В статьях В гостевой В вопросах и ответах В остальных разделах
В разделе
Календарь
15
ноября, пт
02 ноября по старому стилю

Посмотреть события этого дня

Почему не расстреляли организатора провала начального периода войны — Жукова?

Читать полную версию этой статьи

Почему не расстреляли организатора провала начального периода войны — Жукова?

Хотя бы за то, что хотел сдать немцам Москву…

Почему не расстреляли организатора провала начального периода войны — Жукова?

После того, как Верховный снял его с поста начальника Генерального штаба Генералиссимус не выпускал его из поля зрения.
Более того, все знают о банкете по случаю парада Победы, но практически никто не знает о малом банкете (для генералов и командующих фронтами).
Во время этого банкета между Жуковым и Сталиным произошел скандал.

Жуков начал выколупываться насчет своих заслуг и прочего, Сталин молчал-молчал, потом спросил: «Почему ж вы за Московскую битву стольких людей не представили к наградам?»
«Так я, товарищ Сталин, и сам не получил никакой награды». Обратите внимание: весь генштаб практически получил, а Жуков нет. Уже задним числом, при Хрущеве, его наградили за битву под Москвой.

А тогда — Сталин ему кидает (извините, я скажу то слово, которое Сталин произнес): «А что ж ты всех своих бл...й наградил, а людей, которые с оружием отстаивали Москву, не представил к награде?!» Грохнул кулаком по столу так, что фужер разлетелся.

Разбираясь в событиях 41-го, в предательстве Д. Г. Павлова, некоторые задают каверзный вопрос: «Почему же вместе с Павловым, Сталин не поставил к стенке и его старшего начальника. Г. К. Жукова, если тот так же виновен в разгроме РККА в Белоруссии?»
Ведь Сталин был «тиран-деспот»! Одним генералом больше, одним меньше, поставить к стенке. Просыпался Сталин утром не с той ноги, и мочил пару миллионов. Вставал с другой — отправлял другие миллионы в Сибирь. Палач, он и есть палач, советского народа!
Самый простой ответ — воевать некому было.
Но если поподробней, то всё несколько сложнее.
Сталин на самом деле, несёт ответственность перед своим народом за всё, как любой глава государства.

И. В. Сталин действительно был высокопрофессиональным руководителем.Но в сентябре 1940-го — Сталин профессионал пока ещё только в гражданских областях: в экономике, политике.
В военных же вопросах ему приходится доверять мнению генералов (не мог же он разорваться, и ещё и за военных думать?).
Тем более, основная часть из них проявили себя и в Испании, и в Монголии, и в Финляндии.
Получили героев советского союза.
Юго-Западным (Киевским) Особым, до января 41-го командовал герой СССР Г. К. Жуков, Западным (Белорусским) Особым, герой СССР Павлов Д. Г.
Какие основания были у Сталина (кроме того, что он был «патологически подозрителен») не доверять этим генералам-героям?

Как политик и хозяйственник, Сталин, при рассмотрении «плана на отражение агрессии» Шапошникова в сентябре-ноябре 40-го, действительно мог (и должен был) высказать предположение, что Украина однозначно будет интересовать Гитлера, прежде всего, как промышленно-сырьевая территория, особенно марганец Никополя и уголь Донецка.
Кстати, Никополь немцы в 44-м обороняли не хуже, чем мы Брест, в 41-м.
И естественно, Сталин должен был дать распоряжение «профессионалам» учесть это в своих расчётах и планах на отражении агрессии.
В Белоруссии особо не разбежишься.
Можно наступать только на узких направлениях, ограниченных лесами и болотами (в 44-м немцы чувствовали себя вполне комфортно в Белоруссии, и не ждали серьёзного наступления советской армии).
А вот Украина в этом плане уязвимей.
Так, что вполне может быть, что усиление группировки на Украине убедило Сталина в том, что с одной стороны, это надежней прикрывает важный регион, а с другой, даже если в Белоруссии и произойдет некоторый прорыв в «глубь» болот войск Германии, то ударом с юга и севера (из Прибалтики), прорвавшиеся немцы будут окружены и разбиты.
Вполне убедительная картина для невоенного человека, каким был Сталин тогда?
Особенно, если её рисуют генералы, которым нет особых причин не доверять.
Войск у Павлова в Белоруссии поменьше, чем на Украине.
Но могли ведь убедить Сталина генералы, что этих войск вполне достаточно для успешного отражения нападения?
Хватит войск у Павлова, чтоб надежно прикрыть направления возможного наступления в Белоруссии.
Убедили, суки! А потом свалили всё на Сталина, мол, он нас заставил так войска разместить вдоль границы!

