В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
В разделе
Календарь
23
ноября, сб
10 ноября по старому стилю

Посмотреть события этого дня

Покаяние в грехе цареубийства

В статье приведены высказывания Святых Отцов Церкви и представителей Св. Синода Царской России о грехе цареубийства и о необходимости покаяния за этот грех всего русского народа.

Читать полную версию этой статьи

 

     Святитель Тихон, Патриарх Московский и Всея России, с амвона Казанского собора 8/21 июля 1918 г., в день Казанской иконы Божией Матери:
     «А вот мы, к скорби и к стыду нашему, дожили до того времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признается грехом, но и оправдывается как законное. Так, на днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его...».

Россия перед Вторым Пришествием.
Изд. 2-е. М., 1994, с. 197.

 

     Князь Н.Д. Жевахов, товарищ обер-прокурора Св. Синода Царской России, будучи за рубежом, в статье «Причины гибели России» писал:
     «Царь — выше закона. Царь — Помазанник Божий и как таковой воплощает собою Образ Божий на земле. А Бог — Любовь.
     Доброта Царя есть его долг, его слава, его величие. Это ореол его Божественного помазанничества, это отражение лучей небесной славы Всеблагого Творца. Доброта подчиненных Царю органов власти — есть измена, воровство, преступление. Кто осуждал Царя за его доброту, тот не понимал существа Царской власти, кто требовал от Царя твердости, суровости и строгости, тот сваливал на Царя свои собственные обязанности и свидетельствовал о своей измене Царю, о непонимании своего служебного долга и о своей непригодности ни Царю, ни России…
     Ни один русский Царь не понимал своей Царской миссии столь глубоко, как понимал ее благодатный Государь Николай Александрович… В этом непонимании русскими людьми природы Самодержавия и сущности Царского служения и выразилось главное преступление русской мысли, попавшей в жидомасонские сети, и настолько глубоко проникшей в ее толщу, что не изжита даже до сих пор…
     Другое преступление русского народа выразилось в непонимании самой России и ее задач… Нет Царя — нет и России, и Русское государство неизбежно сойдет с пути, предуказанного Богом…

     И пока русские люди не уразумеют миссии Самодержавного Русского Царя, пока не сознают, в чем заключались и должны заключаться задачи Самодержавия и Богопомазанничества, и не дадут обета Богу помогать Царю в осуществлении этих задач, до тех пор благодать Божия не вернется в Россию, до тех пор не будет мира на земле».

Кн. Жевахов Н.Д. Причины гибели России.
«Новый сад», 1929.

 

     Из речи святителя Иоанна (Максимовича) на Всезарубежном Архиерейском Соборе 1938 года:
     «Русский народ весь в целом совершил великие грехи, явившиеся причиной настоящих бедствий, а именно: клятвопреступление и цареубийство. Общественные и военные вожди отказали в послушании и верности Царю еще до его отречения, вынудив последнее от Царя, не желавшего внутреннего кровопролития, а народ явно и шумно приветствовал совершившееся, нигде громко не выразив своего несогласия с ним. Между тем здесь совершилось нарушение присяги, принесенной Государю и его законным наследникам, а кроме того, на главу совершивших это преступление пали клятвы предков — Земского Собора 1613 года, который постановления свои запечатлел проклятием нарушающих их. В грехе цареубийства повинны не одни лишь физические исполнители, а весь народ, ликовавший по случаю свержения Царя и допустивший его унижение, арест и ссылку, оставив беззащитным в руках преступников, что уже само собою предопределяло конец. Таким образом, нашедшее на Россию бедствие является прямым последствием тяжелых грехов, и возрождение ее возможно лишь после очищения от них. Однако до сих пор нет настоящего покаяния, явно не осуждены содеянные преступления, а многие активные участники революции продолжают теперь утверждать, что тогда нельзя было поступить иначе. Не высказывая прямого осуждения февральской революции, восстания против Помазанника, русские люди продолжают участвовать в грехе, особенно когда отстаивают плоды революции».

Иеромонах Серафим (Роуз).
Блаженный Иоанн чудотворец. М., 2003, с. 836.

 

     В своих проповедях святитель Иоанн (Максимович) не раз указывал на тяжкий грех, тяготеющий на русском народе:
     «Великий грех — поднять руку на Помазанника Божия, не остается и малейшая причастность к такому греху неотмщенной... Будем помнить, что это злодеяние совершено в день памяти творца Великого канона св. Андрея Критского, зовущего нас к покаянию. Глубокое сознание греховности содеянного и покаяние перед памятью Царя-Мученика требуется от нас Божией правдой. Но покаяние наше должно быть без всякого самооправдания, без оговорок, с осуждением себя и всего злого дела от самого начала.

Иеромонах Серафим (Роуз).
Блаженный Иоанн чудотворец.
М., 2003, с. 856 — 857.

 

     В «Слове по Царю-Мученику» (1960) святитель Иоанн, чья кончина в 1966 году пришлась на день памяти св. Иова, Патриарха Московского (19 июня / 2 июля), принимавшего покаяние у русского народа в 1607 году, говорит:
     «Грех тот лежит на всех, пока не будет смыт искренним покаянием…
     В один день рухнули величие и слава Державы Российской, оплота мира во всем мире. Подпись Государя Императора Николая Александровича на акте отречения от Престола есть историческая граница, отделяющая великое и славное прошлое России от темного и мучительного положения ее теперь… Что же произошло в тот день?.. Отступление народа от Помазанника Божия, отступление от власти, покорной Богу, отступление от данной перед Богом присяги на верность Государю, Помазаннику Божию, и предание его на смерть. Лишен власти, а потом и свободы тот, кто все свои силы отдавал во имя Божие на служение России.
     Перед нами, перед Русским народом путь восстания есть путь сознания греха и покаяние. Для возрождения России напрасны все политические и программные объединения: России нужно нравственное обновление Русского народа».

Алферьев Е.Е. Письма святых
Царственных Мучеников из заточения.
Джорданвилль, 1983, с. 438, 440.

 

     В 1934 году в Болгарии выходит книга «Русская идеология» архиепископа Серафима (Соболева). На основании святоотеческого учения архипастырь говорит о том, что всему народу в целом необходимо принести покаяние в бунтарстве против власти Помазанника Божия и через это вернуться к смиренной и благодатной вере наших предков:
     «Эта смиренная вера будет спасительным достоянием для нас и для России только в том случае, если мы вступим на путь первого выражения смирения, т.е. на путь покаяния во грехах своих, особенно в самом тяжком грехе нашем, в котором повинны активно или пассивно все русские люди, — в грехе бунтарства против самодержавной власти нашего Царя — Помазанника Божиего. Этот грех является для нас таким тяжким потому, что имеет за собою утрату русскими людьми совести, удаление их от Церкви — ее веры, учения и благодати. Он есть верх или плод тех разновидных религиозно-нравственных тяжких преступлений, которые совершались русскими людьми в течение многих и многих лет».

Архиепископ Серафим (Соболев). Русская идеология.
М., «Лествица», 2000, с. 82–83.

 

     В следующей работе «Об истинном монархическом миросозерцании» (1941 г.) архиепископ Серафим вновь акцентирует внимание на необходимости покаяния:
     «…Показывая сущность дела Христова, выясняя миссию Церкви и необходимость, согласно ее требованиям, иметь истинную веру, какую имели наши предки, мы говорим, что эта вера требует от нас покаяния в тяжком грехе бунтарства против самодержавного Царя-помазанника».

Архиепископ Серафим (Соболев). Русская идея.
М., «Лествица», 2002, с. 169.

