В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
В разделе
Календарь
23
ноября, чт
10 ноября по старому стилю

Посмотреть события этого дня

Предсказания Авеля Ясновидца.

Материал перенесен из Архива Гостевой, форум ?, темы 3, 10, 12.

Читать полную версию этой статьи

ПРОРОЧЕСТВА МОНАХА АВЕЛЯ.

День смерти российской императрицы Екатерины II был назван с удивительной точностью за год до ее кончины.

Дата гибели Павла I столь точно была указана еще за четыре года до цареубийства (СМ. ПРОРОЧЕСКУЮ ИКОНУ)

Сожжение Москвы во время наполеоновского нашествия было напророчено с точным указанием времени еще за десять лет до этого события.

Тема 3.
Петр Николаевич Шабельский-Борк
Историческое сказание «Вещий инок»
В зале был разлит мягкий свет. В лучах догоравшего заката, казалось, оживали библейские мотивы на расшитых золотом и серебром гобеленах. Великолепный паркет Гваренги блестел своими изящными линиями. Вокруг царили тишина и торжественность.

Пристальный взор Императора Павла Петровича встретился с кроткими глазами стоявшего пред ним монаха Авеля. В них, как в зеркале, отражались любовь, мир и отрада.

Императору сразу полюбился этот весь овеянный смирением, постом и молитвою загадочный инок. О прозорливости его уже давно шла широкая молва. К его келии в Александро-Невской Лавре шел и простолюдин, и знатный вельможа, и никто не уходил от него без утешения и пророческого совета. Ведомо было Императору Павлу Петровичу и то, как Авель точно предрек день кончины его Августейшей Родительницы, ныне в Бозе почивающей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны. И вчерашнего дня, когда речь зашла о вещем Авеле, Его Величество повелеть соизволил завтра же нарочито доставить его в Гатчинский дворец, в коем имел пребывание Двор.

Ласково улыбнувшись, Император Павел Петрович милостиво обратился к иноку Авелю с вопросом, как давно он принял постриг и в каких монастырях был.

- Честной отец! - промолвил Император. - О тебе говорят, да я и сам вижу, что на тебе явно почиет благодать Божия. Что скажешь ты о моем царствовании и судьбе моей? Что зришь ты прозорливыми очами о Роде моем во мгле веков и о Державе Российской? Назови поименно преемников моих на Престоле Российском, предреки и их судьбу.

- Эх, Батюшка-Царь! - покачал головой Авель. - Почто себе печаль предречь меня понуждаешь? Коротко будет царствование твое, и вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину приемлешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную Субботу погребут тебя... Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным, будут поносить добрую память твою... Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои, прося твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет твоих подобно счету букв изречения на фронтоне твоего замка, в коем воистину обетование и о Царственном Доме твоем: "Дому сему подобает твердыня Господня в долготу дней"...

- О сем ты прав, - изрек Император Павел Петрович. - Девиз сей получил я в особом откровении, совместно с повелением воздвигнуть Собор во имя Святого Архистратига Михаила, где ныне воздвигнут Михайловский замок. Вождю небесных Воинств посвятил я и замок, и церковь...

- Зрю в нем преждевременную гробницу твою, Благоверный Государь. И резиденцией потомков твоих, как мыслишь, он не будет. О судьбе же Державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще - жидовском.

- Что? Святая Русь под игом жидовским? Не быть сему вовеки! - гневно нахмурился Император Павел Петрович. - Пустое болтаешь, черноризец...

- А где татары, Ваше Императорское Величество? Где поляки? И с игом жидовским то же будет. О том не печалься, батюшка-Царь: христоубийцы понесут свое...

- Что ждет преемника моего. Цесаревича Александра?

- Француз Москву при нем спалит, а он Париж у него заберет и Благословенным наречется. Но тяжек покажется ему венец царский, и подвиг царского служения заменит он подвигом поста и молитвы и праведным будет в очах Божиих...

- А кто наследует Императору Александру?

- Сын твой Николай...

- Как? У Александра не будет сына. Тогда Цесаревич Константин...

- Константин царствовать не восхочет, памятуя судьбу твою... Начало же царствования сына твоего Николая бунтом вольтерьянским зачнется, и сие будет семя злотворное, семя пагубное для России, кабы не благодать Божия, Россию покрывающая. Через сто лет после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится.

- После сына моего Николая на Престоле российском кто будет?

- Внук твой, Александр Вторый, Царем-Освободителем преднареченный. Твой замысел исполнит - крестьян освободит, а потом турок побьет и славянам тоже свободу даст от ига неверного. Не простят жиды ему великих деяний, охоту на него начнут, убьют среди дня ясного, в столице верноподданной отщепенскими руками. Как и ты, подвиг служения своего запечатлеет он кровью царственною...

- Тогда-то и начнется тобою реченное иго жидовское?

- Нет еще. Царю-Освободителю наследует Царь-Миротворец, сын его, а Твой правнук, Александр Третий. Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет он.

- Кому передаст он наследие царское?

- Николаю Второму-Святому Царю, Иову Многострадальному подобному.
На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим; как некогда Сын Божий.

Война будет, великая война, мировая... По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонной друг друга истреблять начнут.
Измена же будет расти и умножаться.
Накануне победы рухнет Трон Царский. Кровь и слезы напоят сырую землю. Мужик с топором возьмет в безумии власти, и наступит воистину казнь египетская...
Горько зарыдал вещий Авель и сквозь слезы тихо продолжал:

- А потом будет жид скорпионом бичевать Землю Русскую, грабить Святыни ее, закрывать Церкви Божий, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от Святого Царя. О Нем свидетельствует Писание. Псалмы девятнадцатый, двадцатый и девяностый открыли мне всю судьбу его.
"Ныне познах, яко спасе Господь Христа Своего, услышит Его с Небесе Святаго Своего, в силах спасение десницы Его".

"Велия слава его спасением Твоим, славу и велелепие возложиши на него". "С ним семь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое" (ПС. 19:7; 20:6; 90:15-16)

Живый в помощи Вышняго, Возсядет Он на Престоле Славы. А брат Его царственный - сей есть тот, о котором открыто Пророку Даниилу:
"И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего..." (Дан. 12:1)

Свершатся надежды русские. На Софии, в Царьграде, воссияет Крест Православный, дымом фимиама и молитв наполнится Святая Русь и процветет, аки крин небесный..."

В глазах Авеля Вещего горел пророческий огонь нездешней силы. Вот упал на него один из закатных лучей солнца, и в диске света пророчество его вставало в непреложной истине.

Император Павел Петрович глубоко задумался. Неподвижно стоял Авель. Между монархом и иноком протянулись молчаливые незримые нити. Император Павел Петрович поднял голову, и в глазах его, устремленных вдаль, как бы через завесу грядущего, отразились глубокие царские переживания.

- Ты говоришь, что иго жидовское нависнет над моей Россией лет через сто.
Прадед мой, Петр Великий, о судьбе моей рек то же, что и ты. Почитаю и я за благо о всем, что ныне прорек мне о потомке моем Николае Втором предварить его, дабы пред ним открылась Книга судеб. Да ведает праправнук свой крестный путь, славу страстей и долготерпения своего...

Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно, я же вложу предсказание твое в нарочитый ларец, положу мою печать, и до праправнука моего писание твое будет нерушимо храниться здесь, в кабинете Гатчинского дворца моего.
Иди, Авель, и молись неустанно в келии своей о мне, Роде моем и счастье нашей Державы.

И, вложив представленное писание Авелево в конверт, на оном собственноручно начертать соизволил:



"Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины".

12 марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины державного прапрадеда своего, блаженной памяти Императора Павла Петровича, после заупокойной литургии в Петропавловском соборе у его гробницы, Государь Император Николай Александрович в сопровождении министра Императорского двора генерал-адъютанта барона Фредерикса (вскоре пожалованного графским титулом) и других лиц Свиты, изволил прибыть в Гатчинский дворец для исполнения воли своего в бозе почивающего предка.
Умилительна была панихида.
Петропавловский собор был полон молящихся.
Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные лица. Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки, а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах.
Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков своих и весь народ русский.
Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.
Государь Император вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России.
Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального.
Знал, как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского.
Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда он будет обманут, предан и оставлен всеми...
Примечание. Петр Николаевич Шабельский-Борк (псевд. Кирибеевич)
Офицер русской армии, монархист, участник первой мировой войны Петр Николаевич Шабельский-Борк (1896-1952 гг.) участвовал в попытке освобождения царской семьи из Екатеринбургского заточения. В многочисленных исторических исследованиях, основанных на уникальных документах, им собранных, исчезнувших во время второй мировой войны в Берлине, где он в то время жил, Шабельский-Борк основное внимание уделял эпохе Павла Первого.
******************************************************************************
Тема 10.ПРОРОЧЕСТВО МОНАХА АВЕЛЯ О ЦАРЕ НИКОЛАЕ II И О ГРЯДУЩЕМ ЦАРЕ.