Вот эти рекомендации по усилению Юго-Западного округа (не в ущерб, конечно же, остальным округам) «мемуаристы» и превратили в якобы «переработку плана отражения от сентября 40-го», и пр. бред.
Сказки о том, что «Сталин приказал» считать Юго-Западное направление главным, при нападении Германии.
Так что, размещение войск вдоль границы, вполне могло происходить с «ведома Сталина».
Но Сталин хоть и был «Великий и всемогущий», но не настолько, чтобы каждую роту лично размещать на «ротном опорном пункте» на границе.
Так что, в сентябре 40-го ему приходилось доверять своим генералам.
По крайней мере, «не доверять» причин у него не было.
И «согласившись» с мнением Генштаба на это размещение войск вдоль границы, что сохранилось к июню 41-го, у Сталина не было особых «причин» ставить лично Жукова к стенке.
Может Сталин чувствовал личную «вину» за то, что слишком доверял генералам, их «профессионализму»?
В конце концов, чтоб не ломать себе голову, он просто взял всё в свои руки к осени 41-го, от греха подальше.
Взял на себя ВСЮ ответственность по руководству Войной, стал Верховным главнокомандующим.
(Как Николай II взял на себя командование армией через год после начала войны,
отстранив своего дядю в. кн. Николая Николаевича - Александра).
Знал, что потом, один черт, обвинят во всех смертных (и бессмертных) «грехах».

Но в любом случае, фактов, подтверждающих преступный умысел со стороны нач. ГШ и Наркома, у Сталина наверняка не было летом 41-го.
Так чего ж их расстреливать? Воевать надо.
А с виновными потом, как-нибудь разберёмся, после Победы.
Даже Павлова Д. Г., который три дивизии (больше 40 тысяч человек!), не вывел (как положено) хотя бы в летние лагеря, а оставил в казармах в Бресте, в которых их и расстреливали немцы из полевых пушек утром 22-го июня, обвинили не в предательстве, а в преступной халатности.
Что, впрочем, в его случае, всё равно тянуло на расстрел.
Но, кстати. Вопрос о расстреле Д. Г. Павлова решался не в трибунале, а в Политбюро.
И там не все голосовали за высшую меру.
Предлагали отправить командовать танковой дивизией.
Но именно Г. К. Жуков настоял на расстреле своего подчинённого (в армии, всегда есть возможность выскребстись самому, проявив «принципиальность» в наказании подчиненного).
Так же Сталин, при размещении войск вдоль границы, в Западных округах, должен был учитывать опыт военных конфликтов предвоенных лет: — немцы во Франции и Чехии сначала прихватывали промышленные районы, а уж затем всё остальное; — поляки в Чехии тоже не болота оттяпали; — японцы в Китае, в первую очередь, более развитую Манчжурию захватили.
И только потом остальной Китай.

Войны ведутся, всё же, в первую очередь из-за ресурсов, а уж потом «идеологии».
И в неизбежном нападении Германии, даже имея данные о «минском направлении» удара, Сталину приходилось учитывать вероятность «интереса» Гитлера к Украине.
Так что, дело не в «неудачном расположении» войск.
И скорей всего, именно с «ведома» Сталина был усилен Юго-Западный округ большим количеством войск, чем Западный.
В конце концов, эти округа и по размеру разные, и по условиям их обороны.
Другое дело, вряд ли Сталин мог предполагать, что ГШ и генералы настолько «начудят» в подготовке отражения, а тот же Павлов откровенно сдаст округ на избиение.
На весь (!) белорусский округ у Павлова было заготовлено аж целых 300 т топлива—шесть современных цистерн, для всей техники округа.
В расследованиях у Ю. Мухина по этому вопросу здорово показано, как Павлов потом выкручивался на следствии.
То, заявляя о заговоре и предательстве, то, отказываясь от своих же показаний.
Видимо надеялся, что сможет легко отделаться, и не рассчитывал, что на расстреле будет настаивать именно его старый друг и начальник. Г. К. Жуков.
Не зря же Павлов (по к/ф о Жукове «Битва за Москву» Ю. Озерова) пытался «прикрываться» тем, что все распоряжения из ГШ говорят якобы только о том, чтобы «не поддаваться на провокации».
Мол, до 22-го июня, в официальных документах ГШ не было ни с лова о том, чтобы приводить войска Западных округов в «полную», или хотя бы в «повышенную» (частичную) боевую готовность.
Только указания «не поддаваться на провокации»!!!
При этом этот «диалог» показан без свидетелей, и мог быть написан только со слов Г. К. Жукова.

Кто ж посмеет уличить Г. К. Жукова в том, что этого разговора просто не было?
Вот только не все документы, в которых говорится о приведение приграничных округов в боевую готовность, после войны смогли уничтожить.
Да и офицеры этих округов, свидетели предвоенных дней, оставили свои воспоминания.

А немцы, в захваченных штабных документах РККА, действительно не нашли ничего «агрессивного», что можно было бы предъявить «цивилизованному миру», для оправдания своего нападения, для подтверждения своего заявления от 22-го июня, после нападения на СССР.