 

     После второй мировой войны схимонах Никодим (Карульский), бывший унтер-офицер Царской Армии, ставший воином Христовым на святой горе Афон и молившийся за Россию до последнего вздоха, писал:
     «За русский народ, за освобождение его от сатанинской власти недостаточно одних молитв, хотя бы и преусерднейших, — требуется всенародное покаяние с глубоким сознанием великого и тягчайшего греха — отвержения Божией власти над собой в лице Помазанника.
     Разогнем Библию и посмотрим, как Бог управлял людьми. Согрешили перед Богом ангел и человек — первого ангела без милости Бог отослал во ад на вечные муки, а человеку оставил милость Свою, послал его на землю каяться и обещал возвращение в рай, если он будет соблюдать Божии законы и повеления.
     От того времени и начал Бог Своею властью управлять людьми, верующими в Него, и управлял от Адама непрестанно до Николая II, Императора, Помазанника Божия: сперва через посредство патриархов от Адама до Авраама и прочих патриархов включительно, потом пророками — от Моисея до Самуила, а от Давида до Николая II, Императора, — через посредство благодати помазания в царях…
     В наше злое время люди, потеряв веру в Промысл Божий, просили себе свободы, а Божию власть в лице Помазанника Божия отвергли.
     Отвергли царскую власть, отдали убить Царя, освободили себя от Божественной власти — и подпали под сатанинскую власть.
     Ох! Какой это тяжкий грех!.. И согрешили в нем все русские люди, кто делом, кто словом, а кто помыслом, желанием и согласием. За этот великий грех весь мир страдает, а русский народ — больше всех.

     По правде Божией, «кому много дается, от того много взыскуется».
     Людям, свободным от прямой сатанинской власти, должно бы вменить всеобщее покаяние. Если эти люди не видят нужды в таком покаянии, то большую вину налагают на себя за грех против Помазанника…»

«Православная Русь», № 14 за 1953 г., с. 10.

 

     В 60-е годы редактор «Православной Руси» архимандрит Константин (Зайцев) проницательно предостерегал от возможных уклонений от пути истинного покаяния:
     «Вне всецело-покаянного обращения к Богу всякая мысль о нашем будущем оказывается прожектерством, самое благонамеренное направление мысли силой вещей превращается в риторику и мечтательство, только отвлекающие от единственно возможного направления воли истинного христианина с момента возникновения Апостасии. Это распространяется даже на такое явление, как Православное Царство! «Монархизм», «легитимность», как таковые, есть риторика и мечтательство, поскольку они получают, в условиях «Апостасии», самостоятельную ценность: так отвлекается лишь сознание верующих от единственно доброго пути…
     Иные старцы высокого духовного подъема предрекали восстановление России. Такое упование для нас всех законно. Но что может оно нам дать, если не одно только большое устремление к Богу, как во имя спасения души своей, так и во имя умножения и углубления этой же направленности сознания, у других русских людей! Все остальное было бы именно прожектерством, только оттесняющим и заглушающим единственно действенное в условиях Апостасии направление сознания — покаянное обращение к Богу… Восстановление Православного Царства представимо только в плане некоего Сверх-Чуда покаянного перерождения русского народа, и это в такой степени и в таком масштабе, который позволил бы Богу счесть Апостасию несостоявшейся».

«Православная Русь» № 3 за 1970 г., с. 2 — 3; № 17, с. 2.

 

     В ответ на попытки некоторой части русской паствы оправдать себя архиепископ Аверкий (Таушев) писал:
     «Слабое утешение для нас в том, что непосредственное убиение Царской Семьи совершено было не русскими руками — руками неправославных и нерусских людей. Хотя это и так, но весь русский народ повинен в этом ужасном безпримерном злодеянии, поскольку не противостал, не воспрепятствовал ему, а вел себя так, что это злодеяние явилось выражением того настроения, которое к этому времени созрело в умах и в сердцах несомненного большинства несчастных заблудившихся русских людей… Весь русский народ несет вину за этот тяжкий грех, совершившийся на русской земле».

Архиепископ Аверкий (Таушев).
Современность в свете слова Божия. Слова и речи.
Т. III, Джорданвилль, 1975, с. 298.

 

     Епископ Нектарий (Концевич), ученик преподобного старца Нектария Оптинского, в слове, сказанном перед прославлением святых Царственных Мучеников и всех новомучеников и исповедников Российских Русской Зарубежной Церковью в 1981 году, указывал:
     «Смертный грех цареубийства тяготеет над всем русским народом, а следовательно, в той или иной степени над каждым из нас».

Ежегодник «Православный путь».
Джорданвилль, 1985, с. 45.

 

     В 90-е годы из Петербурга на всю страну прозвучала всенародная проповедь митрополита Иоанна (Снычева):
     «Не случайно обе величайшие русские смуты (начала XVII и начала ХХ веков) связаны с цареубийством…
     История Православной Руси в ее высшем, духовном проявлении служит как бы органическим продолжением Священной Истории Нового Завета. Фигура Помазанника Божия, Русского Православного Царя есть с этой точки зрения видимый символ признания русским обществом своего промыслительного предназначения, живая печать Завета, олицетворение главенства в русской жизни Заповедей Божиих над законами человеческими. Отсюда, кстати, и самодержавный характер царской власти — не земной, но небесной, по слову Писания: «Сердце царя — в руце Господа… Куда захочет, Он направляет его» (Притчи 21:1).
     Собственно, цареубийство в духовном понимании есть бунт против Бога, вызов Его Промыслу, богоборческий порыв сатанинских, темных сил…
     Вольно или невольно, сознательно или несознательно весь народ соучаствует в цареубийстве хотя бы тем, что попускает его, не стремясь загладить страшный грех богоотвержения покаянием и исправлением. И лишь затем, ввергнутый в пучину нестроений и мятежей, в страданиях и скорбях сознает, наконец, свою ошибку. В начале XVII столетия на это потребовалось восемь лет. В ХХ веке — на исходе уже восьмое десятилетие смуты…
     Смута начала XVII века дает нам хрестоматийный пример того, как народные нестроения и мятежи, омраченные цареубийством, едва не ввергли страну в окончательное и полное разорение, поставив ее на грань гибели и иноземного порабощения. Затем осознанное соборное покаяние в совокупности с соборным же действом по воссозданию державных устоев России — возродили ее буквально из пепла, на три столетия придав государству крепость и величие, о которых, казалось, обезсиленная Русь не могла и мечтать. Возникающие при рассмотрении тех давних событий многочисленные исторические и духовные, нравственно-религиозные параллели могут многое прояснить нам в нынешних проблемах страны…».

Митрополит Иоанн (Снычев). Русь Соборная.
СПб, «Царское Дело», 1995, с.38 — 41.

 

     «Оглядываясь сегодня на русскую историю, можно уверенно сказать: на всех ее крутых поворотах российские народы делали в конечном счете один и тот же выбор в пользу соборного единства. Верую, что так будет и в этот раз. Глубоко ошибается тот, кто думает, будто сейчас, в пору очередной русской смуты, в дни мнимого торжества сил распада и разделения, Русь изменила свое естество, свой характер, свою веру. Пройдет время — может быть, совсем малое — и подлинный выбор России состоится: она вновь вернется к державной соборности, к духовному и государственному единству…
     В ожидании этого момента, в предвидении его, наряду с духовным подвигом всенародного покаяния в грехах безбожной, безнравственной жизни, мы должны особое внимание уделить соборному опыту державного строительства — опыту противостояния смуте и возрождения страны…».

Митрополит Иоанн (Снычев). Русская симфония.
СПб, «Царское Дело», 1995, с. 13–14.

 

     «Россия не просто «монархия», которую можно восстановить выдвижением «легитимного» претендента на вакантный Русский Престол... Самого Царя — кто создал? Церковь его создала! В этом — содержание всей Русской истории. И склонилась перед Царем Церковь как перед своим не только покровителем, но и служителем, Ею помазываемым на Царство и перед Нею свою «программу», неотменную и неизменную, возглашающим — Символ Веры. И перед каким Царем склонялась Церковь? Перед Тем, кто преемственно несет державное послушание Кесарево как Царь, возглавляющий Третий Рим!.. Вот что должно восстановиться! Россия покаянно возвратиться должна в Церковь!... И только служение этой Истине способно привести нас к тому времени, когда законно для Церкви будут думать о том, кто способен законно сесть на вымоленный у Бога наш Царский Престол».

Архимандрит КОНСТАНТИН (Зайцев).