Император Павел Петрович спросил монаха Авеля, кому передаст наследие и правление царское правнук его, Александр III, которого Авель назвал Миротворцем и преемником на престоле Александру II Освободителю. Авель отвечал:
- Николаю Второму – святому царю, Иову многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: псалмы 90,10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венок терновый сменит он венец царский, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно. Война будет ,великая война, мировая. По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне победы рухнет престол царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию агнца такожде, мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская.
Горько зарыдал прорицатель Авель и сквозь слезы тихо продолжал:
- Кровь и слезы напоят сырую землю. Кровавые реки потекут. Брат на брата восстанет. И паки: огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний власть безбожная, будет жид скорпионом бичевать землю русскую, грабить святыни её, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника. А то ли еще будет! Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли. Две войны одна горше другой будут. Новый Батый На Западе поднимет руку. Народ промеж огня и пламени. Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного царя.
-Уже ли сие есть кончина Державы Российской и несть и не будет спасения?- вопросил Павел Петрович.
- Невозможное человеком, возможно Богу, - ответствовал Авель, - Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского.

(ДАЛЕЕ - ПРОРОЧЕСТВО О БУДУЩЕМ ЦАРЕ).
И ВОССТАНЕТ В ИЗГНАНИИ ИЗ ДОМА ТВОЕГО КНЯЗЬ ВЕЛИКИЙ, СТОЯЩИЙ ЗА СЫНОВ НАРОДА СВОЕГО. СЕЙ БУДЕТ ИЗБРАННИК БОЖИЙ, И НА ГЛАВЕ ЕГО БЛАГОСЛОВЕНИЕ. ОН БУДЕТ ЕДИН И ВСЕМ ПОНЯТЕН, ЕГО УЧУЕТ САМОЕ СЕРДЦЕ РУССКОЕ. ОБЛИК ЕГО БУДЕТ ДЕРЖАВЕН И СВЕТЕЛ, И НИКТО ЖЕ РЕЧЕТ: « ЦАРЬ ЗДЕСЬ ИЛИ ТАМ», НО «ЭТО ОН». ВОЛЯ НАРОДНАЯ ПОКОРИТСЯ МИЛОСТИ БОЖИЕЙ, И ОН САМ ПОДТВЕРДИТ СВОЕ ПРИЗВАНИЕ… ИМЯ ЕГО ТРИКРАТНО СУЖДЕНО В ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ. 

  Разъяснение: Михаил. 
В истории Российской, а не в "Доме твоем", прикратно правителем был Михаил:
1. Михаил Фелорович Романов;
2. Михаил II Александрович Романов - последний официальный наш царь - 
3. Михаил Горбачев.
( из книги «Житие преподобного Авеля прорицателя», издание Свято-Троицкого Ново - Голутвина монастыря, 1995г., стр. 42-45).

********************************************************************************************************

ПРОРОЧЕСТВО ОБ ИМЕНИ ГРЯДУЩЕГО ЦАРЯ.!

«И восстанет в изгнании из дома твоего князь великий, стоящий за сынов народа своего.
Сей будет избранник Божий, и на главе его благословение.
Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское.
Облик его будет державен и светел, и никтоже речет: «Царь здесь или там», но: «Это он».
Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое призвание…
Имя его троекратно суждено в истории Российской» ( Из книги «Житие преподобного Авеля прорицателя».)

РАЗЪЯСНЕНИЕ.

Предсказание это было дано имератору Павлу I сразу после кончины его матери Екатерины II в 1796 году.
" Восстанет В ИЗГНАНИИ ИЗ ДОМА ТВОЕГО" - то есть из Дома Романовых. Действительно, " Дом Романовых" сохранился только зарубежом.

"И никто же рече: царь здесь или там...":

Многочисленные потомки до сих пор спорят, кто должен наследовать трон, если бы он был им предложен. Некоторые говорят, надо продолжить линию Александра II, другие спорят, что надо вновь начинать от линии Николая I, третьи уверены, что надо остановиться на потомках двух сыновей Павла I.
"На главе его благословение" - это в 1998 г. многие Великие Князья Романовы прибыли на церемонию захоронения Царских Останков.

Одному из князей - Михаилу Никитичу Романову, 1959 г.р., юродивая вылила на голову полную лампадку масла со словами: "Я его благословила. Это наш будущий царь". (См. книгу В.В.Кузнецова "Тайна Пятой Печати"). Михаил Никитович с 1998 года живет в России.

"Имя его троекратно суждено в истории Российской (а не в доме Романовых -"твоем доме")".

В Доме Романовых троекратно было повторено имя АЛЕКСАНДРА.

А В ДОМЕ РОССИЙСКОМ - МИХАИЛ:

( Михаил Федорович - родоначальник Дома Романовых;
Михаил Александрович - младший брат Николая II , которому Царь передал власть (во всех документах он числится нашим последним царем)
и МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ).
*************************************************************************************
ЖИЗНЕОПИСАНИЕ МОНАХА АВЕЛЯ ВЕЩЕГО
ВСЯ ИНФОРМАЦИЯ ПРИВОДИТСЯ АВТОРОМ В СТАРОМ ЛЕТОИСЧИСЛЕНИИ.


БИБЛИОТЕКА

Пророчества Дому Романовых

(из книги «Россия перед Вторым Пришествием», Троице-Сергиева лавра, 1992 г.)


--------------------------------------------------------------------------------

М.Ф. Герингер, урожд. Аделунг, обер-камерфрау Императрицы Александры Феодоровны:

«В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был Наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посередине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями.
Ларец был заперт на ключ и опечатан.
Вокруг ларца на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю.
Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, Императрицей Марией Феодоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I, и притом только тому, кто в тот год будет занимать Царский Престол в России.
Павел Петрович скончался в ночь с 11 на 12 марта (ст.ст.) 1801 года.
Государю Николаю Александровичу и выпал, таким образом, жребий вскрыть таинственный ларец и узнать, что в нем столь тщательно и таинственно охранялось от всяких, не исключая и царственных взоров.

В утро 12 марта 1901 года и Государь и Государыня были очень оживлены и веселы, собираясь из Царскосельского Александровского дворца ехать в Гатчину вскрывать вековую тайну.
К этой поездке они готовились как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение.
Поехали они веселы, но возвратились задумчивые я печальные, и о том, что обрели они в этом ларце, никому ничего не сказали.
После этой поездки Государь стал поминать о 1918 годе, как о роковом годе и для него лично, и для Династии».

В статье «Таинственное в жизни Государя Императора Николая II-го» ее автор А. Д. Хмелевский писал:

«Императору Павлу I Петровичу монах-прозорливец Авель сделал предсказание «о судьбах державы Российской», включительно до правнука его, каковым и являлся Император Николай II.

Это пророческое предсказание было вложено в конверт с наложением личной печати Императора Павла I и с его собственноручной надписью: «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины».
Документ хранился в особой комнате Гатчинского дворца.
Все Государи знали об этом, но никто не дерзнул нарушить волю предка.
11 марта 1901 года, когда, исполнилось 100 лет согласно завещанию, Император Николай II с министром двора и лицами свиты прибыл в Гатчинский дворец и, после панихиды по Императоре Павле, вскрыл пакет, откуда он и узнал свою тернистую судьбу.
Об этом пишущий эти строки знал еще в 1905 году».

Сведения о монахе-провидце Авеле приводит С. А. Нилус, ссылаясь на рассказ отца Н. в Оптиной Пустыни 36 июня 1909 г.:

«Во дни великой Екатерины в Соловецком монастыре жил-был монах высокой жизни.
Звали его Авель.
Был он прозорлив, а нравом отличался простейшим, и потому что открывалось его духовному оку, то он и объявлял во всеуслышание, не заботясь о последствиях.
Пришел час и стал он пророчествовать: пройдет, мол, такое-то время, и помрет Царица, — и смертью даже указал какою.
Как ни далеки Соловки были от Питера, а дошло все-таки вскорости Авелево слово до Тайной канцелярии.
Запрос к настоятелю, а настоятель, недолго думая, Авеля — в сани и в Питер; — а в Питере разговор короткий: взяли да и засадили пророка в крепость...
Когда исполнилось в точности Авелево пророчество и узнал о нем новый Государь, Павел Петрович, то, вскоре по восшествии своем на престол, повелел представить Авеля пред свои царские очи. Вывели Авеля из крепости и повели к Царю.