В этом плане Сталин Гитлера переиграл, не оставив ни одного письменного документа, где говорилось бы о приведении Западных округов в полную, или хотя бы повышенную боевую готовность, перед 22-м июня.
Отсутствие прямых письменных указаний к подготовке отражения агрессии, обеспечило историков работой на долгие годы.
А всё делалось под видом плановой учебной подготовки войск. Либо распоряжения отдавались устно.
Вроде бы в журналах посещений Кремля, где-то 24 мая 41-го, отмечено «совещание» почти всех высших командиров РККА у Сталина.
Протоколов этого «совещания» нет.
Но историки, типа соколовых-солониных однозначно заявляют, что на том совещании обсуждалось исключительно будущее нападение на Германию «23-го июня».
И ни один из бумагомарателей не упоминает о Совещании у Сталина 12 июня 1941 года, на котором обсуждался вопрос готовящегося 22 июня нападения Германии на СССР. Указания руководства страны выполнили только военные моряки…

Но самое главное.
Никто ещё не написал, что Сталин с детства «любил мучить животных и отрывать лапки тараканам».
Т. е., «кровожадным» деспотом он всё же не был.
И не просыпался каждое утро с мыслью — кого бы «замочить»!
Не было у него точных данных о преступном умысле Жукова, вот и не поставил того к стенке.
Ограничился тем, что через неделю после суда над Павловым, 29-го июля 41-го, снял генерала армии Г. К. Жукова с должности начальника ГШ, за «слабый контроль за подчиненными», и отправил командовать Резервным фронтом, готовить «Ельню». А наркома, в звании маршала, вместо этого Павлова, на Западный фронт, устранять «недостатки».
Потом этот маршал всё норовил слинять с фронта. А Жуков норовил сдать столицу осенью 41-го, перенести штаб своего, к этому времени, Западного фронта, за Москву.

Но формально, действительно Сталин «виноват» в том, что общее размещение войск вдоль границы, которое «привело» к прорыву немцами всей обороны, было осуществлено с его «ведома»
Сталин «несёт ответственность» за лето 41-го, как официальный руководитель государства.
Но черти прячутся в деталях: там не подвезли, там не исполнили, там не туда отправили и т. д. и т. п.

Но «виноват», во всём т. Сталин!!!

И когда виноватили все эти 50 лет его одного, что-то не каялись конкретные исполнители своих конкретных обязанностей.
А вся проблема в размере «ГРЕХА» — чуть не погибшая страна и почти 28 млн. жизней.

Но впрочем, Г. К. Жуков в конце жизни как-то признал, мол, да, я несу ответственность за 41-й год, но тут же добавил, «а кто ответит за 42-й?».
А в ответ тишина...
Желающих покаяться больше не было.
Хотя Сталин ещё в 45-м «предлагал» это сделать — покаяться.
Так что нет ничего странного в том, что Сталин не поставил начальника ГШ и наркома обороны к стенке за 41-й год летом 41-го, вместе с Павловым Д. Г..
Нас приучили, что тогда расстреливали «просто так».
(… вот факты: осуждено всех категорий военнослужащих по всем основаниям 58 статьи УК РСФСР: 1937 г. — 4 079, 1938 г. — 3 132, 1939 г. — 1 099, 1940 г. — 1 603.  К расстрелу приговорено (за весь период) — 1 634.  При Берии масштабы репрессий были снижены в 21,5 раз, в том числе в отношении военных: по арестам в 10 раз, по увольнениям — в 61 раз.  К 1 мая 1940 г. — 12 461 военнослужащий восстановлен в РККА, а к 22 июня 1941 г. — 15 000.
Так чем вы докажите, что Сталин был дьявол? — ред.)

Вот и удивляемся «странной» гуманности Вождя.
В наши дни этих «героев» если и не наградят, то уж точно не отдадут под суд.

Фантазий о Сталине гуляет много. Одна смешней другой...
Множество «версий» выдвигается и на данную тему.
То хотел напасть «23 июня».
То спустя полгода, год.
То не просто «хотел», а «должен» был напасть, под давлением «обстоятельств», через полгода, год, превентивно.
То лично виноват в «не выгодном» размещении войск, вдоль границы, что и привело к поражению летом 41-го, то по его личному распоряжению (и, наверное, по просьбе Гитлера) топливо слили у танков и самолётов как раз на 21–22-е июня!
А, правда, о нём только одна.

И она очень не удобная, что для «комуняк», что для любителей Запада, что для современных телепатриотов.

Источник: og.com.ua

 

Комментарии     Перейти к форме написания комментария

Комментариев нет

Оставить свой комментарий

Для комментирования материалов необходимо зарегистрироваться 

Я уже зарегистрирован

e-mail *

Пароль *

 

Запомнить меня

Я хочу зарегистрироваться

e-mail *

Пароль *

Повторите пароль *

Как Вас называть на сайте *

Код с картинки *