 

Комментарии     Перейти к форме написания комментария

25 февраля 2011, 17:14, пользователь 1 оставил комментарий № 1
5. Мы обязаны прославлять Царя Николая именно как искупителя соборного греха Русского Народа[1]
5.2. За пониманием греха и того, кто искупитель этого греха, должны следовать плоды, достойные покаяния!
А). Покаяние начинается с отвержения греха и уяснения того, кто же этот грех искупил Своей кровью
Земско-Поместный собор 1613 года от имени всего   Народа единым сердцем и едиными усты вынес решение принести Богу обет верности Помазанникам Божьим – Царям из Царствующего Дома Романовых до скончания веков. В феврале 1917 года Акт об отречении от Престола, подписанный Государем Императором Николаем Вторым свидетельствовал, как и поцелуй Иуды, о том, что пала последняя капля измены в чашу терпения Божьего и, таким образом, пришло время исполнения клятвы, данной в 1613 году, исполнения клятвы проклятия, которое легло с этого часа на народ-изменник, на Русский Народ. Клятва эта была соборная, то есть от всего Народа: от всех людей, всех сословий той Руси. Эта клятва распространяется на все поколения всех подданных Русских Царей, вплоть до наших времен. То есть анафема за нарушение Соборного Обета пала, как соборное проклятие, на весь Русский Народ до скончания веков. Но Николай Второй Своей кровью, являясь Главой Соборной личности Народа и Сам будучи без вышеозначенного греха измены, искупил Народ Свой от клятвы, следующей Народу за этот грех и не за какой другой.


Икона Царя-искупителя Николая Второго
До сих пор мы живы и остаемся еще русскими (не сгинули русские с лица земли как Народ) только потому, что, во-первых, искуплением этим получили возможность покаяться в измене; во-вторых, Бог ждет еще от нас этого покаяния, причем покаяния Соборного. Но Соборное покаяние начинается с личного, а оно, в свою очередь, начинается с понимания того, что грех, вопиющий об оплате, побежден и цена его смертная уплачена искупителем. А далее должно следовать понимание того, кто именно оплатил Своей кровью этот долг правде Божией. Выше было показано, что этот долг правде Божией оплатил Своей кровью и смертью, искупив Свой народ от греха измены, святой Царь Николай Второй.

Тем, кого смущает то, что в таком деле, как служение Богу, выполняя Его волю, точнее при объяснении этого служения, используются понятия и слова, которые используются в торговле, можем посоветовать внимательно прочитать беседу преподобного Серафима Саровского с Мотовиловым о цели христианской жизни[2].

За пониманием греха, за сокрушением о нем, за пониманием того, что грех искуплен, и того, кто является искупителем этого греха, должны следовать плоды, достойные покаяния. Во-первых, мы обязаны прославлять искупителя именно как искупителя. Мы должны именно за искупление нас от соборной смерти Его благодарить и верою в силу Его искупительного подвига водворяться в достояние искупителя. Во-вторых, мы должны творить добродетели противоположные греху. Если мы согрешали изменой своим Царям-Богопомазанникам, то добродетель противоположная этому греху является верность Им. А для этого мы должны измениться и, отказавшись от неверности Богу и Помазаннику Его, стать верными слугами Богу, Царю и Отечеству во всех своих делах, во всем своем образе жизни.

Еще в царствование Императора Павла Петровича преподобный Авель Тайнозритель пророчествовал о том, что грех измены русским Царям-Богопомазанникам будет расти и умножаться[3], как это было и есть от самого момента Соборной клятвы 1613 года и до нашего времени. Согрешали и согрешают изменой в большей или меньшей степени во всех сословиях, от солдата до генерала, от псаломщика до архиерея, от простого обывателя до генералов светской власти. Причем в верхних слоях общества измена свила свое гнездо намного больших размеров, нежели в среде простого Русского Народа. Эта измена была более или менее осознанная. В зависимости от того, как проявился грех измены, и в зависимости от занимаемого иерархического положения согрешающего, этот грех измены конкретного человека имел и различный вес в общем грехе измены Народа Русского. Диапазон греха измены своему Царю-Богопомазаннику колебался от лености в молитвах о Царе, Помазаннике Божьем, до антимонархических помыслов и действий.

Таким образом, грех измены лежит на всем Народе. Но именно этот грех измены искупил святой Царь Николай Второй, открыв путь к воскресению православного Русского Царства. О грядущем (и уже скором!) воскресении России существуют пророчества Авеля Тайновидца, преподобного Серафима Саровского, блаженной Пелагии Рязанской, преподобного Лаврентия Черниговского и других православных святых. В этих пророчествах говорится, что в России будет Царь из Царствующего Дома Романовых на короткое время, ибо затем уже будет Второе Пришествие Христа. Лишний раз напомним и подчеркнем, что в России антихриста не будет, ибо «Господь Святую Русь помилует за то, что в ней было страшное и ужасное предантихристово время»[4].

Но помилование последует только после достойных плодов покаяния. Плоды покаяния у конкретного человека – это исправление внутреннего духовного состояния, а это приведет к осознанию необходимости и самой жизни по заповедям Божьим. И как в Царствие Небесное не войдет ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи (Откр. 21,27), так и в воскресшую Царскую Россию Царя-победителя никто преданный мерзости кривоверия и лжи ревности не по разуму не войдет. Ибо именно Россия последних времен, Россия Царя-победителя будет наиболее точной исторической иконой своего Первообраза – Царства Небесного.

Одним из самых важных дел исправления внутреннего человека является научиться жить по своему чину, ибо бесчиние лежит в основе противления воли Царей, Богом избранным и Богом помазанным. Учиться жить по своему чину можно, начиная со своего семейного царства, которое является одним из образов Царствия Божия. Для этого надобно, зная свой чин в семейном царстве, с одной стороны не превышать прав своего чина, а с другой – не ронять обязанностей своего чина, как во внутреннем своем царстве, так и в семейном царстве. Кроме того, живя среди людей, мы находимся и в других, кроме семейных, разнообразных иерархических отношениях, в которые нас поставил Господь Бог обстоятельствами нашей жизни. И здесь, зная свой чин, необходимо не превышать своих прав, но и не забывать обязанностей своего чина. Именно это позволит каждому из нас, усвоить науку жить по своему чину и построить Богоугодные отношения с другими людьми и тем наиболее полно соблюсти пятую заповедь: чти отца и мать свою. А это, в свою очередь, кроме исправления внутреннего человека и подготовки к соборному покаянию, даст нам возможность стяжать наибольшее количество благодати Духа Святаго, которая, как известно, и является целью земной жизни каждого христианина[5].

Итак, жизнь по своему чину в любой обстановке и в любом государстве является проявлением смирения человека перед волей Божией, помещающей человека туда или сюда. Не случайно бесчинство стоит в ряду таких грехов как прелюбодеяние, идолослужение, волшебство, ереси, убийства, и бесчинствующие Царствия Божия не наследуют (Гал. 5,19-21).

Всем понятно, что человек, являясь членом нескольких иерархических сообществ, обладает правами и обязанностями нескольких чинов служения Богу и человекам. Блаженный Феофилакт Болгарский пишет, что Господь «помазал нас, и запечатлел, и сделал пророками, царями и священниками. Ибо таков всякий крещеный: он – пророк, как видящий то, чего не видел глаз и не слышало ухо; он – священник, как долженствующий приносить себя в жертву живую, святую, благоугодную Богу; он – царь, как сын Царя Бога и наследник будущего Царствия, и как ныне царствующий над неуместными помыслами и поставленный выше всего мира. [Правда] … разумеем отчасти и пророчествуем отчасти, а совершенное получим тогда, когда явится Христос в славе Своей»[6].

Мы видим, что блаженный Феофилакт, в соответствии с учением Церкви, учит, что православный христианин, как священник своего внутреннего царства, обязан приносить всего себя «в жертву живую, святую, благоугодную Богу»; как царь своего внутреннего царства, всеми своими талантами, дарованными ему Богом, всеми своими делами обязан служить Богу и славить Его, и тем выполнять волю Божию. И тогда Господь Бог ему, как пророку, дарует видеть и слышать «то, чего не видел глаз и не слышало ухо», и, если Господь благословит, то он обретает способность и возможность доносить увиденное и услышанное до других людей то, что открыл ему Господь Бог.

Иерархическое расположение чинов – это закон, берущий свое начало в Божественном замысле о мироустройстве и отражающийся в каждой целостной части мира: в отдельном человеке – требованием царственного господства его над своими помыслами и решениями; в семье – требованием послушания о Господе мужу (отцу) жены и детей; в Отечестве (в большой семьи народа) – необходимостью чтить Царя повиновением и всяко иначе. При этом, естественно, самовластие[7] царя внутреннего царства не заменяется самоволием[8]; послушание мужу (отцу) ради Христа, а не для чего иного, ибо ради только такого послушания Господь подает Свое благое и спасительное водительство жене и детям от Себя через всякого мужа (отца); почтение и верность царю Отечества, тем более к Царю-Богопомазаннику (к Воплощенному Имени Божьему), не как человеку, но как живой иконе Царя Царей (у Царя-Богопомазанника наибольшая полнота подобия Своему Первообразу – Иисусу Христу).