— Твоя, — говорит Царь, — вышла правда. Я тебя милую. Теперь скажи: что ждет меня и мое царствование?
— Царства твоего, — ответил Авель, — будет все равно, что ничего: ни ты не будешь рад, ни тебе рады не будут, и помрешь ты не своей смертью.

Не по мысли пришлись Царю Авелевы слова, и пришлось монаху прямо из дворца опять сесть в крепость...
Но след от этого пророчества сохранился в сердце Наследника Престола Александра Павловича.
Когда сбылись и эти слова Авеля, то вновь пришлось ему совершить прежним порядком путешествие из крепости во дворец царский.

— Я прощаю тебя, — сказал ему Государь, только скажи, каково будет мое царствование?
— Сожгут твою Москву французы, — ответил Авель и опять из дворца угодил в крепость...

Москву сожгли, сходили в Париж, побаловались славой... Опять вспомнили об Авеле и велели дать ему свободу.

Потом опять о нем вспомнили, о чем-то хотели вопросить, но Авель, умудренный опытом, и следы по себе не оставил: так и не разыскали пророка »

Так закончил свою повесть о. Н. о Соловецком монахе Авеле.

О монахе Авеле у меня записано из других источников следующее:

Монах Авель жил во второй половине ХVIII-го века и в первой XIX-го.
О нем в исторических материалах сохранилось свидетельство, как о прозорливце предсказавшем крупные государственные события своего времени. Между прочим, он за десять лет до нашествия французов предсказал занятие ими Москвы.
За это предсказание и за многие другие монах Авель поплатился тюремным заключением. За всю свою долгую жизнь, — он жил более 80 лет, — Авель просидел за предсказания в тюрьме 21 год.
Во дни Александра 1-го он в Соловецкой тюрьме просидел более 10 лет. Его знали: Екатерина II, Павел I, Александр I и Николай I.
Они — то заключали его в тюрьму за предсказания, то вновь освобождали, желая узнать будущее.
Авель имел многих почитателей между современной ему знатью. Между прочим, он находился в переписке с Параскевой Андреевной Потемкиной.
На одно ее письмо с просьбой открыть ей будущее Авель ответил так:

«Сказано, ежели монах Авель станет пророчествовать вслух людям, или кому писать на харатиях, то брать тех людей под секрет и самого Авеля и держать их в тюрьмах или в острогах под крепкою стражею»...
«Я согласился, — пишет далее Авель, — ныне лучше ничего не знать, да быть на воле, а нежели знать, да быть в тюрьмах и под неволею».
Но недолго Авель хранил воздержание и что-то напророчил в Царствование Николая Павловича, который, как видно из указа Св. Синода от 27-го августа 1826-го года, приказал изловить Авеля и заточить «для смирения» в Суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь.
В этом монастыре, полагать надо, и кончил свою жизнь прозорливец.

В другом письме к Потемкиной Авель сообщал ей, что сочинил для нее несколько книг, которые и обещал выслать в скором времени.
«Оных книг, — пишет Авель, — со мною нет. Хранятся они в сокровенном месте.
Оные мои книги удивительные и преудивительные, и достойны те мои книги удивления и ужаса. А читать их только тем, кто уповает на Господа Бога».

Рассказывают, что многие барыни, почитая Авеля святым, ездили к нему справляться о женихах своим дочерям. Он отвечал, что он не провидец и что предсказывает только то, что ему повелевается свыше.

Дошло до нашего времени «Житие и страдания отца и монаха Авеля»; — напечатано оно было где-то в повременном издании, но по цензурным условиям в таком сокращенном виде, что все касающееся высокопоставленных лиц было вычеркнуто.

По «Житию» этому, монах Авель родился в 1755 году в Алексинском уезде Тульской губернии.
По профессии он был коновал, но «о сем (о коновальстве) мало внимаше».
Все же внимание его было устремлено на божественное и на судьбы Божий.
«Человек» Авель «был простой, без всякого научения, и видом угрюмый».
Стал он странствовать по России, а потом поселился в Валаамском монастыре, но прожил там только год и затем «взем от игумена благословение и отыде в пустыню», где начал «труды к трудом и подвиги к подвигом прилагати».
«Попусти Господь Бог на него искусы великие и превеликие.
Множество темных духов нападаше нань».
Все это преодолел Авель, и за то «сказа ему безвестная и тайная Господь» о том, что будет всему миру.
Взяли тогда Авеля два некий духа и сказали ему:
«Буди ты новый Адам и древний отец и напиши яже видел оси, и скажи яже слышал еси.
Но не всем скажи и не всем напиши, а только избранным моим и только святым моим».
С того времени и начал Авель пророчествовать.
Вернулся в Валаамский монастырь, но, прожив там недолго, стал переходить из монастыря в монастырь, пока не поселился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии, на Волге.
Там он написал свою первую книгу, «мудрую и премудрую».

Книгу эту Авель показал настоятелю, а тот его вместе с книгой проводил в консисторию.
Из консистории его направили к архиерею, а архиерей сказал Авелю «Сия твоя книга написана смертною казнию» — и отослал книгу с автором в губернское правление.
Губернатор, ознакомившись с книгой, приказал Авеля заключить в острог.
Из костромского острога Авеля под караулом отправили в Петербург.
Доложили о нем «главнокомандующему Сенате», генералу Самойлову.
Тот прочел в книге, что Авель через год предсказывает скоропостижную смерть царствовавшей тогда Екатерине II, ударил его за это по лицу и сказал:
«Как ты, злая глава, смел писать такие слова на земного бога?»
— Авель отвечал: «Меня научил секреты составлять Бог!»
— Генерал подумал, что перед ним простой юродивый и посадил его в тюрьму, но все-таки доложил о нем Государыне.

В тюрьме Авель просидел около года, пока не скончалась Екатерина.
Просидел бы и больше, но книга его попалась на глаза князю Куракину, который был поражен верностью предсказания и дал прочесть книгу Императору Павлу.
Авеля освободили и доставили во Дворец к Государю, который просил благословения прозорливца:

— Владыко отче, благослови меня и весь дом мой, дабы твое благословение было нам во благое.

Авель благословил.
«Государь спросил у него по секрету, что ему случится», а затем поселил его в Невской Лавре.
Но Авель вскоре оттуда ушел в Валаамский монастырь и тем написал вторую книгу, подобную первой.
Показал ее казначею, а тот ее отправил к Петербургскому митрополиту.
Митрополит книгу прочел и отправил в «секретную палату, где совершаются важные секреты и государственные документы».
Доложили о книге Государю, который увидал я книге пророчество о своей скорой трагической кончине.
Авеля заключили в Петропавловскую крепость.

В Петропавловской крепости Авель просидел около года, пока не умер, согласно предсказанию, Император Павел.
После его смерти Авеля выпустили, но не на свободу, а под присмотр в Соловецкий монастырь, по приказанию Императора Александра I.

Потом Авель получил полную свободу, но пользовался ею недолго.
Написал третью книгу, в которой предсказал, что Москва будет взята в 1812 году французами и сожжена.
Высшие власти осведомились об этом предсказании и посадили Авеля в Соловецкую тюрьму при таком повелении:
«Быть ему там, доколе сбудутся его предсказания самою вещию».

В Соловецкой тюрьме, в ужасных условиях, Авелю пришлось просидеть 10 лет и 10 месяцев.

Москва, наконец, была взята Наполеоном, и в сентябре 1812 года Александр I вспомнил об Авеле и приказал князю А.Н. Голицыну написать в Соловки приказ освободить Авеля.
В приказе было написано: «Ежели жив-здоров, то ехал бы к нам в Петербург, мы желаем его видеть и нечто с ним поговорить».
Письмо пришло в Соловки 1-го октября, но соловецкий архимандрит, боясь, что Авель расскажет Царю о его (архимандрите) «пакостных действиях», отписал, что Авель болен, хотя тот был здоров.
Только в 1813 году Авель мог явиться из Соловков к Голицыну, который «рад бысть ему до зела» и начал его «вопрошати о судьбах Божиих».
И сказывал ему Авель «вся от начала веков и до конца».

Потом Авель стал опять ходить по монастырям, пока не был, в царствование уже Николая Павловича пойман по распоряжению властей и заточен в Спасо-Евфимиевский монастырь в Суздале, где, по всей вероятности, и скончался»

Петр Николаевич Шабельский-Борк (1896-1952) в начале 1930-х издал под псевдонимом Кирибеевич «историческое сказание» «Вещий инок»:

«В зале был разлит мягкий свет. В лучах догоравшего заката, казалось, оживали библейские мотивы на расшитых золотом и серебром гобеленах. Великолепный паркет Гваренги блестел своими изящными линиями. Вокруг царили тишина и торжественность.

