   Алексеем   из Тобольска в Екатеринбург чтобы присоединиться к «гражданину Романову» и его жене, нам уже передали, что на себе они имеют множество драгоценностей. Однако по их прибытии мы их не подвергли обыску. Причиной этого был постоянный страх Юровского: у него не было в охране женщин, и он не хотел, чтобы мужчины слишком близко приближались к дочерям царя. Он говорил, что все это закончится изнасилованием, а после изнасилования ни о какой дисциплине речи ум идти не может. Юровский сказал: «В один день мы заполучим драгоценности, зашитые в их ночных рубашках и корсетах».       Сказано   вполне   определённо   и   ясно. Возникает вопрос: ecли убийцы знали, что на Великих Княжнах, возможно, будут надеты «бриллиантовые панцири» – почему они не стреляли в головы жертвам, а выпускали 550 пуль в их тела? Но если бы даже на Великих Княжнах и Императрице были бы действительно надеты лифчики с зашитыми бриллиантами, то совершенно очевидно, что град пуль, выпущенных в них, в любом случае привел бы к порыву ткани лифчиков, и бриллианты неминуемо стали бы падать на пол.       То есть, при любых обстоятельствах убийцы бы заметили драго-ценности еще в Доме Ипатьева. Мы уже не говорим о том, что сами драгоценные камни от такого количества пуль могли бы деформироваться и привести к многочисленным ранениям убиваемых (особенно если по ним стреляли из винтовок). Кроме того, известно, что даже бронежилет в момент попадания пули не всегда спасает человека от смерти, которая наступает от разрыва внутренних   органов,   вызванного   сильнейшим   ударом.

 

Комментарии     Перейти к форме написания комментария

Комментариев нет

Оставить свой комментарий

Для комментирования материалов необходимо зарегистрироваться 

Я уже зарегистрирован

e-mail *

Пароль *

 

Запомнить меня

Я хочу зарегистрироваться

e-mail *

Пароль *

Повторите пароль *

Как Вас называть на сайте *

Код с картинки *