По святым отцам такая историческая икона Иисуса Христа всегда есть, в каждый момент времени, со времен Императора Константина Великого, который являет Собою первое Воплощенное Имя Божие. Но бывают исторические периоды, когда Господь Бог не открывает Воплощенное Имя Свое, как это было, например, после смерти Царя Феодора Иоанновича (сына Царя Иоанна Грозного) и до Земско-Поместного Собора в 1613 году, или как это имеет место ныне, после цареборческого беснования в феврале 1917 года.

По учению Церкви Царь-Богопомазанник избирается Богом от чрева матери. При Крещении Он получает полноту даров, необходимых для Богоугодного служения православному Царю. А уже при Миропомазании на Царство Богоизбранного Русского Народа раскрывается (распечатывается) эта полнота даров Святаго Духа для прохождения Ему Своего Царского служения. При этом Он, в том числе, наделяется единящей и направляющей Отечество благодатью Духа Святаго, благодатью Соборности, подаваемой всем подданным Российской Империи через Царя, через Воплощенное Имя Божие – через Главу как Царства Богоизбранного Русского Народа, так и земной воинствующей Церкви.

По пророчествам преподобный Серафим Саровский должен указать грядущего Царя-Богопомазанника. Без сомнения этот Царь на момент Его явления народу будет единственный наизаконнейший, в соответствии с Российским законом о престолонаследии, претендентом на Престол, так как этот закон, берущий начало в Божием установлении о господственном первородстве, по завету со Своей Церковью исполняет Сам Господь, избирая на Царство по Своей воле кого хочет, помещает в то чрево, которое обеспечивает законное родословие.

Царь грядущий будет воистину законный Наследник Престола из Царствующего Дома Романовых, как говорили святые, “по женской линии”. «Русского Православного Царя будет бояться даже сам антихрист. При антихристе будет Россия самое мощное Царство в мире. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властию антихриста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании»[9]. Эта перспектива самого мощного Царства в мире в конце земной истории предусмотрена Всеведущим Богом Своему избранному Русскому Народу, но открыта нам благодаря искупительной жертве святого Царя-искупителя Николая Второго за тяжко согрешившего Его народ. Как всеобщее воскресение возможно, благодаря Искупительной Жертве Иисуса Христа за все человечество, так и воскресение царской России открыто нам искупительным подвигом Христа Господнего – святого Царя Николая Второго.

Святой преподобный Серафим Саровский говорил: “Какая будет радость! Среди лета запоют Пасху! А народу-то, народу-то, со всех сторон, со всех сторон!”[10] Серединой лета является ночь с 16 на 17 июля, а это именно ночь завершения искупительного подвига святого Царя Николая Второго, ночь убийства Его вместе с Семьей жидами-изуверами, это дата празднования подвига Царя-искупителя. То есть дата крестной Пасхи России, которая произошла в 1918 году, по пророчеству преподобного Серафима, совпадет с грядущей Пасхой воскресения России!

Отметим тот факт, что ночь с 16 на 17 июля по новому стилю, по старому стилю, каким пользовались во времена преподобного Серафима, является ночью с 3 на 4 июля, а это не является серединой лета. Но этот факт только подтверждает высоту пророческого служения святого Серафима Саровского. Еще отметим то, что Россию как Царство Соборной личности Русского Народа воскресит не святой Царь-искупитель, ибо Он лишь святой, а Господь Бог, как Творец и Вседержитель!

Б). Безумная ревность обрести кровь Царя на главу свою через уста свои ведет в глубины ада!
Ныне широко распространено заблуждение, которое внедряют враги Бога и Его избранного Русского Народа в умы духовно немощных православных христиан, которые, не имея достаточного количества благодати Духа Святаго различать Истину от лжи, за истину принимают бесовские внушения и аргументы врагов Христа: будто бы Русскому Народу надо каяться в убийстве или пособничестве убийства святого Царя Николая Второго, вопя вместе с настоящими убийцами жидами-изуверами: “кровь Его на нас и на детях наших” (Мф. 27,25). И действительно, кровь святого Царя Николая с Его Семьей на жидах-изуверах и детях их, и им за это уже очень скоро мало не покажется. Но на Русском Народе, даже на отбросах из его среды[11], крови Царской нет.

Рассмотрим два эпизода из Священного Писания, чтобы понять, что бывает с человеком, который только заявил о том, что это он убил царя, причем не Избранника Божьего, а царя, как у прочих народов (1Цар. 8,5).

Первый эпизод, когда Давид, преследуемый Саулом, уходя из пещеры, в которой спал Саул, в свидетельство того, что Саул находился в руках Давида и не претерпел вреда от него, отрезал край от верхней одежды Саула. Но после сего больно стало сердцу Давида, что он отрезал край от одежды Саула. И сказал он людям своим: да не попустит мне Господь сделать это (что-либо более опасное для жизни Саула) господину моему, помазаннику Господню, чтобы наложить руку мою на него, ибо он помазанник Господень (1Цар. 24,5-7). То есть Господь Бог болью в сердце показал Давиду недопустимость прикасаться к одеждам царя даже ему, Избраннику Своему.

А вот второй эпизод, когда к Давиду пришел человек из стана Саулова и, надеясь на награду, солгал будто бы он убил раненного царя Саула. Царь Давид спросил его: что произошло? расскажи мне. И тот сказал: …Саул повелел мне: подойди ко мне и убей меня... И я подошел к нему и убил его[12], ибо знал, что он не будет жив после своего падения; и взял я царский венец, бывший на голове его, и запястье, бывшее на руке его, и принес их к господину моему сюда (к царю Давиду). Тогда схватил Давид одежды свои и разодрал их, также и все люди, бывшие с ним, разодрали одежды свои, и рыдали и плакали, и постились до вечера о Сауле (2Цар. 1,4. 9-12).

И сказал Давид отроку, рассказывавшему ему: откуда ты? И сказал он: я – сын пришельца Амаликитянина. Тогда Давид сказал ему: как не побоялся ты поднять руку, чтобы убить помазанника Господня? И призвал Давид одного из отроков и сказал ему: подойди, убей его. И тот убил его, и он умер. И сказал к нему Давид: кровь твоя на голове твоей, ибо твои уста свидетельствовали на тебя, когда ты говорил: я убил помазанника Господня (2Цар. 1,13-16).

Из этих эпизодов видно сколь тяжек грех цареубийства, если даже только помыслить, будто бы это является доблестью, есть грех, смерти достойный. Кроме того, видно, что оговоривший себя в каком-либо грехе, а тем более в убийстве царя, отвечает за этот грех, как за содеянный.

Церковь учит, что все человечество повинно в крестной смерти Спасителя тем, что вынудило по закону любви милосердие Божие распинаться за нас. Но в Священном Писании только один народ назван богоубийцей, так как: 1. в этом народе созрел замысел убиения Бого-Человека; 2. этот народ схватил и привел Бого-Человека к римским язычникам для исполнения задуманного ими убиения Его; 3. этот народ взял на себя вину в богоубийстве словами, подобными тем, какими обвинил Давид безумного амаликитянина: “кровь Его на нас …”.

Так же, как и все человечество виновно в крестной смерти Спасителя, грехами своими вынудив эту смерть, так и Русский Народ виновен в крестной смерти Царя Николая Второго, полной чашей грехов измены вынудивший любовь Христову, воплощенную в святом Царе-Богопомазаннике, распяться на Екатеринбургской голгофе, искупая наш соборный грех измены. Но только сатанинские силы одного народа, того же, что и в Евангелии: 1. выносили замысел ритуального убийства Царя-Богопомазанника; 2. подготовили цареубийство и осуществили его; 3. взяли на себя вину в цареубийстве каббалистическими надписями на месте ритуального убийства в подвале Ипатьевского дома.

Следовательно, грех ритуального убийства Царя-Богопомазанника Николая Второго с Его Семьей лежит только на той части народа, известного искони, как бого- и цареубийца, которая принимала и принимает участие в этом ритуальном убийстве, например, в потреблении Царской крови или в информационном прикрытии и укрывательстве изуверов-каббалистов, совершивших в Ипатьевском подвале самое величайшее злодеяние всех времен. Убиение Царя, Воплощенного Имени Божьего, и кровь Царская на главах исчадий ада из этого народа!