Пристальный взор Императора Павла Петровича встретился с кроткими глазами стоявшего пред ним монаха Авеля. В них, как в зеркале, отражались любовь, мир и отрада.

Императору сразу полюбился этот, весь овеянный смирением, постом и молитвою, загадочный инок.
О прозорливости его уже давно шла широкая молва.
К его келии в Александро-Невской Лавре шел и простолюдин, и знатный вельможа, и никто не уходил от него без утешения и пророческого совета. Ведомо было Императору Павлу Петровичу и то, как Авель точно предрек день кончины его Августейшей Родительницы, ныне в Бозе почивающей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны.
И вчерашнего дня, когда речь зашла о вещем Авеле, Его Величество повелеть соизволил завтра же нарочито доставить его в Гатчинский дворец, в коем имел пребывание Двор.

Ласково улыбнувшись. Император Павел Петрович милостиво обратился к иноку Авелю с вопросом, как давно он принял постриг, и в каких монастырях был.

— Честной Отец! — промолвил Император. — О тебе говорят, да я и сам вижу, что на тебе явно почиет благодать Божия. Что скажешь ты о моем царствовании и судьбе моей? Что зришь ты прозорливыми очами о Роде моем во мгле веков и о Державе Российской? Назови поименно преемников моих на Престоле Российском, предреки и их судьбу.

— Эх, Батюшка-Царь! — покачал головой Авель. — Почто себе печаль предречь меня понуждаешь? Коротко будет царствование твое, и вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину приемлешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную Субботу погребут тебя... Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным, будут поносить добрую память твою... Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои, прося твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет твоих подобно счету букв изречения на фронтоне твоего замка, в коем воистину обетование и о Царственном Доме твоем: «Дому сему подобает твердыня Господня долготу дней»...

— О сем ты прав, — изрек Император Павел Петрович. — Девиз сей получил я в особом откровении, совместно с повелением воздвигнуть Собор во имя Святого Архистратига Михаила, где ныне воздвигнут Михайловский замок. Вождю небесных Воинств посвятил и замок, и церковь...

— Зрю в нем преждевременную гробницу твою, Благоверный Государь. И резиденцией потомков твоих, как мыслишь, он не будет. О судьбе же Державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще — жидовском.
— Что? Святая Русь под игом жидовским? Не быть сему во веки! — гневно нахмурился Император Павел Петрович. — Пустое болтаешь, черноризец...
— А где татары, Ваше Императорское Величество? Где поляки? И с игом жидовским то же будет.
О том не печалься, батюшка-Царь: христоубийцы понесут свое...

— Что ждет преемника моего, Цесаревича Александра?
— Француз Москву при нем спалит, а он Париж у чего заберет и Благословенным наречется. Но тяжек покажется ему венец царский, и подвиг царского служения заменит он подвигом поста и молитвы и праведным будет в очах Божиих...

— А кто наследует Императору Александру?
— Сын твой Николай...

— Как? У Александра не будет сына. Тогда Цесаревич Константин...

— Константин царствовать не восхочет, памятуя судьбу твою... Начало же царствования сына твоего Николая бунтом вольтерьянским зачнется, и сие будет семя злотворное, семя пагубное для России, кабы не благодать Божия, Россию покрывающая.
Через сто лет после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится.

— После сына моего Николая на Престоле российском кто будет?

— Внук твой, Александр Вторый, Царем-Освободителем преднареченный. Твой замысел исполнит — крестьян освободит, а потом турок побьет и славянам тоже свободу даст от ига неверного.
Не простят жиды ему великих деяний, охоту на него начнут, убьют среди дня ясного, в столице верноподданной отщепенскими руками.
Как и ты, подвиг служения своего запечатлеет он кровью царственною...

— Тогда-то и начнется тобою реченное иго жидовское?

— Нет еще. Царю-Освободителю наследует Царь-Миротворец, сын его, а твой правнук, Александр Третий.
Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет он.

— Кому передаст он наследие царское?

— Николаю Второму — Святому Царю, Иову Многострадальному подобному.
На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим; как некогда Сын Божий.
Война будет, великая война, мировая...
По воздуху люди, как птицы летать будут, под водою, как рыбы плавать, серою зловонной друг друга истреблять начнут.
Измена же будет расти и умножаться.
Накануне победы рухнет Трон Царский.
Кровь и слезы напоет сырую землю.
Мужик с топором возьмет в безумии власть, и наступит воистину казнь египетская...

Горько зарыдал вещий Авель и сквозь слезы тихо продолжал:

— А потом будет жид скорпионом бичевать Землю Русскую, грабить Святыни ее, закрывать Церкви Божии, казнить лучших людей русских.

Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от Святого Царя.

О Нем свидетельствует Писание.
Псалмы девятнадцатый, двадцатый и девяностый открыли мне всю судьбу эту.

«Ныне познах, яко спасе Господь Христа Своею, услышит Его с Небесе Святаго Своего, в силах спасение десницы Его».

«Велия слава его спасением Твоим, славу и велелепие возложиши на него».

«С ним семь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое» (Пс. 19, 7; 20, 6; 90, 15-16).

«Живый в помощи Вышняго, Возсядет Он на Престоле Славы.

А брат Его царственный — сей есть тот, о котором открыто Пророку Даниилу:

«И ВОССТАНЕТ В ТО ВРЕМЯ МИХАИЛ, князь великий, стоящий за сынов народа твоего...» (Дан. 12, 1).

Свершатся надежды русские. На Софии, в Царьграде, воссияет Крест Православный, дымом фимиама и молитв наполнится Святая Русь и процветет, аки крин небесный...»

В глазах Авеля Вещего горел пророческий огонь нездешней силы.

Вот упал на него один из закатных лучей солнца, и в диске света пророчество его вставало в непреложной истине.
Император Павел Петрович глубоко задумался.
Неподвижно стоял Авель.
Между монархом и иноком протянулись молчаливые незримые нити.

Император Павел Петрович поднял голову, и в глазах его, устремленных вдаль, как бы через завесу грядущего, отразились глубокие царские переживания.

— Ты говоришь, что иго жидовское нависнет над моей Россией лет через сто.
Прадед мой, Петр Великий, о судьбе моей рек то же, что и ты. Почитаю и я за благо со всем, что ныне прорек мне о потомке моем Николае Втором предварить его, дабы пред ним открылась картина судеб.
Да ведает праправнук свой крестный путь, славу страстей и долготерпения своего...

Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно, я же вложу предсказание твое в нарочитый ларец, положу мою печать, и до праправнука моего, писание твое будет нерушимо храниться здесь, в кабинете Гатчинского дворца моего.
Иди, Авель, и молись неустанно в келии своей о мне, Роде моем и счастье нашей Державы.

И, вложив представленное писание Авелево в конверт, на оном собственноручно начертать соизволил:

«Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины».
11-го марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины державного прапрадеда своего блаженной памяти Императора Павла Петровича, после заупокойной литургии в Петропавловском соборе у его гробницы, Государь Император Николай Александрович в сопровождении министра Императорского двора генерал-адъютанта барона Фредерикса (вскоре пожалованного графским титулом) и других лиц Свиты, изволил прибыть в Гатчинский дворец для исполнения воли своего в Бозе почивающего предка.

Умилительна была панихида.
Петропавловский собор был полон молящихся.
Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные, лица. Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки» а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах.
Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков своих и весь народ русский.
Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.

Государь Император вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России.
Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального.
Знал, как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского.
Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда он будет обманут, предан и оставлен всеми...»



Примечания:

1. Известный современный литературовед Д. Урнов в одной из своих книг, вышедших в серии «Пламенные революционеры», сообщает, что еще в 1800 г. в США инженер и живописец Фултон получил заказ на панораму «Сожжение Москвы». Подобные наваждения на выбранную жертву известны уже давно, да кому собрать... — Сост.

2. Сведения о монахе Авеле, собранные С.А.Нилусом, подтвердились недавно публикацией материалов хранящегося в «одном из центральных архивов Москвы» следственного дела 1796 г. Крестьянин Василий Васильев (так звали в миру прозорливца) родился в 1757 г. в д. Окулово Тульской губернии, а умер в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре в 1841 г. («Лит. Россия», 11.9.1992. С. 14).

3. Офицер русской Императорской армии, монархист, участник Первой мировой войны.
Участвовал в попытке освобождения Царской Семьи из Екатеринбургского заточения («Луч света», Берлин, 1919. Кн. 1. С. 25), в акте возмездия (уже в эмиграции) против Милюкова, в своих публичных лекциях продолжавшего клеветать на Россию и Династию Романовых (вместо Милюкова убит был другой масон-думец В. Д. Набоков отец писателя).
Автор многочисленных исторических исследований о прошлом России, главным образом, царствовании Павла I, о времени которого собрал богатейшую коллекцию раритетов (исчезнувшую во время Второй мировой войны в Берлине, где он тогда жил).
После войны Петр Николаевич переехал в Аргентину, жил в Буэнос-Айресе.

4. Народная поэзия не исключала действия этих сил еще в период Смуты начала XVII века. Обращаясь к нижегородцам, Кузьма Минин говорил:

— Освободим мы матушку Москву от нечестивых жидов,
Нечестивых жидов, поляков злых!»

Протоиерей Сергий Булгаков (зима 1941-1942 гг.):
«Еврейство в самом своем низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом самоутверждении через посредство большевизма совершило если — в сравнении с татарским игом — и непродолжительное хронологически (хотя четверть века не есть и краткий срок для такого мучительства), то значительнейшее в своих последствиях насилие над Россией и особенно над Св. Русью, которое было попыткой ее духовного и физического удушения.

По своему объективному смыслу это была попытка духовного убийства России, которая, по милости Божией, оказалась все-таки с негодными средствами.
Господь помиловал и спас нашу родину от духовной смерти.
Сатана, который входил поочередно то в души ближайших ко Христу апостолов Иуды, Петра, то вождей иудейства и в лице их я душу всего отпавшего еврейского народа, ныне еще раз пытается умертвить удел Христа на земле Св. Русь.
Он ищет и находит для себя орудие в большевицко-иудейской власти и в ее безумном дерзновении раскрестить нашу родину духовно». — Сост.

5. Это и другие предсказания, несомненно, предопределили, поведение Николая II вплоть до мученическом конца, который он предвидел.

Французский посол при Русском Дворе Морис Палеолог писал: «Это было в 1909-м году. Однажды Столыпин предлагает Государю важную меру внутренней политики.
Задумчиво выслушав его, Николай II делает движение скептическое, беззаботное, — движение, которое как бы говорит: «Это ли, или что другое, не все равно??»
Наконец, он говорит тоном глубокой грусти:

— Мне, Петр Аркадьевич, не удается ничего из того, что я предпринимаю. — Столыпин протестует.

Тогда Царь у него спрашивает:
— Читали ли вы жития Святых?

— Да, по крайней мере, частью, так как, если не ошибаюсь, этот труд содержит около двадцати томов.

— Знаете ли вы также, когда день моего рождения?
— Разве я мог бы его не знать? — 6-го мая.
— А какого Святого праздник в этот день?
— Простите, Государь, не помню!
— Иова Многострадального.

— Слава Богу! Царствование Вашего Величества завершается со славой, так как Иов, смиренно претерпев самые ужасные испытания, был вознагражден благословением Божиим и благополучием.

— Нет, поверьте мне, Петр Аркадьевич, у меня более, чем предчувствие, у меня в этом глубокая уверенность: я обречен на страшные испытания; но я не получу моей награды здесь, на земле.
Сколько раз применял я к себе слова Иова:
«Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня, и чего я боялся, то и пришло ко мне» (Иов 3, 25). — Сост.

**********************************************************************************

12. ПРОРОЧЕСТВО АВЕЛЯ Тайновидца. Дополнение.

     

РОМАН СЕРГИЕВ.


Авель Тайновидец:

"А где татары, Ваше Императорское Величество? Где поляки? И с игом жидовским то же будет. О том не печалься, Батюшка-Царь, христоубийцы понесут свое..."


1. Пророчества Авеля Тайновидца о грядущих судьбах России и Богопомазанников из Дома Романовых..
 
2.  Пророчество Авеля Тайновидца.

 3.  Дому Твоему подобает святыня Господня в долготу дней.

 4. Лет через сто после начала правления Николая Первого в мерзость запустения Держава Российская обратится.

 5.  Царь Николай Второй искупителем будет, искупит Собой народ Свой – Безкровной Жертве подобно..

6.  Восстанет Царь из рода Романовых, стоящий за сынов народа Своего 

“Народ, чтущий Царя, благоугождает чрез сие Богу, потому что Царь есть устроение Божие”

Святитель Филарет, митрополит Московский


Пророчества Авеля Тайновидца о грядущих судьбах России и Богопомазанников из Дома Романовых



Православный человек всегда должен помнить, что Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам. Ибо бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы? (Ам. 3,6-7) При этом через угодников Своих Господь заранее извещает о грядущих событиях, а от людей требуется только услышать Бога, понять это Его извещение и захотеть выполнить волю Его. О грядущих потрясениях в Царстве Русского Народа Своего и о центральной роли Царя-Богопомазанника Николая Второго в избавлении его от гнева Своего Господь Бог сообщал задолго до рождения дедушки святого Царя Николая.


  Пророчество Авеля Тайновидца


Император Павел Первый в 1800 году посетил Александро-Невскую Лавру, имея желание узнать будущее своей династии у монаха Авеля Тайновидца.


1. Дому Твоему подобает святыня Господня в долготу дней


«Ласково улыбнувшись, Император Павел Петрович милостиво обратился к иноку Авелю с вопросом…

– Честный отец, – промолвил Император, – о тебе говорят, да Я и Сам вижу, что на тебе явно почивает благодать Божия.

Что скажешь ты о Моем царствовании и судьбе Моей? Что зришь ты прозорливыми очами о роде Моем во мгле веков и о Державе Российской?
Назови поименно преемников Моих на престоле Российском, предреки и их судьбу, как пред Истинным Богом.

– Эх, Батюшка-Царь! – покачал головой Авель. – Почто Себе печаль предречь меня понуждаешь?..

– Говори! Все говори! Ничего не утаивай! Я не боюсь, и ты не бойся такожде.

– Коротко будет царствование Твое, – начал излагать старец, – и вижу я, грешный, лютый конец Твой.

На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину приемлешь, в опочивальне Своей удушен будешь злодеями, коих греешь Ты на царственной груди Своей.

Сказано бо есть в Евангелии:
И враги человеку домашние Его.
В Страстную субботу погребут Тебя...
Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят Тебя безумным, будут поносить добрую память Твою.
Но народ Русский чуткой душой своей поймет и оценит Тебя и к гробнице Твоей понесет скорби свои, прося Твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких.
Число лет Твоих подобно счету букв изречения над вратами твоего замка, в коем воистину обетование и о Царственном роде Твоем: Дому Твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу днiй (Пс. 92,5)..."

Обратим внимание, что изречение над главными Воскресенскими вратами Михайловского замка является обетованием-пророчеством о Царствующем Доме Романовых и о доме, в котором Они царствуют, – о России.
Воскресенские врата ведут в главный двор, на этот двор позволялось выезжать лишь членам Императорского Семейства и посланникам.

Михайловский замок можно рассматривать как икону Царства третьего богоизбранного русского народа.

При Императоре этот замок блистал небывалом великолепием и мощью, после гибели Его замок превратился в огромную коммунальную квартиру, ибо в нем размещалось огромное количество различных учреждений и частных квартир, и в каменоломню, в которой добывались материалы для других дворцов наследников Императора Павла Первого.
Например, изначально «на всех фасадах красовались мраморные статуи, вазы и различные фигуры, служащие теперь украшением Зимнего дворца». (М.И. Пыляев. Энциклопедия Императорского Петербурга. М. ЭКСМО. 2006. [ниже – Пыляев. Старый Петербург.] С. 208.)

Окиньте взглядом Россию, и вы увидите, что при Императоре Царство Великого Русского Народа блистало необыкновенным великолепием и мощью, будучи великой Державой Российской Империи, а ныне оно является огромной коммунальной квартирой и каменоломней, из которой вывозится все что только возможно и что и трогать-то нельзя.

Но будем не унывать и помнить пророчество, которое нам через века передает святой великомученик Император Павел Первый:
Дому Твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу днiй!
Будет и воскресение России, и восстановление всего великолепия Михайловского замка, которое было при Императоре Павле Первом – прародителе всех, кроме Петра Великого, Российских Императоров!


Сравните пророчество со словами царя-пророка Давида:
Дому Твоему подобаетъ святыня, Господи, въ долготу днiй (Пс. 92,5).


Ученый монах Зигабен поясняет: святыня – «будет пребывать чистота и святость и непричастность никакой скверне ни душевной, ни телесной [ни духовной].

И таковая святость и непричастность …[у Помазанников Божиих Царствующего Дома Романовых] должна обратиться в долготу дней, иначе – быть навсегда»[2], до скончания веков.