Сколько же страшно, по своим последствиям, наговаривание на себя подобного греха, пусть даже из ревности угодить Богу и покаяться в грехах против Царя. Эта безумная и ложная, а значит сатанинская, ревность обрести кровь Царя на главу свою через уста свои ведет своих ревнителей в глубины ада! Всякий, кающийся в несовершенном грехе, берет его на себя и часто, пусть даже неосознанно, похваляется этим грехом. За все это вместе этот грех ему и вменяется. И наоборот, действительный грешник, раскаявшийся в совершенном грехе и совершая дела, которые являются богоугодным плодом этого раскаяния, прощаются Всемилостивым Богом!



Вышеприведенный текст взят из главы 8.5.2. работы Романа Сергиева “Искупительная жертва святого Царя Николая стала залогом неминуемого воскресения Царской России”.
25 февраля 2011, 17:18, пользователь 1 оставил комментарий № 2
В чем каяться
Русскому народу?


«Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии
граждан России, народом нашим нераскаян. Будучи преступлением
и Божественного, и человеческого закона, этот грех
лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном
самосознании...»
(Из послания Патриарха Московского и
всея Руси Алексия II и Свящ  енного Синода
к 75-летию убиения Царской Семьи)

Из приведенной цитаты видно, что Алексий II возлагает «грех цареубийства» на русский народ (если конечно, под словом «наш» Алексий II подразумевал именно русский народ), предлагая нам покаяться в якобы нами содеянном злодеянии. В дальнейшем, под давлением нелицемерного народного покаяния, он, действуя последовательно, вынужденно «прославляет» Царя и Его святое Семейство в лике страстотерпцев, т.е., по замыслу Синода МП, как «пострадавщих от своего народа». «Это вы убили его, не забывайте об этом!» - говорит своим «прославлением» Синод МП русскому народу.
Сегодня, однако, известно очень хорошо, что это ритуальное, сатанинское злодеяние на самом деле было совершено теми, кому Сам Господь сказал «ваш отец диавол» (Ин 8:44). О чем сами исполнители поместили надпись на стене Ипатьевского дома. Известно так же хорошо, что это кровавое преступление было направлено против Самодержавия как Богом данного устроения, и против Православия: был отнят Удерживающий как последняя преграда к построениию во всем мiре единой сатанинской «демократической» диктатуры, о которой прямо свидетельствуют ее идеологи, называя ее «новым мiровым порядком».
Позиция Алексия II станет нам вполне понятной, если вспомнить, как 13 ноября 1991 года именно он возносил в нью-йоркской синагоге здравицы врагам Христовым и нашим, говоря: «Дорогие братья, шолом вам во имя Бога любви и мира!», «…мы все братья, ибо мы все дети Ветхого завета Его на Синае, который в Новом завете, как мы, христиане, верим, обновлен Христом», «…Единение иудейства и христианства имеет реальную почву духовного и естественного родства и положительных религиозных интересов. Мы едины с иудеями, не отказываясь от христианства, не вопреки христианству, а во имя и в силу христианства, а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и в силу истинного иудейства.».
Можно, также, вспомнить слова Алексия II и о неожиданно вышедшем из-под его «контроля» Чине Покаяния. Испуганный незапланированным ростом любви к Царю, Алексий II высказался 24 декабря 2007 года так (ИНТЕРФАКС – цитата):
«Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил с осуждением "чина всенародного покаяния", который совершается в селе Тайнинское Московской области …
"Мы не можем согласиться с текстом "мытищинского чина", так как особое место в нем занимает призыв покаяться "за недостаточность" прославления новомучеников и царской семьи", - сказал патриарх в понедельник на епархиальном собрании духовенства Москвы.
По словам Алексия II, "искупительный подвиг один - Господа нашего Иисуса Христа, и сравнивать расстрел императора и его семьи с искупительной жертвой Спасителя невозможно". "Со всей ответственностью заявляю, что этот "покаянный акт" недопустим и душевреден.».
(Конец цитаты. Нельзя не заметить здесь близость позиции Алексия II Московского и Феофила Богородского, не так ли?)
А вот, напоследок, для полноты понимания, и печально известное выступление Алексия II перед «собственными раввинами» на «Поместном Соборе Русской Православной Церкви Московского Патриархата 30 мая – 2 июня 1971 года»:
«…С горечью вспоминаем тот факт, что многие иерархи Русской Православной Церкви и часть ее клира не поняли исторической обусловленности Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года в нашей стране, в совершении которой участвовали и верующие массы нашего народа, не поняли эпохальности этой революции, освободившей народы нашей Родины от капиталистического рабства для свободного развития и открывшей новый период в истории человечества.
Однако, к чести своей, ряд видных деятелей Церкви, и прежде всего архиепископ Владимирский Сергий (Страгородский), сумели правильно осмыслить происходившие события и заняли свое место в трудном процессе созидания общества, не имевшего в истории прецедента…
Зная о невыносимых страданиях сотен миллионов людей, которые порождает империализм, мы заявляем, что святым нашим долгом является наше участие в современной антиимпериалистической борьбе. Мы – за преобразование социальных структур, угнетающих народы и не позволяющих им свободно развиваться, за преобразование, включающее, если требуется, и революционные пути низвержения существующих режимов порабощения» (Журнал Московской Патриархии. 1971, № 7. С. 45-62).

Оставим сказанное Алексием II на Суд Божий. Все эти страшные цитаты приведены с единственной целью: наглядно показать, насколько про-иудейскую и Царе-борческую позицию, сознательно или несознательно, он занимал в вопросе Покаяния перед Царем. Настоящие убийцы святого Царя-искупителя, обагрившие две тысячи лет назад руки кровью Сына Человеческого («кровь Его на нас и детях наших» (Мф 27:25)), убившие теперь и Помазанника Его, по наущению своего отца – «отца лжи» (Ин 8:44), стремятся с той поры и доселе переложить кровь Царя на его собственных нерадивых детей – на заблудший и потерянный русский народ. Для чего и призывал нас Алексий II к «покаянию в убийстве Царя».

К сожалению, то, что легко объясняется в отношение позиции Алексия II, тяжело понимается применительно к другим. Ведь сегодня к покаянию в «убийстве Царя» русский народ призывает и монахиня Николая, и Алексий Добычин. Проводит неубедительные «параллели» по Евангельскому тексту, сравнивая русский народ с еврейским, и Вадим Кузнецов. Признавая несомненный неоценимый вклад каждого из упомянутых после Алексия людей в Воскресение на Руси Царства Православного, мы в то же, время, не можем безоговорочно следовать их призывам, так как считаем неприемлемым принятие на себя греха убийства Царя, равно как и призывы к этому, выступление в этом вопросе от имени всего русского народа и якобы «по благословению самого Царя».

О доверии к призывам монахини Николаи.

Поскольку вопросы, поставленные, в частности, монахиней Николаей и ее заявляния от имени святого Царя Николая Второго искупителя, смутили весьма многих верных, нам кажется важным представить нашу позицию, клириков и мiрян Тверской епархии, на рассмотрение Церкви.
• Святоотеческое учение говорит нам о необходимости быть весьма осторожными в отношение явлений и видений вышеестественных, дабы не быть обольщену падшими духами злобы. И потому - всем нам было бы проще поверить словам монахини, если бы явленное ей знание (по вопросам, смущающим Церковь), было бы подтверждено благодатными знамениями, явленными не одной только монахине, а через других, верных Царю, благочестивых людей.
• Многих из нас смущает присутствие монахини в Московском Патриархате, ибо мы связываем духовное прозрение человека с обязательным пониманием губительности беззаконий, творимых Кириллом Гундяевым и его клевретами и воспитанниками. Мы считаем невозможными одновременное искреннее покаяние в грехе против Царя-помазанника с поминовением на Бога-служениях врагов его Святой, Богом установленной власти! Если же кто не поминает Кирилла Гундяева, находясь в Патриархате, то ему следует предпринять исследование и отыскать епископа, не находящегося в ереси цареборчества, который считает нынешнее «демократическое» устроение России противным Богу и Церкви Христовой. Ибо причащаться от антиминса епископа-цареборца и каяться во грехе цареборчества мы считаем очевидным лукавством. А потому, думаем мы, было бы правильным, прежде всего прочего, исследовать отношение монахини Николаи к действующему чиноначалию Московского Патриархата. Если бы она высказала свою позицию в отношение поминания ею Кирилла и починенных ему «демократических» епископов так же открыто, как говорит она о своих разговорах с Царем, все встало бы на свои места. А если не выскажет, то это могло бы вызвать бо́льшие, чем сегодня, сомнения.

О покаянии в «цареубийстве»

Высказывание одного известного игумена:
«Господь сказал – «возми крест свой и следуй за Мной.»
Сколько людей падает под тяжестью не своего креста!»

Иллюстрацией того, что молиться о ком-либо или тем более, каяться за кого-либо надо с рассуждением, служат следующие примеры:
1) житие Иоанна Маслова:
Одна из его духовных дочерей предложила батюшке помолиться о другой духовной дочери, которая тяжело заболела. Батюшка сказал: «можно помолиться, но нам будет очень тяжело». Они помолились, вымолили ту духовную дочь, она выздоровела. Но сам отец Иоанн и его молившаяся духовная дочь после этого тяжело заболели.
2) На могиле св.Серафима Вырицкого часто бывал Феденька, который много болел, потому что молился обо всех (см.житие св.Серафима Вырицкого);
3) Еще один духовный отец, ссылаясь на Варсонофия Великого, в ответ на просьбу помолиться о ком-то, посоветовал – скажи: «Бог да помилует нас». И все. «Нас», не «тебя»!
4) Недавнее высказывание одной схимонахини: «мiрские – молятся о себе, монахи – о своем Роде, и только схимонахи молятся обо всех».

• Мы считаем, что покаяние человека должно основываться на его доброй осознанной воле, а потому – нельзя каяться во грехе, который человеком не осознан как грех, или который он за собой не признает, неважно – прав он или неправ. Но покаяние будет принято Богом, только если грех твой обличает твоя собственная совесть. Мы говорим это по поводу вопросов, в чем именно должен каяться перед Царем и Богом каждый из нас. А до понимания этого – молиться и размышлять.
• Если человек доподлинно знает, что его предки принимали участие в непосредственном ритуальном убийстве Императорской Семьи, добро ему будет пасть на лице свое и нелицемерно молить Бога о прощении Роду этого страшного преступления.
Другое, когда человек признает себя и свой Род свободным от непосредственного кровавого злодеяния, но добровольно принимает на себя подвиг покаяния за иудеев в цареубийстве. По сказанному выше, он должен еще и еще раз хорошо уяснить себе, на что решается, и каковы будут возможные последствия такого решения.
• Кающимся в грехе перед Царем Николаем Вторым и Его святой Семьей, необходимо учесть следующее:
параллели, проводимые между участием еврейского народа в убийстве Иисуса Христа и грехом русского народа перед своим Царем необоснованны, так как опираются на подмены и искажения фактов, выхватывание отдельных моментов из общего исторического контекста, что используется авторами для ложных выводов.
o Действия еврейского и русского народов несопоставимы, по-крайней мере, в силу следующих обстоятельств: практически весь еврейский народ пришел в Иерусалим на Пасху, так как был немногочислен и занимал небольшую территорию. И весь этот народ требовал от Пилата: «распни Его!» и получил требуемое. Таким образом, он совершил грех, хотя и чужими руками – руками римских воинов, поскольку Закон запрещал евреям убивать. Однако, судя по их настрою, если бы этого запрета не было, они бы убили Иисуса Христа сами. И когда главари еврейского народа сваливают убийство Иисуса Христа на римских воинов, они в очередной раз совершают подлог. Римских воинов нельзя считать убийцами Иисуса Христа, они – лишь палачи, исполнители судебного приговора, истребованного еврейским народом. Очевидно, что именно еврейским народом было совершено убийство Иисуса Христа, причем, при отягчающих обстоятельствах: не случайно, а осознанно, с особенной жестокостью, с применением мучительной казни, и сопровождаемое унижениями.
o Совершенно по-другому складывались обстоятельства убийства русского Царя и Его святой Семьи. Царь был арестован масонской «элитой» (один Керенский чего стоит), которую едва можно отнести к представителям русского народа. При этом русский народ даже формально не был привлечен к участию в принятии такого решения. Ритуальное (в соответствии с талмудическими правилами иудаизма) убийство было задумано и осуществлено исключительно еврейскими главарями – большевиками, захватившими власть в России.
Убийство было совершено в глубочайшей тайне от народа; убийцы вынуждены были заменить охрану, состоявшую из русских, так как она сочувствовала Царю и Его святой Семье. Если бы убийцы не сохраняли свое злодеяние в тайне, возможно поднялась бы волна еврейских погромов. Патриарх Тихон отмежевался от причастности Церкви к цареубийству.
Не надо забывать, что к моменту убийства Царя в России еврейскими главарями – большевиками против русского народа был развязан жесточайший террор, что лишний раз подчеркивает неприменимость понятия «русский народа» к тогдашней правящей большевистской верхушке (состоявшей, как теперь хорошо известно, практически полностью из евреев) и ее подручным, осуществлявшим этот террор, куда, кроме евреев, входили: латыши, китайцы, выходы из Африки.
Из всего сказанного ясно, что проведение параллелей между убийством Иисуса Христа евреями и убийством Царя Николая Второго и Его святой Семьи в России абсолютно необоснованно, и лишь выдает вольную или невольную попытку авторов таких выводов запятнать кровью Царя русских людей и тем самым сравнять их с евреями – убийцами Христа. С этой целью уже и песни пишутся:

«…И новой Каина печатью
На душу русскую легла
Навек предав ее проклятью
Кровь убиенного Царя»
(А. Мысловский)

Вот так!
Призываем русских людей быть бдительными и не дать себя оклеветать в страшном, несмываемом грехе.
• Следует, по-видимому, опровергнуть и ложное рассуждение о том, что якобы «грех предательства страшнее греха самого убийства». Такое ошибочное утверждение основывает, например, Вадим Кузнецов на словах Спасителя Пилату: «Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе» (Ин 19:11)
На основании приведенного фрагмента В.Кузнецов делает ложный вывод: стало быть, предатель наказывается больше исполнителя убийства. И далее, уж и вовсе страшное: якобы «вина на русском народе больше, нежели на иудеях, ритуально умучивших Царскую семью»! Однако мы видим здесь явное искажение фактов: ведь как в первом, так и во втором примере именно иудеи были той сатанинской силой, горящей злобой и ненавистью сначала ко Спасителю, а затем - к Его живой иконе – Императору Николаю Второму. Только если две тысячи лет назад у них еще не было власти самим совершать злодеяния, а потому, действуя лестью, обманом и шантажом, они принудили Пилата исполнить их сатанинскую волю (а потому и стали теми, кто предал), то к 1918 году действуя так же, подкупом, обманом, ложью, обольщая общество через газеты и романы, проникая в храмы и приходы, они смогли преизрядно обольстить и развратить народ своей сатанинской идеей «демократии», «равенства» и «братства». И к 1918 году их власть была уже столь сильна, что они смогли исполнить свое мерзостное действо непосредственно сами. Но и в первом, и во втором случае очевидно, что именно иудеи искали убить и Царя земного, и Сына Человеческого, воплощая своими злодеяниями «тайну беззакония».
Итак, спрашиваем вас, братья и сестры: на ком же бо́льшая вина: на тех ли кровожадных в прямом смысле слова убийцах, тщательно подготовивших свое злодеяние, или на тех простодушных, ленивых, и трусливых людях, которых убийцы столь долго обольщали своей грязной ложью? Ответ очевиден! Так же точно очевиден ответ, что и две тысячи лет назад Пилат был, если не обольщен, то запуган возможной угрозой клеветы от фарисеев в адрес Кесаря, и тем не менее, как сказано в Евангелии, до поры «всячески искал освободить» Христа, много раз призывая распалившихся сатанинской жаждой Бога-убийства фарисеев: «хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?» (Мк 15:9). Вот почему Господь сказал Пилату, что на нем меньше вины, вовсе, по-видимому, не имея в виду обобщений о сравнении греха предательства с убийством как таковых! Следует понимать, что сравнение лишено смысла, «Ибо возмездие за грех -- смерть». (Пав 1, 6:23)