Псалом 92-й имеет надпись: «В день предсубботний».

Монах Зигабен пишет: «День субботний разумеется, согласно с нашим изъяснением в предыдущем 91-м псалме*, днем всемирного и общего воскресения, а под днем предсубботним разумеется день»[3], который предшествует дню всемирного и общего воскресения, таким днем может быть только день воскресения России и воцарение Царя-победителя из Дома Романовых.

Именно об этом говорит и Авель Тайновидец (смотри 2.1.4).

*«Сей псалом [91-й] имеет в виду день будущего века и учит о том, что относится к будущему веку, т.е. о наказании грешников и о славе и наслаждении праведников». (Евфимий Зигабен. Толковая Псалтырь. С. 474+91.)

Последующие слова Императора Павла и Авеля Тайновидца, а также и сообщение о чудном видении часовому, указывают нам на то, что изменение смысла пророческих слов царя Давида, обращенных к Господу, на пророчество о Доме Российских Императоров (о святыне Господней!), не являются самостоятельным и вольным деянием Помазанника Божьего Павла Первого, но есть строгое исполнение Им воли Божией.]

– О сем ты прав, – волнительно признал Император Павел Петрович. – Девиз сей получил Я в особом откровении, совместно с повелением воздвигнуть собор во имя Святого Архистратига Михаила, где ныне воздвигнут Михайловский замок. Вождю Небесных воинств посвятил Я и замок, и церковь.

[А к словам сим Павла Петровича сказать следует пояснительно многим неизвестное.
«Однажды солдату, стоявшему в карауле при Летнем дворце[4], явился в сиянии юноша и сказал оторопевшему часовому, что он, Архангел Михаил, приказывает ему идти к Императору и сказать, чтобы на месте этого старого Летнего дворца был построен храм во имя архистратига Михаила.
Солдат донес о бывшем ему видении начальству, и когда об этом доложили Императору, Он ответил: “Мне уже известно желание архистратига Михаила; воля его будет исполнена”.

[Через часового Архангел Михаил обеспечил широкое оповещения воли Божьей о необходимости на месте рождения Императора Павла Первого («Российских Императоров прародителя»[5]) строительства храма во имя архистратига Михаила – покровителя всех Царей-Богопомазанников, ибо все Богопомазанники возглашают вместе с этим архистратигом: “Кто, как Бог!”
Каждый Богопомазанник – Михаил, Князь Великий, стоящий за сынов народа Своего (Дан. 12,1)[6]]

Вслед за этим Он распорядился о постройке нового дворца, при котором должна быть построена и церковь во имя архистратига Михаила, и самый дворец было приказано называть Михайловским замком». (Пыляев. Старый Петербург. С. 206.)]

– А пошто, Государь, повеление Архистратига Михаила не исполнил в точности? – сказал Его Величеству Авель со смирением. – Ни Цари, ни народы не могут менять волю Божию...

Зрю в нем преждевременную гробницу Твою, благоверный Государь. И резиденцией потомков Твоих, как мыслишь, он не будет...
О судьбе же Державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще жидовском*...

[*Жиды – это те, кто сложилися аще кто Его исповесть Христа, отлучен от сонмища будет (Iоан. 9,22), т.е. это те, кто договорились преследовать всех, исповедующих Иисуса Христом.
Иудеи спрашивают (Iоан. 9,18-19), а жиды ничего не спрашивают, они уже договорились преследовать христиан.
Отлучения от сонмища боялись даже князи (Iоан. 12,42), потому что это грозило им побиением камнями, то есть смертью.
Более подробно, в чем различие между иудеем, жидом и евреем смотри в разделе 5.5. работы Романа Сергиева “Искупительная жертва святого Царя Николая Второго стала залогом неминуемого воскресения Царской России”]

– Что? Святая Русь под игом жидовским? Не быть сему вовеки! – гневно нахмурился Император Павел Петрович. – Пустое болтаешь, черноризец…

– А где татары, Ваше Императорское Величество?
Где поляки?
И с игом жидовским то же будет.
О том не печалься, Батюшка-Царь, христоубийцы понесут свое...

2. Лет через сто после начала правления Николая Первого в мерзость запустения Держава Российская обратится


Что ждет Преемника Моего, Цесаревича Александра?


– Француз Москву при Нем спалит, а Он Париж у него заберет и Благословенным наречется.
Но невмоготу станет Ему скорбь тайная, и тяжек покажется Ему венец Царский.
Подвиг служения Царского заменит Он подвигом поста и молитвы. Праведен будет Он в очах Божиих: белым иноком в миру будет.
Видал я над землей Русской звезду великого угодника Божия. Горит она, разгорается. Подвижник сей и претворит всю судьбу Александрову...*

*Незадолго до Своей во многом загадочной смерти Император Александр Первый побывал в Саровской пустыни у преподобного Серафима.
Русский духовный писатель Евгений Николаевич Поселянин (Погожев) записал рассказ, переданный ему интересовавшимся жизнью подвижников благочестия М.П. Гедеоновым, который узнал его от принявшего монашество морского офицера Д., а тот, в свою очередь, слышал его "в Сарове от инока весьма престарелого, который сам-де был свидетелем этого события. [Текст смотри в разделе 2.2.]

– А кто наследует Императору Александру?

– Сын твой Николай...

– Как? У Александра не будет сына? Тогда Цесаревич Константин.

– Константин Царствовать не восхощет, памятуя судьбу Твою, и от мора кончину приемлет.

Начало же правления сына Твоего Николая дракою, бунтом вольтерьянским зачнется.

Сие будет семя злотворное, семя пагубное для России.

Кабы не благодать Божия, Россию покрывающая, то...

Лет через сто примерно после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится*.


[*И пророк Даниил нам сообщает: будут времена, когда слуги тьмы войдут в соглашение с отступниками от святаго завета (обета Богу 1613 года верно служить законным Царям из Царствующего Дома Романовых) и осквернят святилище могущества, и прекратят ежедневную жертву (в храмах Божьих – ежедневную молитву о Царе-Богопомазаннике), и будет поставлена мерзость запустения (Дан. 11,30-31).

В богослужебных текстах на святом месте Избранника Божьего – Помазанника Божьего, Воплощенного Имени Божьего – поместят избранников человеков: вначале жидомасонов (по указу св… синода от 7 марта 1917 года), а затем православных христиан или патриарха (по решению "собора" 1917-1918 года).]

– После сына моего Николая на Престоле Российском кто будет?

– Внук Твой, Александр Второй, Царем-Освободителем преднареченный.

Твой замысел исполнен будет: крепостным Он свободу даст, а после турок побьет и славян тоже освободит от ига неверного.
Не простят жиды Ему великих деяний, охоту на Него начнут, убьют среди дня ясного в столице верноподданной отщепенскими руками.
Как и Ты, подвиг служения Своего запечатлеет Он кровью Царственною, а на крови Храм воздвигнется...

– Тогда-то и начнется тобой реченное иго жидовское?

– Нет еще. Царю Освободителю наследует сын Его, а Твой правнук, Александр Третий, Миротворец истинный.

Славно будет Царствование Его.

Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет Он.
А только недолго Царствовать будет.


3. Царь Николай Второй искупителем будет, искупит Собой народ Свой – Безкровной Жертве подобно


– Кому передаст Он наследие Царское?

[Царь Николай искупил грех измены и священства, который они совершали за долго до февраля 1917 года, не вынимая на Проскомедии частичку из печати четвертой просфоры за Него, как за Помазанника Божьего и за Главу земной воинствующей Церкви]


– Николаю Второму – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному.
Он будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную.

О Нем свидетельствует Писание: псалмы девятнадцатый, двадцатый и девяностый открыли мне всю судьбу Его.

Ныне познах, яко спасе Господь помазанника Своего, услышит Его с Небесе Святаго Своего, в силах спасеніе десницы Его (Пс. 19,7);
велія слава Его спасеніем Твоим, славу и велелепіе возложиши на Него (Пс. 20,6); воззовет ко Мне, и услышу Его: с Ним есмь в скорби, изму Его, и прославлю Его, долготою дній исполню Его, и явлю Ему спасеніе Мое (Пс. 90,15-16).

На венец терновый сменит Он корону Царскую...

Он искупитель будет, искупит Собой народ Свой – Безкровной Жертве подобно.

Война будет, первая великая война, мировая...

По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут.
Измена же будет расти и умножаться.
Накануне победы рухнет трон Царский.
И предан будет праправнук Твой, как некогда Сын Божий на пропятие.
Многие потомки Твои убелят одежду кровию Агнца такожде.
Мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется.
Наступит воистину казнь египетская.

Горько зарыдал старец Авель и сквозь слезы тихо продолжал:

– Кровь и слезы напоят сырую землю.
Кровавые реки потекут.
Брат на брата восстанет.

И паки: огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний, власть жидовская.

И там гибель, и тут, и бежать некуда.
Дым пожаров и пепелища, все живое разседается.
Мертвые пустыни кругом.
Ни единой души человеческой, ни твари животной.
Ни дерева, ни трава не растут даже...
И будет ЖИД скорпионом бичевать Землю Русскую,* грабить святыни ее, закрывать Церкви Божии, казнить лучших людей русских.

Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника!

А то ли еще будет!
Ангел Господень изливает новые чаши бедствий [руками жидов-христоборцев, руками гитлеровцев, руками коммунистов и демократов], чтобы люди в разум пришли.

[*Об этом же говорит и ветхозаветный пророк Исаия: Ассур (чернота – жид), жезл гнева Моего! и бич в руке его – Мое негодование! (Ис. 10,5)]

Две войны одна горше другой будут.

Новый Батый на Западе поднимет руку.
Народ промеж огня и пламени...
Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного Царя!


4. Восстанет Царь из рода Романовых, стоящий за сынов народа Своего


– Уже ли сие есть кончина Державы Российской и несть и не будет спасения? – вопросил Государь Павел Петрович.

– Невозможное человекам, возможно Богу, – ответствовал Авель, – Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского.

И восстанет в изгнании из рода Твоего Князь Великий, стоящий за сынов народа Своего.
Сей будет Избранник Божий, и на главе Его благословение.
Он будет един и всем понятен, Его учует самое сердце русское.
Облик Его будет державен и светел, и никто же речет: "Царь здесь или там", но все*: "Это Он".
Воля народная покорится милости Божией, и Он Сам подтвердит Свое призвание...
Имя Его трикратно суждено Истории Российской.

[*Все те, кто имеет чистое сердце; кто ревнует выполнять волю Бога, а не человеков; кто молится об этом грядущем Царе-победителе; кто исповедует искупительный подвиг святого Царя Николая; и кого избрал Себе Господь!]

В Нем Спасение и Счастье Державы Российской.

Пути иные сызнова были бы на русское горе...

И чуть слышно, будто боясь, что тайну подслушают стены, старец Авель нарек самое имя.

Страха темной силы ради, имя сие да пребудет сокрыто до времени...

[Да и нам не полезно раньше времени знать Царя, который пока еще не имеет всей полноты благодати Духа Святого, которая необходима Богопомазаннику, чтобы богоугодно пасти народ Божий, Иакова, и земную Церковь – наследие Божие, Израиля (Пс. 77,71).]

Помазанник Божий внимал словам гонимого пророка и верил, что пророческое видение, которое видел он, сбудется после многих дней, и он пророчествует об отдаленных временах (Иез. 12,27).

– Велика будет потом Россия, сбросив иго жидовское, – предсказал монах Авель далее. – Вернется к истокам древней жизни своей, ко временам Равноапостольного, уму-разуму научится бедою кровавою [кровавым бичом жидовского ига!].

Свершатся надежды русские: на Софии в Цареграде воссияет крест православный.

Дымом фимиама и молитв наполнится и процветет, аки крин небесный.

Великая судьба предназначена России.

[Оттого враги Бога так ненавидят все русское; все, что связано Россией; все, что напоминает о ее прошлом и грядущем величии!

Оттого и не должны забывать русские своего предназначения, своего служения Богу!
Оттого и вредны рассуждения о вреде русского национализма.

Естественно, имеется в виду такой национализм, который во главу угла ставит выполнение воли Божией, а это служение Богу, Царю – Помазаннику Его и Отечеству Богоизбранного Русского Народа;
такой национализм, который обязывает русского националиста не угнетать другие народы, а помогать этим другим народам спасаться, указывая путь истинной Веры.]

Оттого и пострадает Россия, чтобы очиститься и возжечь свет во откровение языков...

В глазах старца Авеля горел пророческий огонь нездешней силы.

Вот упал один из закатных лучей солнца, и в диске света пророчество его вставало в непреложной истине.
Император Павел Петрович поднял голову, и в глазах Его, устремленных вдаль, как бы через завесу грядущего, отразились глубокие переживания Царские. Воистину – блажен читающий и слушающие слова пророчества (Откр. 1,3)!

Затем Государь Павел Петрович неспешно изложил свою просьбу русскому Тайновидцу.

– Ты говоришь, что иго жидовское нависнет над Моей Россией лет через сто.
Прадед Мой Петр Великий о судьбе Моей рек то же, что и ты.
Почитаю и Я за благо о том, что ныне Ты предрек Мне о потомке Моем, Николае Втором, предварить Его, дабы пред Ним открылась книга судеб.
Да ведает праправнук Свой крестный путь, славу страстей и долготерпения Своего.
Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно.
Я же на предсказание твое наложу Мою печать, и до праправнука Моего писание твое будет нерушимо храниться в Гатчинском дворце Моем.

– Иди, Авель, и молись неустанно в кельи своей обо Мне, роде Моем и счастье нашей Державы.

И, вложив представленное писание Авелево в конверт, Государь на оном собственноручно начертать соизволил: “Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины”.[7][13]

[*11 марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины державного прапрадеда Своего, блаженной памяти Императора Павла Петровича, после заупокойной литургии в Петропавловском соборе у Его гробницы Государь Император Николай Александрович в сопровождении министра Императорского двора генерал-адъютанта барона Фредерикса и других лиц свиты изволил прибыть в Гатчинский дворец для исполнения воли Своего в Бозе почившего предка.

Умилительна была панихида.

Петропавловский собор был полон молящихся.

Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные лица.

Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки, а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах.
Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков Своих и весь Народ Русский.
Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.

Государь Император Николай II вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России.

Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального.

[Святой Иов Многострадальный является прообразом безвинных страданий Иисуса Христа.
Этот святой является также и прообраз страданий святого Царя Николая Второго за чужой грех – за грех отречения России от своего Богопомазанника.]

Знал, как много придется Ему вынести на Своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения государства Российского.
Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда Он будет обманут, предан и оставлен всеми…]

[Вышеприведенный текст взят из главы 2.1. работы Романа Сергиева “Искупительная жертва святого Царя Николая Второго стала залогом неминуемого воскресения Царской России”.]

Рано или поздно, но мировая закулиса обязательно награждает своих слуг.
Этот слуга жидов-каббалистов (поп Гапон) получил от них награду - уже 28 марта 1906г он был повешен в Озерках под Петербургом (ныне это черта города) - через год после своего "подвига" во славу сатане 9 января 1905 года.

Обратим внимание на то, что Господь Бог, Пресвятая Богородица и все святые рядом с нами, и приходят на помощь!

Но и мы сами должны стремиться выполнить волю Божию, потому как Сам Господь Бог не отбирает царственное достоинства, которым обладает каждый человек, и свободы нашего выбора: мы действуем с силами тьми и зла или с силами Добра и Света.

И конечно же, в зависимости от нашего выбора, и награду мы получим от Всевидящего и Правосудного Бога.

И правильно говорит владыка Георгий - «это начало Апокалипсиса», уже очень скоро нам придется получить свою награду от Нелицеприятного Бога.

Словами о попе Гапона (одного из слуг сатаны, хоть и носил он священническую рясу) напомним всем слугам тьмы, что их ждет в самом недалеком будущем, если они не успеют принести богоугодных плодов покаяния в грехе сотрудничества с силами тьмы. И никакого нагнетания истерии в этом напоминании нет, а есть любовь к Богу и Справедливости и огромное желание послужить Богу, Царю и России.

Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения (Ис. 10,1), тем более - творящие измену и беззакония по отношению к Богоизбранному Русскому Народу!

Ждите возмездия, оно уже не загорами.

Чубайс уже ждет (он это показывал на судебных заседаниях с полковником ГРУ Владимиром Квачковым).

Саакашвили тоже уже ждет (он это всем телезрителям показал, когда ему погрозили с Неба!)
И все, кто действует, принося вряд Русскому Народу, тоже ждете.

[По поводу епископа Диомида посмотрите небольшую заметку о том, что творят слуги сатаны по осуществлению решений архиерейского соборища 2008 года, на котором архиереи подписавшись под утверждением: соборные “клятвы [1613 года] не имеют церковно-канонического значения”, громко заявили Богу, что они не являются чадами Русской Православной Церкви, что ими Догматы, Каноны и Анафемы «уже давно забыты», ибо они устарели (по словам богослова Андрея Кураева).]