А потому, на основании сказанного, призываем верных –

1. Каяться в грехе цареубийства тех, кто осознал себя и свой Род непосредственным ритуальным убийцей – «резником». Остальных, кто не видит за собой и своим Родом этого греха, призываем каяться в нарушении Соборного Обета 1613 года на верность Дому Романовых, подавая плоды, достойные Покаяния: молитву о Воскресении Руси и Самодержавия, прославление Святого Царя-искупителя и распространение о нем святой Истины.
2. сохраняя единство в главном, оставлять вопросы своего смущения на будущее время, не идя за теми, кто на них настаивает.
3. самим, кем бы мы ни были, какими бы правыми себя не считали, не раздувать этих вопросов, не требовать от братьев и сестер выполнения действий, с которыми они не согласны, до того времени, когда Церковь (Малое Стадо), придет к единомыслию, дабы никто не был смущен. Эта задача кажется нам первоочередной.
4. для более полного доверия словам монахини Николаи дождаться прояснения вопроса об ее отношении к Московскому Патриархату, желательно – в видеообращении, подобном двум первым. Хотелось бы также знать, почитает ли она Имя Божие нетварным, т.е., не состоит ли в ереси имяборчества.
5. принять к действию близкие и понятные нам всем призывы монахини к всенародному Покаянию в том грехе перед Царской властью, который признаем за своим Родом. Положим, братья, начало, и будем просить у Господа вразумления.

Аминь.
25 февраля 2011, 18:06, пользователь 1 оставил комментарий № 3
Операция «Подлог»
В православно-монархическом движении идет жесткая полемика по вопросу Покаяния Русского народа. Неким автором подготовлен "Чин Соборного покаяния в грехах Русского народа", в котором весь русский народ обвиняется в грехе цареубийства.

Хотя очевидно, что текст Соборного покаяния должен быть предметом длительного обсу  ждения на Поместно-земском соборе всего Русского народа.

Такое обсуждение проходило на нескольких конференциях, так или иначе имеющих статус подготовительных Предсоборных совещаний. Первая такая Конференция проходила в Союзе Писателей России еще несколько лет назад. При голосовании 90% присутствующих были категорически против греха цареубийства. 1 октября прошлого года в кинотеатре "Эльбрус" прошла Конференция под характерным названием "Православие и Россия в свете апокалипсиса". Почти все участники (за исключением пяти-шести человек) выступили за необходимость Покаяния в цареотступничестве, но не в цареубийстве. Однако в прессе за анонимной подписью всех "участников конференции" прошли статьи, где утверждается, что все присутствующие были за покаяние в грехе Цареубийства. Это, несомненно, – прямой подлог .

8 октября прошлого года, на день Святого Преподобного Сергия Радонежского, хоругвеносцы проводили традиционный Крестный ход в Сергиевом Посаде. Мы встали напротив памятника Преподобному длинной шеренгой. Красиво было. Большая площадь. Белая стена Лавры с башнями. Золотая осень. В центре – памятник Преподобному Сергию, вокруг него площадка, и на ней два огромных черных знамени, по бокам – Спаситель с двумя длинными развевающимися косицами и Царь Иоанн Грозный с мечом, с огромной черной косицей углом, усыпанной звездами и крестами.

Посредине между знаменами и перед памятником – большая наша икона Святых Царственных мучеников, украшенная туей и розами еще монахами Святогорской Лавры…

А с другой стороны, лицом к Сергию и белой стене – длинная, во всю площадь, шеренга крестов, хоругвей, стягов, знамен, флагов, транспарантов, растяжек, плакатов, на которых лозунги против глобализации, ИНН, чипов, новых электронных паспортов и карточек с биометрией…

Сила это большая. Если вот выставить такую шеренгу в Москве, где-нибудь на большом пространстве, очень сильное будет впечатление…

Я взял два мегафона и начал говорить.

– Пусть наши обличители ответят на один вопрос: почему сам народ русский, когда ему задают вопрос, убивал ли он Царя, всегда отвечает категорически: "Нет!"

Вы говорите: это он не желает каяться за грехи своих отцов! А мы говорим, что он нутром своим, всею душою русской понимает, что Царя убил не он, что Царя убили другие, что эти другие убивают и его самого вот уже как минимум полтора века. Понимает он, пока еще смутно, что и Царя-то убили не так просто, не только ради уничтожения Царственного рода Романовых, но именно для того, чтобы убить Русский народ. Убив Царя, народу отрубили (отсекли) его Мистическую, Сакральную главу, а дальше принялись за уничтожение тела. Ибо, для того чтобы на земле осуществилась власть всемирной иудейской верхушки во главе с Машиахом-антихристом, для того, чтобы окончательно установилось тысячелетнее всемирное Царство, – необходимо было не только уничтожить русскую самодержавную монархию и разрушить, разложить изнутри (подменить) Русскую Православную Церковь.

Прежде всего необходимо уничтожить и истребить (вплоть до полного его исчезновения) сам народ-богоносец – РУССКИХ. Ибо Церковь (как организацию) можно разжижить, мутировать, сделать послушной, опутать властью над паствой и властными привилегиями в обществе, монархию можно сделать цивилизованной и конституционной, опять же втянув главные царственные роды мира в 500-600 главных управляющих миром семей, перемешав их кровь с кровью монархических родов, уворовав таким образом "царственный ген". Но нельзя окончательно мутировать Святую Русь, которая отнюдь не одно и то же, что современная Православная Церковь. Святая Русь – это именно и прежде всего сам Русский православный народ. Те самые мужики и бабы, которые в чистосердечии и простоте душевной на вопрос, виновен ли Русский Народ в цареубийстве, сразу отвечают: "Нет!"

Мы, хоругвеносцы, вот уже десять лет идем по России Крестным ходом. И везде мы задаем простым Русским людям короткий и ясный вопрос: "Виновен Русский народ в убийстве Царя?" – и везде и всегда мы получаем один и тот же ответ: "НЕ ВИНОВЕН!"

Потому что сам народ единым своим Русским духом чует правду. А однажды на перроне одного полустанка в Ярославской области и совсем был удивительный случай. Ждали поезда. Рядом стоял какой-то мрачного вида мужик. Что-то мы у него спросили. Он нас. Разговорились. Ну, мы, желая проявить к нему сочувствие, и говорим: "Плохо тебе сейчас, обокрали вас, простых людей…" И вдруг он ни с того ни с сего отвечает:

– Ничего. Я сам крал, сам воровал. Сам жил волком.

– Что, неправедно жил? – спросил его наш батюшка.

– Да! Исповедоваться надо, – неожиданно сказал мужик.

И прямо тут на перроне, отойдя чуть в сторону, батюшка его исповедовал. Накрыл епитрахилью и отпустил грехи…

Уже потом в поезде батюшка наш вдруг сказал:

– Он во многих грехах очень искренне каялся. А я его вдруг спросил: "Ты в Цареубийстве Николая Александровича Романова и его семьи каешься?" А он твердо так отвечает: "Нет. Я царя не убивал!"

Вот и всё. Этот ответ мы получаем везде на протяжении всей огромной территории Российской Империи. Так думает простой Народ русский, то есть самая Святая Русь. Простая, грешная и часто даже преступная. Но по-детски, с детской наивностью любящая Бога. Я уж не говорю о сотнях тысяч верующих, которые идут Крестными ходами по Святой Руси, на столетие со дня прославления Преподобного Серафима Саровского в Дивееве и Сарове в 2003 году, на 250-летие со дня рождения Преподобного Серафима в Курске, в почти постоянно длящемся Крестном ходе Союза Православных хоругвеносцев по России, Украине, Белоруссии, Сербии, Черногории…

И везде от простых людей слышали мы одно и то же: "Русский народ Царя не убивал. Царя убили…", – дальше сами знаете. И мы, хоругвеносцы, веруем и исповедуем то же самое. Потому что мы часть своего народа, потому что мы не можем думать иначе, чем он. Ведь хорошо известно, что глас Народа – глас Божий. Глас простого народа. Того, который чист сердцем. И потому узрит – всегда зрит – Бога. Господа Бога нашего Иисуса Христа.

Никто не выступает против покаяния. Но, во-первых, покаяние, само понятие покаяния понимают совершенно по-разному. Одни – как некий плач и стенание всего Русского народа и подчинение его "духоносным отцам", а другие – как активное действие по освобождению России и Русского народа от власти грефов и чубайсов, которые сейчас во что бы то ни стало стремятся возглавить монархическое движение, для того чтобы доказать нам, что раз простой Русский народ – то есть мы сами – убили своего Царя, то мы и не имеем права желать себе Царя нового, ибо что могут понимать прошлые цареубийцы в вопросе призвания нового Царя?! Вот они нам Царя и поставят. Уверяю вас: версия будет самая фантастическая… Что-то в стиле Гришки Отрепьева или Николая Ставрогина…

И когда покаяние Русского народа достигнет своего апогея, тут-то нам его и явят. Кто это будет? Да кто угодно. Да мало ли у нас в России талантливых и даже гениальных людей. Много, очень много: это, братцы, вам не Германия с Данией и не Франция с Голландией, это она, она – самая фантастическая на свете страна – РОССИЯ…

Нет, конечно, я не говорю, что все, кто утверждает, что Русский народ должен каяться в грехе цареубийства, – агенты синагоги. Конечно же, нет. Если вы помните, вначале на этой позиции стояла, например, Татьяна Миронова, супруга Бориса Миронова, который сейчас объявлен в розыск по статье 282-й: "разжигание религиозной и национальной розни", и которому обещали судьбу Осташвили еще до суда. Однако теперь Татьяна Леонидовна стоит на наших позициях. Также на наших позициях стоят Михаил Назаров, Сергей Фомин, Марк Любомудров.

Как-то зайдя на территорию храма Николы на Берсеневке и идя мимо белой заснеженной стены, я вдруг остановился: как громом пораженный. Вдруг я понял еще одну причину, почему им надо обвинить в цареубийстве весь Русский народ. Ведь Русский народ – по их логике – это Православный народ. Православный, и только. А так как они – Православные евреи, причем упор для внешних, тут делается на Православные, а второе слово как бы пропадает, то значит – по этой каббалистической математике они – Русские! Да, их отцы убивали Царя. И им как христианам надо снять с себя этот грех. Снять во что бы то ни стало. Да и по законам еврейства – этот грех необходимо снять. Потому что по Законам Ветхого Завета грех цареубийства карается немедленно – смертью! Но так как нельзя же выйти на середину храма одним, бухнуться на колени и вдруг завопить:

– Мы убили Царя! Прости нас, Господи! Простите нас, люди Русские! – то надо заставить это сделать весь Русский народ. Весь без исключения…

Мы не отводим Русский народ от покаяния. Разве не говорили мы много раз, что Русскому народу надо каяться в Богоотступничестве и Цареотступничестве, в отступлении от самих основ Русской жизни – Православия, Самодержавия, Народности? Надо каяться в нарушении клятвы 1613-го года на верность роду Романовых? Каяться в предательстве, измене, трусости, нерешительности, в том, что не возбранили убиение царственных мучеников, попустили его, не защитили Царя от рук каббалистических изуверов?

Но вы, господа анонимы, никогда не пытались задуматься, почему это произошло? А произошло оттого, что аристократия, духовенство и интеллигенция у нас в то время были сильно либеральными, ходили в красных бантах и исповедовали "Свободу, Равенство, Братство". А Русский народ презирает такие идеалы, как и всякий индивидуализм вообще. Ему дай забыть о себе, раствориться в великом и едином Русском Царственном воинстве или Великой и Единой Русской метелями пылающей духовной стихии. То есть быть или суворовским солдатом, или запорожским казаком, или разинским разбойником. Только бы не быть мещанином, только бы не жить буржуазной жизнью.

Стихиен Русский народ, и велика эта великая его снежная стихия. И если нет Царя, то тогда "гуляй, ребята", "запирайте етажи – нынче будут грабежи", как писал великий поэт… Тогда идеалом становится Дикое поле… и "славное море, священный Байкал"… А Царь, как ему, народу, точно доложили господа масоны, – отрекся. Как так отрекся? Горе, горе… А с горя страшных вещей может наделать русский мужик. Перефразируя одну знаменитую фразу из "Бесов", можно сказать: "Если Царя нет, то какой же я христианин?" Вот оно – страшное, по-детски наивное, мировоззрение простого русского мужика.

А еще и пастыри как один, во главе со Святейшим Патриархом Тихоном, обрадовались наконец-то наступившей свободе Церкви от тирании и благословили краснобантное Временное правительство. Ведь первой в этой ситуации от Царя отреклась именно иерархия Русской Православной церкви, в том числе и лучшие из нее, такие, как Иоанн Максимович, который, чтобы хоть как-то сгладить свою вину, будучи уже в Югославии, в 1938 году требовал покаяния от всего Русского народа… Конечно, как же: там, в королевской Югославии, в окружении все тех же либералов-белогвардейцев, самое время было требовать покаяния с Русского народа, когда народ этот тотально истреблялся кровавым Молохом политического еврейства.

В связи с этим мне часто вспоминаются строки Анны Ахматовой, которые она написала, стоя в длинной очереди к тюремному окошечку с передачей для сына. Муж, великий Русский поэт Николай Гумилев, расстрелян за монархический заговор. Сын в застенках. Она – в скорбной чреде русских людей к тюремному окошку. И вот в голове ее рождаются Библейские строки:

И я тогда была с моим народом,

Где мой народ тогда, к несчастью, был…

Вот она имела право: и каяться, и призывать других к покаянию, ибо ее саму в любой момент могли убить. А ведь тоже могла уехать, как Иоанн Максимович или митрополит Антоний Храповицкий, и требовать в теплой Югославии покаяния от всего расстреливаемого "неправильного" Русского народа. Но многие не уехали. Как не уехал Владыка Феодор Поздеевский, которого прямо обвинили в создании "русской монархо-фашистской организации" и насмерть забили в подвалах ЧЕКИ. И сам Патриарх Тихон не уехал и принял мученическую кончину от рук тех же врачей-убийц. Этим он искупил свою вину либерализма и предательства Монархии и Русского царя Николая II Александровича, которое он и почти вся возглавляемая им Церковная иерархия совершила на знаменитом отступническом Соборе 1917-1918 годов…

Либеральная пресса по поводу наших споров радостно щебетала: "В смерти императора виновен Русский народ". Они-то сразу оценили услугу тотальных покаянщиков. Еще бы. Сняли вину с другого народа, исповедующего ненависть к Иисусу Христу и национально-монархической государственности "гоев". И попутно сняли вину с русских предателей, с братьев по ложе, с либеральной интеллигенции и прозападной аристократии.

Подчеркивание греха Русского народа в ритуальном цареубийстве имеет многоплановый характер:

Во-первых, это снятие вины с талмудического иудаизма, представители которого даже оставили соответствующие надписи в подвале Ипатьевского дома.

Во-вторых, это снятие вины с дворянства, интеллигенции, генералитета, Синода.

В-третьих, это переключение внимания с греха бунтарства против Бога и Самодержавия. Это увод русских людей от убеждения в необходимости восстановления монархии.

В-четвертых, это моральное разоружение Русского народа. Как учит великий русский философ Иван Ильин, силой, способной противостоять монстру мировой антихристовой плутократии, есть сила христианского национализма. Именно погасить или обесточить русский христианский национализм, русское сопротивление злу силою призвано покаяние в ни чем несмываемом грехе, которым, кстати, сыны тьмы оправдывают непрекращающийся по сей день геноцид Русского народа, развязанный в феврале-октябре 1917 года.

Покаяние в грехах наших предков, в богоотступничестве, цареотступничестве и попущении цареубийства, в чем, безусловно, надо каяться, – это покаяние должно быть ДЕЙСТВЕННЫМ. Подлинное покаяние заключается в безоговорочном осуждении Февральского переворота 1917 г., осуждении цареборческой ереси и в конкретной практической деятельности по восстановлению Самодержавия в России. Как сказала Татьяна Миронова, мы покаемся. Но покаемся так, что сынам погибели мало не покажется.

… Слышишь, народ Русский, дыхание Духа Святаго?! Ты – не виновен! Крови Царя и семьи его на тебе – нет

Святые царственнии мученицы – молите Бога о нас!

Аминь.
________________________________________
Леонид Симонович-Никшич

Оставить свой комментарий

Для комментирования материалов необходимо зарегистрироваться 

Я уже зарегистрирован

e-mail *

Пароль *

 

Запомнить меня

Я хочу зарегистрироваться

e-mail *

Пароль *

Повторите пароль *

Как Вас называть на сайте *

Код с картинки *