 

Комментарии     Перейти к форме написания комментария

30 июля 2010, 23:54, пользователь ВГ оставил комментарий № 1
ий № 1
АРХАНГЕЛ МИХАИЛ-ИГОРЮ (в 6лет на яву в маленьком домике бабушки ХРЕСТИ при свечах был позван ее внучкой )-ТЫ БУДЕШЬ ЦАРЕМ РУССКИМ И БОЛЕЕ (выше)ЦАРЯ НЕ БУДЕТ,нужен ли тебе помощьник-да(ИДИ И НЕ КОМУ НЕ ГОВОРИ. ПРЕДЕТСЯ МНЕ КАК АР,МИХАИЛ ДЕЙСТВОВАТЬ-(он с небес снес все воинство сатанаила в ад)ТАК И МНЕ ОЧИСТИТЬ СВЯТУЮ РУСЬ ОТ СКВЕРНЫ.























<a href=http://oxford-school.com.ua/ >английский детям</a>
16 декабря 2010, 22:41, пользователь Luka оставил комментарий № 2
Народ Российский, учись молиться, как молились наши предки - без церкви, но с верой!!! Проси спасения и обьединения народа в армию освободителей. Невозможно получить прощение не испросив его. Кайся народ во грехах своих слезным покаянием и даст нам Господь Государя Императора и сметет он скверну с лица земли Русской и очистит ее от жидомассонства.   Времена близки. А готовы ли мы к грядущим испытаниям? Ведь время испытания уже настало. Патриарху Кирилу еще 9лет править, после него придет Сергий........... Последний патриарх. Молись народ и плачь дабы миновала нас чаша гнева Божия. 9 лет огонь будет пожирать землю, наводнения и землетрясения не обойдут землю Русскую, голод и болезни будут преследовать верных, но смерти не будет. Не гневи Бога народ русский грехопадениями своими, покайся.
16 декабря 2010, 22:50, пользователь Luka оставил комментарий № 3
...голод и боезни будут преследовать верных, слабых в вере заберет Господь, смерти уже не будет....
17 июня 2012, 06:56, пользователь rik оставил комментарий № 4
Автор "пророчеств Авеля", П.Н. Шабельский-Борк был личностью колоритной. В 1919-1922 гг занимался антисемитской пропагандой в Германии, распространяя фальшивые «протоколы», призывал немцев навсегда покончить с евреями. В круге его общения находился прибалтийский немец Альфред Розенберг, будущий теоретик нацизма. В 1922 году осуществил тер  рористический акт, в результате которого погиб В.Д.Набоков (отец известного писателя). За это приговорен к 12 годам каторги, но вскоре освобожден по амнистии. Харбинская публикация фальшивых пророчеств Авеля очевидным образом приурочена к первому съезду партии Русских Фашистов, который состоялся в Харбине в том же месяце, 26 мая 1931 года. После прихода к власти Гитлера, Шабельский получал пенсию в управлении Розенберга. По завершении второй мировой войны бежал из Германии в Аргентину вместе с соратниками.
См. подробности на эту тему здесь
"Могут ли бесы предсказать будущее?"
http://nostradam.info/research/T.N.Dubrovskaya.I.K.Razumov.Propheties.htm
3 августа 2013, 13:02, пользователь АндрейВерди оставил комментарий № 5
Тронут информацией о прорицателе Авеле.
12 января 2014, 12:14, пользователь Евгений Геннадьевич оставил комментарий № 6
К сожалению, данная здесь информация совершенно не соответствует истине.
"Первое упоминание об Авеле (Василий Васильев, 1757-1841) встречаем «В открытых письмах» святителя Игнатия (Д.А. Брянчанинов (1807-1867)), [ЧОИДР т. 2, Москва, 1875 г. и «Епископ Игнатий Брянчанинов» в шести томах, т. 2, стр. 214, 1886 г]:
«Монах Авель, предсказавший   в зятие Москвы французами, говорил, что наступит время, когда монахов сгонят в несколько монастырей, а прочие монастыри уничтожат. Важность – в Христианстве, а не в монашестве, монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному Христианству. И самые церковные бедствия без попущения Божия совершаться не могут. […]».
В дальнейшем сведения о провидце привёл богословский писатель С.А. Нилус (1862-1929), ссылаясь на рассказ отца Н. в Оптиной Пустыни от 26 июня 1909 года:
«О монахе Авеле у меня записано из других источников следующее: Монах Авель жил во второй половине XVIII-го века и в первой XIX-го. О нём в исторических материалах сохранилось свидетельство, как о прозорливце, предсказавшем крупные государственные события своего времени. Между прочим, он за десять лет до нашествия французов предсказал занятие ими Москвы. За это предсказание и за многие другие монах Авель поплатился тюремным заключением. За всю свою долгую жизнь, – он жил более 80 лет, – Авель просидел за предсказания в тюрьме 21 год. […]» («На берегу Божьей реки», стр. 214-218. Впервые текст был опубликован в 1912 году).
Сохранилась также копия письма С.А. Нилуса (1862-1929) к писателю Е.Н. Трубецкову (1863-1920) за 1914 год:
«… Я лично держал в руках письмо Авеля к Параскеве Андреевне Потемкиной, в котором Авель сообщал ей, что сочинил для неё несколько книг, которые и обещал выслать в скором времени.
«Оных книг, – пишет Авель, – со мною нет. Хранятся они в сокровенном месте. Оные мои книги удивительные и преудивительные, и достойны те мои книги удивления и ужаса. А читать их только тем, кто уповает на Господа Бога, ибо в них есть Имя его, которому три кратно суждено прогреметь в истории Российской. Но пути его сызнова приведут на Русское горе. Дымом фимиама и молитв наполнится, оттого и пострадает она. Бедная Русь».
Что касаемо «Житие и страдания отца и монаха Авеля», то я нашёл её в архиве Оптиной, напечатано оно было где-то в повременном издании, но по цензурным условиям в таком сокращенном виде, что все касающееся высокопоставленных лиц было вычеркнуто…
По «Житию» этому, монах Авель родился в 1755 году в Алексинском уезде Тульской губернии, ходил по монастырям, пока не был, в царствование уже Николая Павловича пойман по распоряжению властей и заточён в Спасо-Евфимиевский монастырь в Суздале, где, по всей вероятности, и скончался. […]» (из бумаг Е.Н. Трубецкова, копию снял Н. Кочнев в 1929 году [архивы М.Е Губонина (1907-1971) и Николая Кочнева (1905-1977)]).
Именно эти три документа стали основой для всех последующих публикаций об иеромонахе Авеле (Василий Васильев, 1757-1841). Из них следует, что в Оптиной пустыни в архиве были письма Авеля к Параскеве Андреевне Потемкиной и некий документ «Житие и страдания отца и монаха Авеля», которые до нашего времени не сохранились, но которые могли читать и святитель Игнатий (Д.А. Брянчанинов), и богословский писатель С.А. Нилус.
Все остальные прорицания – есть «художественный вымысел», не имеющий никакого отношения к настоящему Авелю. «Первые предсказания» Авеля на будущие времена о Величие России появились в 1931 году в Харбине («Вещий инок», «Журнал «Хлеб небесный»», № 5, стр. 28-30), и позиционировались как «историческое сказание», которое в то время не претендовало на историческую достоверность. Автором этих «исторических сказаний» был эмигрант-монархист Петр Николаевич Шабельский-Борк (1896-1952). В дальнейшем у Шабельского-Борка в РФ появилась масса последователей, особенно после 1991 года. Однако, к Истории пророчеств весь их «литературный труд» не имеет никакого отношения.
Было так же ещё одно произведение: «Сказание о монахе Авеле» [журнал «Русская старина», №2, 1875], однако произведение вышло без указания Ф.И.О. автора и была размещена в разделе «Литературная Проза», рядом с другими рассказами о быте деревни XIX-го века. В этом произведение нет никаких предсказаний не о Александре II, не о Александре III, не о Николае II, не о падении Монархии дома Романовых в 1917 году, и тем более о восстановление Монархии в 2024 году и о Величие России" (отрывок из книги Т.Н. Дубровской, "Зверь из моря", стр, 164, 2010 год).
Друзья, если Вы уж публикуете пророчества, то Вы хоть указывайте откуда Вы их берёте.
Русскому народу нужны настоящие пророчества, а не фальшивые.
С уважением: Евгений Геннадьевич.

Оставить свой комментарий

Для комментирования материалов необходимо зарегистрироваться 

Я уже зарегистрирован

e-mail *

Пароль *

 

Запомнить меня

Я хочу зарегистрироваться

e-mail *

Пароль *

Повторите пароль *

Как Вас называть на сайте *

Код с картинки *